dcsimg


Header image for news printout

Международная конференция о правозащитном подходе к конфликтным ситуациям в арабских странах, Доха (Катар)

Вступительные замечания заместителя Верховного комиссара ООН по правам человека Кейт Гилмор

20 февраля 2017 г.

Дамы и господа, коллеги, друзья,
[официальные приветствия]

Я хочу поблагодарить Правительство Катара за любезное гостеприимство; Национальный комитет по правам человека в Катаре за их великодушное сотрудничество и всех, кто присутствует здесь сегодня за солидарность, которая благодаря вашему присутствию стала осязаемой, настоящей и такой многообещающей.

Для Управления Верховного комиссара по правам человека действительно большая честь находиться рядом с вами сегодняшним утром, и именно мне предстоит передать наши приветствия, в частности, от самого Верховного комиссара Зейда Раада аль Хусейна. Я едва ли могу заменить его, но от его имени и по его просьбе я передаю вам его наилучшие пожелания, глубокое уважение и искреннюю признательность за то, что вы присутствуете здесь сегодня.

Я хочу передать его особую благодарность г-ну Али Аль-Марри из катарского Комитета по правам человека за его необычайные усилия и лидерство, сделавшие возможным сегодняшнее собрание выдающихся умов, и я снова благодарю вас всех как представителей государственных министерств, национальных правозащитных учреждений, равно как и активистов, деятелей гражданского общества и практикующих специалистов на национальном, региональном и глобальном уровнях. Благодарю за то, что вы пришли.

Дамы и господа, друзья,

Все мы, даже будучи еще маленькими детьми, хотим, чтобы к нам относились с уважением, хотим, чтобы уважали наше чувство собственного достоинства; у всех есть стремление к здоровью и благополучию, чтобы радовать наши семьи; стремление к устойчивому миру и безопасности в наших собственных общинах - эти золотые нити связывают всех нас. Наше общее желание прожить жизнь в безопасности; обрести личный мир, когда в обществе бушует насилие; быть принятыми и уважаемыми вместо того, чтобы подвергаться ненависти, подавлению или изоляции; видеть, как перед нами разворачивается то, что несет яркий луч надежды, а не темную и гнетущую несправедливость - порождаемое ненавистью жалкое уменьшение достатка, ограничивающее перспективы, возможности, цели, спокойствие.

Была ли то жажда иметь чувство собственного достоинства, что лежала тяжким грузом на сердце уличного торговца из Туниса Мохамеда Буазизи, который поджег себя 17 декабря 2010 года?

Конечно, его трагическое самосожжение стало выражением наивысшей концентрации отчаяния народа, несправедливо и жестоко лишенного своей собственности, но оно также стало поворотным моментом, который привел к пробуждению народа, охватившему целый регион; пробуждением, которое, главным образом, было вызвано стремлением к более достойной жизни и личным осознанием, что "у меня тоже есть права". Что "я тоже рожден равным в достоинстве и правах".

Из-за всей этой грубой красоты общественных призывов по всему региону к равенству, к справедливости; призывов к тому, чтобы покончить с жизнью в оковах или в опасности и жить в условиях свободы и возможностей; из-за всей силы и ожидания, что эта естественная надежда и стремления данного региона возродятся, с декабря 2010 года мы увидели, к нашему глубочайшему сожалению, что там, где институты, инфраструктура и вдохновляющее лидерство не справились со своей задачей, стремление людей к чувству собственного достоинства оказалось в значительной степени не реализовано.

От Ирака до Ливии, в Сирии и Йемене стремление стряхнуть тяжеловесные политические системы, которые жестоко, недостойно и несправедливо пеклись лишь о собственном благополучии, привело не к расцвету свободы, но к невыносимому упадку.

Люди умирают тысячами; перемещаются миллионами; и бесчисленное количество людей остается без дома, без работы и без надежды.

Верховенство права не восторжествовало. СМИ не стали свободными и плюралистическими. Критика подавлена.

Оппозиция уничтожена. На правозащитников нападают. Дискриминация по причинам, непростительным в соответствии с международным правом, превратила районы, некогда наполненные взаимным уважением, в кровавый конфликт.

Милитаризация идеологических движений; вторжение внешних игроков; ухудшающиеся экономики и несправедливая государственная стратегия; необузданная безнаказанность: все это стало топливом для тлеющих углей сектантских, этнических и национальных расколов, которые затем подожгли саму структуру целых общин и народов.

Сегодня и правительственные силы, и негосударственные вооруженные группы, движимые жаждой выгоды, которую дает власть, могут действовать с уверенным расчетом на то, что, по всей вероятности, их никогда не привлекут к ответственности за нарушения, которые они решились совершить.

Дамы и господа, друзья,

Так как этот вопрос касается выполнения обязательств власти перед теми, кто власти не имеет, поддержка прав человека является сложной задачей даже в условиях мира. Но не поймите превратно: международное право предусматривает выполнение наших обязанностей по защите прав даже в период конфликта.

В этом контексте тот факт, что лишь два государства на Ближнем Востоке и в Северной Африке ратифицировали Римский статут Международного уголовного суда, является неприемлемым.

Механизмы обеспечения подотчетности, такие как МУС, не просто важны как крайние средства привлечения лиц к ответственности за уже совершенные преступления; они являются основными шагами к неповторению, служат сдерживающим средством, предупреждающим повторные преступления, и они действительно говорят о том, что власть имущие должны отвечать перед теми, кого они обязаны защищать.

Вооруженный конфликт является как кратковременным, так и долгосрочным противоречием правам человека: потеря жизни; разрушение инфраструктуры; массовые перемещения; потеря источников средств к существованию; и длительная коллективная травма: таким образом, права человека и верховенство права могут быть самыми мощными средствами для предупреждения нестабильности, конфликта и насилия в обществах.

История учит нас тому, что несправедливость и маргинализация приводят к недовольству; что, когда это недовольство достигает критической массы, оно выливается в народные восстания. Когда эти восстания не приводят к надлежащему и демократическому процессу, их последствиями являются конфликт и насилие. Таким образом, в том числе и для предупреждения конфликта, строгое соблюдение правозащитных принципов является не только обязательным с точки зрения нравственности и правомерным, но также дает стратегическое преимущество.

Дамы и господа, коллеги,

Все деятели правозащитного сообщества вместе с нашим Управлением имеют более широкое поле для деятельности в мирное время, нежели во время конфликта. И мы должны быть уверены, что предупреждение эскалации путем поощрения и защиты прав является более рациональным, эффективным, выполнимым и прагматичным, чем оружие, беспилотные летательные аппараты и бомбы. Миростроительство, предотвращение конфликта и насилия могут быть достигнуты. Но они требуют того, чтобы мы восстановили и сделали демократическими наши политические структуры; укрепили наши национальные институты и поддерживали верховенство права. Это означает способствовать независимости судебной системы, свободе прессы и неприкосновенности гражданского общества. В этом вопросе быстрое обучение на примере передовых практик в других странах становится более осуществимым, если взять за руководство международные правовые и нормативные системы.

Во все более взаимосвязанном и переплетенном мире несчастья миллионов страдающих жертв где бы то ни было повлияют на жизнь во всех точках земного шара - раньше или позже.

Ни одна стена или граница; ни особая идентичность или редкая привилегия; ни системы слежения или беспилотный летательный аппарат; ни глубокая враждебность или столь редкая дружба на этой планете не могут отдалить нас друг от друга настолько, чтобы ваши права не касались меня; мои права не касались вас; и их права не брались бы в расчет. Не существует такого расстояния на этой маленькой планете, разве что в фантастических, зловещих и разрушительных идеологиях популистов, которые извлекают выгоду из отчаяния и разочарования.

Движущийся песок означает, что великолепные и таинственные пустыни этого региона постоянно меняются, но при этом всегда остаются теми же. Человеческая культура, традиции и их проявления являются уникальными, всегда меняющимися, разными и разнообразными, как пески в этой пустыне. И несмотря на это мы всегда каким-то образом остаемся теми же, просто людьми. Универсальные и неделимые, как песок неотделим от пустыни.

В конце концов, мы не Одинаковые Нации, но мы должны быть Объединенными Нациями, объединенными нашим общим достоинством и правами и их защитой, и объединенными в борьбе против того, что может разобщить нас.