dcsimg
Английский сайт Французский сайт Испанский сайт Русский сайт Арабский сайт Китайский сайт Заголовок УВКПЧ


Header image for news printout

Специальный докладчик ООН по пыткам представит предварительные результаты своего визита в Республику Таджикистан, 10-18 мая 2012

English | Tajik

ДУШАНБЕ (18 мая 2012) - По завершению своего визита в Республику Таджикистан, который был проведен по приглашению Правительства с 10 по 18 мая 2012 года, Хуан Е. Мендез Специальный Докладчик ООН по пыткам и другим формам жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения или наказания сделал следующее заявление:

Прежде всего, мне хотелось бы выразить свою благодарность за полное сотрудничество, оказанное в ходе моего визита со стороны Правительства Республики Таджикистан. Моя миссия может быть полностью эффективной только при условии предоставления неограниченной возможности проводить исследования. В этом отношении, я благодарен представителям соответствующих структур власти, которые предоставили мне неограниченный доступ во все места лишения свободы без предварительного уведомления, а также позволили мне проводить беседы с заключенными наедине, хотя в некоторых случаях была лишняя подготовленность и предварительная организация.

За последние два года Таджикистаном были введены изменения в нормативную структуру, включая недавнее внесение нового положения в уголовном законодательстве в апреле 2012 года, предусматривающее определение пыток и наказание за применение пыток.

Мы приветствуем внесение поправок в материальное и процессуальное законодательство, а также внутренние положения и инструкции, которые приняты  различными органами. Мы также приветствуем инициативу правительства по проведению широкомасштабной кампании по усилению информированности относительно запрета применения пыток, как в международном, так и национальном законодательстве. Трудно оценить на данный момент непосредственное воздействие таких инициатив на возможность граждан пользоваться и применять свое право на  физическую  и умственную  целостность. Они потребуют значительных усилий и приверженности со стороны высших эшелонов национальных властей и заявления о так называемой «нулевой терпимости» к пыткам.  На данный момент, на мой взгляд, большая часть представителей правительства, с которыми я встретился, удовлетворены внесением нормативных изменений и полагают что этого достаточно. Однако, если нет признания того, что проблема плохого обращения существует, не зависимо от того носит ли она систематичный характер или нет, проблема плохого обращения не исчезнет.  Наоборот проблема будет усугубляться, как только внимание переключится на другие вопросы.

Новое правовое определение пыток в статье 143 Уголовного Кодекса направлено на то, чтобы привести положения об этом преступлении  в соответствие с международным правом. Наказание в виде пяти лет лишения свободы, однако, не соответствует обязательству рассматривать пытки как тяжкое преступление, за совершение которого предусмотрено соответствующее наказание, так как в законодательстве включена возможность   применения амнистии и других форм снижения или облегчения наказания.  Я обеспокоен тем, что мягкие меры  наказания не являются сдерживающим фактором для применения пыток. По некоторым случаям было проведено серьезное расследование, осуждение и наказание за  применение пыток, но до внесения поправок в Уголовный Кодекс такие преступления были рассмотрены как «халатность», «злоупотребление должностным положением» или «злоупотребление властью», и, таким образом, подвергались незначительным санкциям, снижению срока наказания и амнистии.

Также, Уголовно Процессуальный Кодекс включает исключительное правило (статья 88.3) в соответствии с положениями Конвенции против Пыток которое указывает, что признание и заявления, сделанные под пытками или в результате жестокого обращения, не могут быть использованы в ходе уголовного расследования против обвиняемого.  Несмотря на то, что данная норма действует  уже некоторое время, насколько я понимаю, она никогда не была применена судом для того, чтобы исключить использование показаний, полученых недозволеными методами. Несколько адвокатов защиты сообщили мне, что зачастую они не имеют доступа к документации по делу, а сами решения и приговоры не поясняют на каких доказательствах они основаны. Все это ведет к заключению что признания, полученные с применением насилия, остаются главным методом расследования для правоохранительных органов и органов прокуратуры. В этой связи, нам рассказали о некоторых делах, в ходе которых подзащитные опровергали свои признания, как только представали перед судом или прокурором, однако, их обвинения были отвергнуты как необоснованные, несмотря на видимые следы пыток. Мы не услышали ни об одной инстанции, которая проводит независимое расследование по обвинениям в применении пыток, несмотря на четкие стандарты, предписанные в международном праве. Судебные эксперты, которые должны рассматривать такие доказательства, не располагают необходимым оборудованием и не обучены проводить такую работу. Стамбульский Протокол по выявлению пыток не применяется этими специалистами, которые, помимо всего прочего, не могут гарантировать полной научной или профессиональной независимости от правоохранительных органов.

Конституционный Суд на этой неделе впервые заслушал   дело  о конституционном соответствии  процессуальной нормы, относящейся к применению пыток.   Я надеюсь, что письменное решение по этому и двумя предстоящим  делам будут содержать четкое руководство по расследованию и наказанию фактов применения пыток, доступа защиты и общественности к доказательствам и расследования по аналогичным запросам, прозрачность и эффективность прокуратуры в выполнении этих важных функций. 

В рамках данных предварительных замечаний позвольте сказать, что давление на заключенных, в качестве средства получения признания, зачастую практикуется в Таджикистане в различных формах, включая угрозы, побои (кулаками, ногами, а также другими тяжелыми предметами) иногда с применением электрошока. Я не могу сказать, что такая практика снизилась или является систематической на данный момент, однако я убежден, что такие случаи происходят достаточно часто и в разных местах и, в этой связи, потребуются огромные скоординированные усилия для того, чтобы прекратить или значительно снизить применение подобных методов. Для достижения этой цели, усилия должны быть сфокусированы на ранних стадиях задержания, в частности через эффективное применение существующей нормы по доступу к адвокату с момента задержания.  Я надеюсь, что закон об адвокатуре, который на данный момент находится на обсуждении, будет способствовать усилению данного требования  и поможет найти способы его применения на практике, а также создаст стабильную систему оказания независимых и  солидных правовых услуг для нуждающихся в правовой защите в ходе уголовного преследования. Задачи, поставленные перед органами расследования относительно достижения высокого уровня раскрываемости преступлений  ведет к неизбежной практике получения показаний путем применения любых методов, которые помогут достичь результатов.

Передача большинства  мест  предварительного задержания (СИЗО) в Министерство Юстиции, кажется, привело к улучшению физических условий и обращения с заключенными, которые содержатся в этих центрах. Аналогично я должен поздравить Министерство Юстиции за гуманные и соответствующие условия, которые мы увидели в тюрьмах «строгого» и «усиленного»  режима. Открытые помещения и места проживания во всех режимах, кроме «тюремного» позволяет поддерживать человеческий контакт среди заключенных, а также предоставляются нормальные условия для проведения долгих семейных свиданий. Питание и возможность работать также должны быть отмечены положительно. Медицинские услуги ограничены, но следует отметить что медик и санитар постоянно на дежурстве. Религиозные услуги также предоставляются. Моим основным замечанием  является то, что закон предоставляет недостаточные   и короткие семейные посещения, которые проводятся через стеклянный барьер и без физического контакта. Короткие визиты даже более ограничены в «строгом» и «усиленном» режиме. Складывается впечатление, что система строга к заключенным и таким образом несправедливо наказывает их близких. В отношении пожизненных заключенных недавние поправки в закон фактически внесли ненужные и необъяснимо суровые ограничения семейных посещений и получения передач. Вся система пожизненного заключения основана на  очень ограниченном контакте  между заключенными, включая в некоторых случаях, одиночное заключение. Семейные посещения, которые предусмотрены раз в год только подчеркивают вынужденную изоляцию этих заключенных.

Мы посетили места временного содержания (ИВС), которые предусмотрены для краткосрочного содержания в рамках Министерства Внутренних Дел или Государственного Комитета по Национальной Безопасности. Мы также обнаружили, что в этих центрах поддерживается чистота и порядок, некоторые из них были недавно покрашены и отремонтированы. Мы были удивлены небольшим количеством заключенных в этих центрах, но у нас была возможность провести беседы с ними. У заключенных не было жалоб относительно обращения со стороны охраны ИВС. Когда заключенных во  время их короткого пребывания в ИВС приводят в органы дознания, именно там, по всей вероятности, они подвергаются жестокому обращению.

Я озабочен недостаточным количеством механизмом защиты от незаконной экстрадиции или выдачи между странами, так как отсутствует возможность юридического рассмотрения данных мер, которые зачастую проводятся правоохранительными органами под руководством Генеральной Прокуратуры.  Конвенция по Юридической Помощи по гражданским и уголовным вопросам, принятая в Минске в 1993 года и другие соглашения между странами СНГ и Шанхайское Соглашение по Сотрудничеству, содержат общие положения по защите от плохого обращения, а с другой стороны, они действуют более конкретно в области  международного сотрудничества в области правопорядка. Результатом этого является фактическое отсутствие гарантий выполнения запрета на выдачу, предусмотренного в системе международного права в случаях, когда человек может подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему честь и достоинство обращению.

Я буду готовить более подробный отчет для Правительства Республики Таджикистан и включу ряд рекомендаций, которые будут способствовать борьбе с пытками и жестоким обращением. На данный момент хотелось бы еще раз поблагодарить за приглашение и полный доступ, которые мне были предоставлены в ходе миссии.  Я также хочу поблагодарить всех членов моей команды, сотрудников Управление Верховного Комиссара по Правам Человека и ПРООН в Таджикистане за координацию, двух отличных переводчиков и коллег из международного сообщества, находящихся в Таджикистане за высказанные  мнения. Также хотелось бы поблагодарить гражданское сообщество Таджикистана и независимых юристов за помощь в организации встреч с жертвами и их семьями, и выразить свою поддержку тем важным усилиям, которую прилагают жертвы пыток, их родственники и правозащитники Таджикистана.  

Мандат Специального Докладчика по пыткам охватывает все страны, независимо от того была ли страной ратифицирована Конвенция* против Пыток и другого Жестокого, Бесчеловечного или Унижающего Обращения или Наказания. Республика Таджикистан ратифицировала Конвенцию в 1995.

(*)Для полной версией Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унизительных видов обращения или наказания обращайтесь:: http://www2.ohchr.org/english/law/cat.htm

Справка

Хуан Е.Мендез (гражданин Аргентины) был назначен Советом ООН по правам человека Специальным Докладчиком по пыткам и другим жестоким бесчеловечным видам обращения или наказания в ноябре 2010 года. Он  не зависит ни от какого правительства и служит в личном качестве . Г-н Мендез посвятил свою юридическую карьеру защите прав человека, и имеет богатый опыт правозащитной деятельности на американском континенте. Он является профессором права в Американском Университете – Вашингтонском Колледже права. Он был со-председателем Института прав человека Международной ассоциации юристов в 2010 -2011 годах. Г-н Мендез также занимал пост Президентa Международного центра по вопросам правосудия переходного периода (ICTJ) до 2009 года, и был Специальным Советником Генерального Секретаря ООН по предупреждению геноцида с 2004 по 2007 год, а также советником по  предупреждению преступности Прокурора  Mеждународного Уголовного Суда в 2009 -2010 годах. Для того, чтобы узнать больше, пройдите по ссылке: http://www2.ohchr.org/english/issues/torture/rapporteur/index.htm

Страновая страница OHCHR  – Таджикистан:  http://www.ohchr.org/EN/Countries/ENACARegion/Pages/TJIndex.aspx

Для большей информации и справок для СМИ, предлагаем связаться с Шушан Хачьян (+41 79 444 4702 / sr-torture@ohchr.org :sr-torture@ohchr.org или с Лилией Захариевой (+992 985 618115 / Lilia.Zaharieva@undp.org<mailto:Lilia.Zaharieva@undp.org>)

За справками для СМИ, относящимся к другим независимым экспертам ООН обращайтесь: Хавьер Селайя, Отдел по работе с СМИ Управления ООН по правам человека (+ 41 22 917 9383 / xcelaya@ohchr.org<mailto:xcelaya@ohchr.org>)

Управление ООН по правам человека, предлагаем следовать за нами в социальных сетях:
Facebook: https://www.facebook.com/unitednationshumanrights
Twitter: http://twitter.com/UNrightswire
Google+ gplus.to/unitednationshumanrights
YouTube: http://www.youtube.com/UNOHCHR

Присоединяйтесь к нам поговорить о правах человека на Рио-20, используйте #RightsRio