Header image for news printout

Глобальные трудности в области прав человека

​Выступление Верховного комиссара ООН по правам человека Зейда Раада аль Хусейна в Центре по вопросам здравоохранения и прав человека Джонса Хопкинса

 

12 апреля 2017 г.

Дамы и господа,

Не думал, что вернусь в свой первый - и сформировавший меня - университет в такое время. Я пытаюсь мысленно вернуться на 30 лет назад, когда я был здесь, в Балтиморе, в предвкушении, но не зная, что делать со своей маленькой жизнью; меньше всего я мог предположить, что вернусь сюда в качестве главы ООН по правам человека. Что я вернусь в период такого беспорядка, несостоятельности и насущной необходимости защищать права человека. Даже в самых сентиментальных размышлениях я не мог предвидеть такое будущее. Мы просто не знаем и никогда не можем знать наверняка.

Выступая здесь, в одном из нескольких университетов мира, которые уделяют серьезное внимание этой сфере, с учетом того, что Университет Хопкинса создал в 2004 году центр по вопросам здравоохранения и прав человека здесь, в Блумбергской школе здравоохранения, я подумал, разве я не стал, сам того не зная, соучастником тайного замысла Хопкинса обеспечить господство прав человека! Джейсон Борн в сфере прав человека, за вычетом внешности! Это хитрый план, который я полностью поддерживаю, да и разве у меня есть выбор!

Но сегодняшние трудности в области прав человека являются далеко не кинематографическим вымыслом, хотя они такие же головокружительные по своим масштабам и сложности. И наш успех перед лицом этих нападок на права человека не будет зависеть от поисков одного единственного героя. Наоборот, наше будущее во всем мире переплетено и взаимозависимо. Мы все должны стремиться обеспечить участие каждого, работать вместе ради взаимного уважения достоинства, а не разрушения. И это задача для действительно храбрых людей.

Ведь конфликты разрывают на части народы и общины, разрушая человеческие судьбы, особенно в моем родном регионе, на Ближнем Востоке. Там и в других местах лидеры нарушают или подрывают глобальные ценности - основополагающие, издавна существующие, с таким трудом достигнутые международные соглашения и право. Право!

Досаждающее власти, рыщущей в поисках добычи, как и должно быть, международное право содержит в себе глобальные ценности: основополагающие обязательства поддерживать равенство всех людей; уважать универсальный характер прав человека; использовать многосторонние процессы и работать вместе над поиском решений глобальных проблем. Международное право в области прав человека, беженское право, гуманитарное право, уголовное право: все это основополагающие обещания стран всего мира, от которых даже во времена войны зависит минимальный достойный уровень жизни.

Но сегодня государства, которые писали эти законы и соглашались на них, все чаще бросают вызов их основам или стремятся подорвать и даже разрушить эти основные стандарты в области прав человека. Я говорю о таких вещах не для того, чтобы разочаровывать или провоцировать. Я не добиваюсь ни вашего отчаяния, ни вашего гнева. Однако я хочу показать вам часть симптомов того, что, на мой взгляд, стало глобальным недугом по причине воздействия и последствий того, где и когда власть проявляет себя самым разрушительным и жестоким образом.

Все более ожесточенные бои в Сирии в течение уже более шести лет привели к такому уровню безнравственности воюющих сторон, что они стали нападать на мирных жителей и гражданские объекты, которые охраняются законом. За последний год поступило 336 сообщений о нападениях только на медицинские центры. Эти нападения сторон конфликта настолько жестоки и очевидно намеренные, что больница стала считаться самым опасным местом в Сирии.

Медицинские работники и сотрудники машин скорой помощи становятся жертвами исчезновений, похищений, пыток и убийств. По данным доклада коалиции организаций "Охрана здоровья в условиях конфликта", которая получила поддержку Джона Хопкинса, 27% работников здравоохранения, убитых в Сирии в 2015 году, были застрелены, казнены или подверглись пыткам со смертельным исходом. Работникам гуманитарной помощи мешают доставлять самые необходимые медикаменты и даже продукты питания сотням тысяч людей в осажденных районах, что является прямым нарушением международного права. На прошлой неделе атака мирных жителей с воздуха возле Идлиба не только подвергла их воздействию запрещенных химических веществ, но также вновь привела к ужасным последствиям для специалистов оперативного реагирования и медицинского персонала.

Большинство этих нападений, хотя и не все, очевидно были совершены сирийским правительством и его союзниками, что справедливо и в отношении общего числа жертв среди мирного населения.

Доклад в журнале "Lancet" за прошлый месяц называет подобные нападения "использованием медпомощи в военных целях" или умышленным использованием потребности людей в медицинской помощи в качестве "ловушки", чтобы еще больше сеять страх, унижение и страдания. Тот факт, что насильственные экстремисты совершают подобное, уже достаточно ужасен; но когда правительства нарушают принципы разделения, предосторожности и соразмерности, это просто немыслимо.

Несмотря на это гражданская инфраструктура и те, кто стремятся защитить ее, включая медицинские учреждения и медработников, в последнее время подвергаются вооруженным нападениям в многочисленных конфликтах. Продолжительное нападение на больницу в Кабуле (Афганистан) в прошлом месяце стало еще одним ужасным примером. В соответствии с международным правом, медицинские учреждения, медработники и машины скорой помощи обладают иммунитетом. Это обязательство было также проигнорировано в контексте конфликтов в Йемене, Южном Судане, Украине и Центральноафриканской Республике.

Даже в условиях войны правила имеют значение. Пренебрегая этими правилами, правительства, борющиеся с ДАИШ и другими группами насильственных экстремистов на своих территориях, в конце концов, могут стать почти неотличимы от тех, с кем борются. Возможно, отличия их действий от отдельных варварских нападений, свойственных столь жестокому ДАИШ, со временем сотрутся в памяти пострадавших.

Так уж ли сильно отличаются многочисленные сообщения о пытках, в том числе о сексуальном насилии, со стороны медперсонала военных госпиталей в Сирии от того, что мы слышим о местах содержания под стражей, контролируемых ДАИШ?

Какова наша первая реакция на степень этой жестокости? Можем ли мы вполне осознать её?

Всеобщее отвращение к тому, что совершили нацисты, лучше всего описано в судебном постановлении Нюрнбергского трибунала в рамках заключительной сессии в процессе об айнзацгруппах в 1947 году, которое описывает непостижимые действия следующими словами: "мы имеем дело с участием в преступлении такой беспрецедентной жестокости и такой непостижимой дикости, что сознание восстает против одной лишь мысли о нем, а воображение ошеломлено при виде человеческой деградации, которую словами не возможно адекватно передать".[1]

Сознание восстает против образа, который само же и рисует. Когда мы сталкиваемся с глубинами человеческой порочности, которые были уникальны в случае айназцгрупп и которые, тем не менее, находят леденящее душу отражение в конфликтах по всему миру, возможно, наш разум не обладает способностью полностью понять ее. Но мы точно знаем одно: если мы хотим не допустить повторения страданий и насилия, необходимо обеспечить подотчетность и справедливость.

В прошлом году в ответ на ужасную осаду Алеппо и шесть лет бездействия Совета Безопасности по вопросу о привлечении к уголовной ответственности за зверства в сирийском конфликте Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, в которой призывает к созданию международного, беспристрастного и независимого механизма по международным преступлениям в Сирии. Это беспрецедентный шаг со стороны Ассамблеи. Данный механизм, созданием которого занимается мое Управление, будет собирать, объединять, хранить и анализировать доказательства самых серьезных преступлений и стремиться найти их связь с отдельными подозреваемыми в качестве подготовки к уголовному расследованию и судебному преследованию.

Эта работа совершенно необходима и требует как можно более широкой поддержки, потому что встретит сопротивление.

Те, кто пренебрегают международным гуманитарным правом и правом в области прав человека, считают это как нечто сильное, убедительное и необходимое. Но это не так, совсем не так. Это грубо, близоруко и необдуманно. В конечном итоге, это обречено на провал.

Разрушая основанную на нормах систему для извлечения политической выгоды, государства просто подрывают ​самые основы нашей общей человечности. Они убирают скрепы, которые сохраняют глобальный мир. В таких губительных условиях нет севера и юга, нет востока и запада, нет права и лева. Есть только разделение на человечное и бесчеловечное.

Видимые признаки государств, которые под давлением с готовностью откажутся от правосудия, словно указатели, направляют этот упадок в хаотичный мир. Такие признаки, как:

  • Новые ограничения основных свобод ассоциации и выражения мнений, которые выжимают жизненные соки из демократического пространства, в котором должны звучать голоса протеста и должно быть обеспечено участие в принятии решений.
  • Нападки на расовые, религиозные и гендерные меньшинства и нападения на мигрантов в рамках кампаний, призванных разжигать ненависть и раскол ради политической выгоды.
  • Ограничение способности женщин и девочек принимать собственные решения в отношении своего тела и своих сексуальных и репродуктивных прав.
  • Плохое состояние здоровья и болезни, которые множатся в контексте постоянной нищеты, дискриминации и недостаточных общественных услуг, связанных между собой.
  • Урбанизация без надлежащего планирования и развитие, которое не учитывает мнения уязвимых групп, а также последствия для коренных народов.

Все это симптомы пагубных политических и экономических культур, очевидных во многих странах, где политическая структура становится все более ядовитой, нетерпимой, истеричной и лживой.

Скажу другими словами. Когда государства не могут и не хотят поддерживать права человека, они создают основу для социальной деградации и недомогания, чтобы усилить и сделать реальными угрозы человеческому достоинству, жизни и устойчивому, мирному развитию.

Ни в одном другом вопросе это не очевидно так, как в отношении прав женщин и девочек. Хотя они являются основными деятелями положительных изменений в каждом обществе, несмотря на это, почти каждая община сдерживает свое развитие, устанавливая нерациональные и вредоносные преграды на пути к осуществлению их прав. Предотвратимая материнская и детская смертность являются особенно жестоким проявлением этой несправедливости.

Сотни тысяч женщин и новорожденных умирают каждый год по причинам, связанным с беременностью и родами, которые можно было полностью предотвратить.​

Как сказала бывший председатель Международной федерации акушеров и гинекологов Махмуд Фаталла:

"Женщины умирают не от болезней, которые мы не можем вылечить... Они умирают, потому что общества еще не решили, что их жизни стоит спасать".

За последние десять лет был достигнут прогресс, но, если не поддерживать устойчивое внимание к правозащитным мерам, эти достижения сразу же сойдут на нет. По данным нескольких недавних исследований, в вопросах материнской смертности наблюдается негативная тенденция, даже в таких богатых странах, как Соединенные Штаты Америки, где количество смертей выше среди афроамериканских женщин.

Друзья, жалобами мы себе не поможем. Вред, нанесенный правам, не будет исправлен последующим отказом в правах. И именно поэтому мы должны поддерживать права человека.

Века человеческой глупости и страданий проложили путь к эволюции прав человека. И ставшая следствием тирании, кровопролития и войны Всеобщая декларация прав человека вместе с последующими договорами - двумя великими международными пактами и восемью другими основными договорами в области прав человека - дали стимул к появлению нынешней обширной системе прав, создавая стандарты, которые должны соблюдаться всеми.​

По той причине, что сейчас с разных сторон эта система подвергается нападкам, нам, всем нам, необходимо стать борцами за права человека, стремящимися обеспечить права, которых нет, и защитить те, которыми мы уже пользуемся. Мы просто не можем остаться в стороне, когда универсальные ценности и принцип многосторонности, от которого они зависят, не принимают во внимание. Университеты должны подключиться к этому процессу, и не только с научной точки зрения, но и публично, как защитники прав в СМИ и Интернете.

Толстой считал ошибочным рассматривать историю только как череду четких решений и строго определенных поворотных пунктов. Человеческий опыт всегда имеет неясные очертания изменчивых событий, в которых субъекты действуют неосознанно и никогда не могут полностью понять, что принимают необратимые решения. Только оглядываясь назад, мы можем ясно видеть, что в определенный момент они находились на краю трагедии, еще имея возможность повернуть назад, но затем, оказавшиеся в смертоносном водовороте событий, они слепо и трагически шли вперед.

Сегодня по всему миру я вижу людей, борющихся за права человека и поддерживающих эти права, в том числе право на здоровье.

Но они не могут делать это в одиночку. Им нужны мы, все мы, кто есть в этом зале, в этом университете, во всех университетах, в парламентах и в каждой сфере жизни.

Я знаю, что университет Джона Хопкинса сыграл главенствующую роль в нескольких случаях представления консультативного мнения в интересах иностранных студентов. Но мы хотим от вас большего.​

Все мы должны быть правозащитниками.

Врачи, которые предоставляют доступ к медицинской помощи при уважении достоинства, независимо от идентичности или социального положения пациента.

Адвокаты, которые чтят беспристрастное независимое верховенство права, включая равенство перед судами.

Журналисты и студенты, которые любят правду; которые высоко ценят доказательства и отстаивают факты, а не различные мнения.

Ученые, которые стремятся к знаниям без политической предвзятости, без страха и без поддержки, но чудесным образом используют их, чтобы помочь планете, оказавшейся под давлением, и людям, подвергающимся сильнейшим страданиям;

Новаторы и творческие люди, которые стремятся заменить несправедливость и изоляцию бόльшим равенством, участием и устойчивостью.​

Художники, которые волнуют, побуждают, просвещают и дают силу.

Философы, которые оспаривают древние практики проявления жестокости друг к другу.

Экономисты, которые стремятся к более справедливому распределению богатства.

Люди, которые скорее трудятся на благо прав, чем являются их потребителями.

И все диссиденты, которые будут говорить правду в растущих катакомбах лжи, стремясь, прежде всего, возвысить не нас самих, но то, во что мы верим, и что мы считаем правдой. Потому что это правильно; и потому что это в наших интересах, которые очень реальны.

Несколько недель назад мне сообщили, что этой зимой начала увеличиваться трещина в одном из четырех крупнейших шельфовых ледников Антарктиды. Определенные участки 160-километровой трещины в леднике Ларсен C достигли примерно трех километров в ширину; и огромная сила, раскалывающая эту гигантскую глыбу льда, действует все быстрее. Вскоре Ларсен C отправится в океан, потому что в действительности лёд не настолько прочен, как, возможно, и ничто не прочно настолько, насколько нам бы хотелось. И после того, как Ларсен C будет расколот, обнаженные ледники станут еще более уязвимыми и подвергнутся еще более масштабным разрушениям.

Глобальные институты, которые защищают нас от хаоса, тоже дали трещину по причине отказа стран от членства, угроз о выходе, отмены финансирования; и эта трещина углубляется с каждым днем. Если они расколются, человечество может заплатить такую высокую цену, что мы уже никогда не вернемся в прежнее состояние. Слишком многие уже заплатили эту цену. И никто из нас не найдет мир, развитие, достоинство и безопасность, если мы останемся в стороне и позволим разрушить права людей, всех людей мира.

Поэтому мы должны бороться - сейчас, пока не стало слишком поздно. Мы должны устраивать марши протеста, защищать и поощрять. Мы должны заботиться друг о друге активно, с рвением, целиком и полностью, и мы все должны быть храбрыми.

[1] Нюрнбергский военный трибунал (том IV), стр. 412.