dcsimg
Английский сайт Французский сайт Испанский сайт Русский сайт Арабский сайт Китайский сайт Заголовок УВКПЧ


Header image for news printout

Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках представляет предварительные результаты своего визита в Кыргызскую Республику

БИШКЕК (13 декабря 2011 года) – По завершении своего визита в Кыргызскую Республику, предпринятого с 5 по 13 декабря 2011 года по приглашению правительства страны, специальный докладчик ООН по вопросам пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения и наказания г-н Хуан Э. Мендес сделал следующее заявление:

Я хотел бы выразить благодарность Правительству Кыргызской Республики за данное приглашение и за сотрудничество при организации и проведении визита. Я благодарен всем, с кем имел встречи, в том числе представителям государственных органов, гражданского общества, адвокатам и правозащитникам, а также лицам, содержащимся под стражей и жертвам пыток и жестокого обращения, с которыми я беседовал в городах Бишкек, Ош и Джалал-Абад. Я также выражаю свою признательность расположенному в Бишкеке Региональному офису УВКПЧ по Центральной Азии, а также миссии УВКПЧ в городе Ош за поддержку при подготовке и проведении миссии.

Цель моего визита состояла в обсуждении с основными заинтересованными сторонами разнообразных вопросов, связанных с моим мандатом, а также в том, чтобы на условиях объективности и беспристрастности оказать помощь Правительству в его усилиях по предупреждению любых случаев жестокого обращения и искоренению практики применения пыток. Главнейшей составной частью моего посещения было проведение встреч с лицами, находящимися в различных местах заключения и предоставление доклада об условиях их содержания и обращения с ними. В этой связи мой доклад будет направлен на продвижение подотчетности за злоупотребления, пытки и жестокое обращение, а также привлечение к ответственности предполагаемых нарушителей закона в соответствии с международным правом. 

Установление фактов в рамках моего визита может быть эффективным только при условии, если я пользуюсь полной свободой при сборе сведений. В этой связи я хотел бы выразить мою признательность Правительству за содействие в обеспечении беспрепятственного доступа в места содержания под стражей. В общем и целом такой доступ был предоставлен в следственных изоляторах (СИЗО) в структуре Государственной Службы Исполнения Наказаний (ГСИН). Однако с сожалением должен отметить, что в некоторых случаях мне приходилось ждать, пока дежурные сотрудники изоляторов временного содержания (ИВС) получали разрешение от вышестоящего руководства. В двух случаях мне пришлось прервать свое посещение по причине того, что налагаемые ограничения были неприемлемыми для используемых мной методов работы.

Я пользуюсь настоящей возможностью, чтобы поделиться некоторыми предварительными фактами и выводами:

Пытки и жестокое обращение

Я пришел к выводу, что использование пыток и жестокое обращение являются широко распространенным явлением, и они обычно применяются оперативными сотрудниками Министерства внутренних дел в первые часы после задержания и допроса в целях получения признательных показаний. Я получил многочисленные жалобы о применении пыток, при этом методы пыток в основном заключаются в удушении с использованием целлофановых пакетов и противогазов, избиениях руками и дубинками, и применении электрошока. Пытки применяются сотрудниками органов внутренних дел при задержании и в течении первых часов неформального расследования. Случаи жестокого обращения чаще всего отмечались при задержании сотрудниками милиции, в изоляторах временного содержания (ИВС), служебных кабинетах сотрудников уголовного розыска МВД, а также местах содержания под стражей Государственного Комитета Национальной Безопасности (ГКНБ). Использование пыток при расследовании дел сотрудниками следственных органов МВД поощряется доверием судебной системы к полученным признательным показаниям.

Расследование жалоб на применение пыток

Мою озабоченность также вызывает тот факт, что отмечается серьезный дефицит достаточно скорых, эффективных, тщательных и беспристрастных расследований по фактам применения пыток и случаев жестокого обращения, также наблюдается недостаточный уровень преследования в отношении сотрудников правоохранительных органов. Временное Правительство предприняло попытки пресечь и применить меры уголовного характера в отношении злоупотреблений, связанных с мерами по пресечению событий июня 2010 года. Тем не менее, попытки расследования по фактам пыток и жестокого обращения в целом оказались малоэффективными в части проведения своевременного, тщательного и независимого следствия, отправления правосудия и соблюдения стандартов справедливого судебного разбирательства. Мне сообщили о многочисленных случаях коррупции при отправлении правосудия в рамках уголовного судопроизводства.

Открытое признание существования пыток и жестокого обращения со стороны Генерального прокурора и изданные в апреле и сентябре 2011 года Генеральной прокуратурой приказы являются отчетливой демонстрацией политической воли в сфере борьбы с пытками и жестоким обращением путем, в частности, усиления прокурорского надзора и контроля за упущениями органов прокуратуры при расследовании случаев пыток и жестокого обращения. С другой стороны, мне не было предоставлено информации об издании подобных распоряжений со стороны руководства Министерства Внутренних Дел, в которых осуждались бы пытки и жестокое обращение или содержались бы недвусмысленные указания на то, что применение пыток или жестокое обращение со стороны сотрудников данного ведомства будут рассматриваться как неприемлемое явление и что любое должностное лицо, уличенное в применении пыток, будет привлечено к ответственности.

Представители государственных органов, с которыми я имел беседы, не могли назвать ни одного случая вынесения обвинительного приговора судом в отношении должностного лица за применение пыток или за жестокое обращение. В течение десяти месяцев 2011 года было возбуждено восемь уголовных дел в отношении сотрудников МВД, при этом только два дела были переданы в суд и решения по ним суд до сих пор не вынес.

Следует также отметить, что с момента внесения в 2003 году в Уголовный кодекс статьи 305-1, по данной статье не было вынесено ни одного обвинительного приговора за применение пыток, случаев возбуждения уголовного дела по этой статье также практически не было. Мне стало известно, что за 9 месяцев 2011 года, Генеральной прокуратурой было получено 200 заявлений о превышении полномочий и 31 заявление о применении пыток, из которых по 13 случаям было начато уголовное расследование, а по 18 делам следствие было прекращено. За тот же период времени меры дисциплинарного характера были применены в отношении 36 должностных лиц, обвинительных приговоров вынесено не было.
Нам сообщили, что  в 2011 впервые 5 сотрудников органов внутренних дел были осуждены за превышение полномочий. Они получили отсрочку приговора, и их дела могут быть обжалованы.

Отправление правосудия

Во всех посещенных мною местах содержания под стражей, большинство задержанных отмечали, что суд выносил решение об избрании меры пресечения в течение первых 48 часов с момента из задержания. Однако в судебном заседании, по мнению задержанных, судьи и предоставляемые государством адвокаты лишь формально подтверждали решение, вынесенное следователем вместо того, чтобы провести расследование по факту или хотя бы выяснить у задержанных обстоятельства их задержания сотрудниками органов внутренних дел. Практически все задержанные отмечали, что они подвергались избиениям или иным формам жестокого обращения в период с момента их задержания и доставления в отделение милиции в целях получения от них признательных показаний под пыткой. Другим фактором, усложняющим отправление правосудия является коррупция, которая воспринимается как явление, носящее повсеместный характер.

Другие жалобы, полученные в отношении отправления правосудия, касались неэффективности, медлительности при рассмотрении дел в суде и коррупции; в результате многие лица находятся в местах лишения свободы, непригодных полностью для длительного заключения и в условиях предварительного следствия до одного года.

Условия содержания задержанных и осужденных лиц

Условия в посещенных мною ИВС и СИЗО были различными: от приемлемых (СИЗО № 1 в г. Бишкек и СИЗО № 25 в г. Ош) до неудовлетворительных (большинство ИВС) вплоть до неприемлемых (антисанитария, отсутствие вентиляции, окон или дневного света в Карасуйском районе Ошской области). Содержащиеся под стражей лица размещаются в старых зданиях, некоторые здания построены в 40-х годах прошлого века. В ИВС отмечено полное отсутствие медицинских услуг, такие услуги оказываются во всех случаях сотрудниками скорой помощи.

Размещенные в подвальных помещениях СИЗО № 1 и исправительного учреждения № 47 лица, приговоренные к пожизненному лишению свободы, находятся в ужасающих условиях, ввиду отсутствия специальной колонии для данной категории осужденных. Камеры, в которых они размещены, предназначаются для задержания на срок не более 24 часов. Условия их содержания являются неприемлемыми.

Я признаю, что значительная часть выявленных проблем обусловлена недостатком финансовых средств и призываю международных доноров оказать поддержку правительству в его стремлении улучшить условия содержания осужденных лиц. Однако есть возможность предпринять ряд важных шагов, которые не связаны с финансовыми ресурсами, в частности, создание более серьезных правовых и процессуальных гарантий. Кроме того, более широкое применение мер, не связанных с лишением свободы в отношении осужденных лиц, в особенности за менее тяжкие преступления, может значительно способствовать обеспечению более гуманных условий содержания под стражей.

Я хотел бы выразить благодарность Правительству за приглашение посетить Кыргызскую Республику и за содействие при проведении успешной миссии, выражаю надежду на долгосрочное сотрудничество с Правительством в деле борьбы с пытками и случаями жестокого обращения.