dcsimg


Header image for news printout

Мрачнее и опаснее: Верховный комиссар представил Совету по правам человека новую информацию о проблемах прав человека в 40 странах

Совет по правам человека, 36-я сессия
Вступительное заявление Верховного комиссара ООН по правам человека Зейда Раада аль Хусейна

11 сентября 2017 г.

Многоуважаемый Председатель Совета,
Дамы и господа,
Коллеги, друзья,

Начинается последний год моего текущего мандата - год, когда я буду работать с рвением и решимостью, - и я хочу начать с нескольких коротких размышлений, на которые навели меня последние три года.

Но сначала я хотел бы вспомнить всех тех, кто погиб в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании 11 сентября 2001 года. Как многие из тех, кто жил в Нью-Йорке, я буду всегда помнить зияющую дыру с боку здания, поднимающийся дым, героизм пожарных и полиции, разрушающиеся башни, убийство стольких невинных людей, ужас происходящего. Но я также помню пронзительную ясность неба, под которым все мы проснулись в тот день. Такое голубое и чистое, оно подняло наш дух, когда мы отправились на работу. И затем террористы нанесли удар.

Во вступительных главах этого века, возможно, захватывающим дух ускорением технологических изменений является наше синее небо. Сегодня, возможно, все мы думаем о том, не ударит ли преждевременно по нашему будущему спущенный курок, поворот рулевого колеса или чека, вырванная руками насильственных экстремистов. Но действия насильственных экстремистов не могут полностью уничтожить наш мир. Это могут сделать только правительства, и на сегодняшний день это большая трагедия. Если они будут придерживаться нынешней линии поведения, то именно правительства разрушат человечество. Террористы могут напасть на нас, но потом авторы этих преступлений зачастую сидят и наблюдают за тем, как правительства перестают обеспечивать защиту прав человека; наблюдают, как наши общества постепенно разрушаются и как многие выбирают курс на авторитаризм и подавление, направляя нас не к веку достижений и гордости, а к веку маленькому, горькому и полному лишений для большинства людей.

Другое мое размышление касается последовательности или непоследовательности государств, когда речь идет об обязательствах в области прав человека: так называемый разрыв между внешним и внутренним. Не беспокоит ли государства то, что они защищают права человека где-то еще, чтобы сделать себя глобальными игроками, в то время как дома они открыто отрицают права собственного народа? Разве они не видят это лицемерие?

В-третьих, не приходит ли в голову многим правительствам, которые участвуют в запугиваниях и притеснениях, а также применяют карательные меры в отношении правозащитников и НПО, которые работают с правозащитными механизмами ООН, - неужели они не понимают, что это лишь служит нам и миру подтверждением того, сколько угнетений и несправедливости они сеют в своих собственных странах? Это не общее будущее; это кража неотъемлемых прав у своего народа.

В-четвертых, не тревожит ли правительства то, что они интересуются только некоторыми странами, перечисленными в моих устных отчетах и докладах, не обращая внимания на другие? Зачастую особенно критическая чрезвычайная ситуация требует пристального внимания этого Совета, и в этих обстоятельствах, когда принимаются срочные меры, Совет заслуживает похвалы. Но когда срочность и масштабы действий Совета не соответствуют серьезности критической ситуации, избирательность становится ядом, который подрывает надежность этого органа.

В-пятых, я призываю Председателя и государства-члены выработать более сильное, более сплоченное отношение к международным вопросам в интересах прав человека. Я также призываю рассмотреть необходимость исключить из членов органа те государства, которые причастны к наиболее ужасным нарушениям прав человека.

И я хочу рассказать о своем последнем наблюдении: многие высокопоставленные должностные лица и дипломаты позволяют себе нападки на правозащитные механизмы или отрицают существование серьезных нарушений. Было крайне необычно наблюдать за последние три года, как некоторые высшие должностные лица, которые раньше относились к правам человека скептически, кардинально меняют свое мнение, когда они сами лишаются некоторых своих прав и свобод. Нарушения прав человека не должны становиться настолько личным делом для того, чтобы все мы действительно осознали их важность.

Г-н Председатель,

В Мьянме, в штате Ракхайн проводится еще одна жестокая операция по обеспечению безопасности, и на этот раз, она, очевидно, имеет более серьезные масштабы.

По данным УВКБ ООН, менее чем за три недели более 270 000 человек бежали в Бангладеш, и это в три раза больше по сравнению с 87 000, которые бежали в результате предыдущей операции. Сообщается, что еще больше людей остаются в ловушке между Мьянмой и Бангладеш. Операция, которая якобы проводится в ответ на нападения ополченцев на 30 постов полиции 25 августа, явно несоразмерна и не учитывает основные принципы международного права. Мы получили многочисленные сообщения и снимки со спутника, на которых видны силы безопасности и местные ополченцы, сжигающие поселения рохинджа, согласующиеся сообщения о внесудебных казнях, в том числе стрельба по мирным жителям, которые пытаются сбежать.

Меня также ужаснули сообщения о том, что власти Мьянмы теперь начали закладывать мины вдоль границы Бангладеш, а также официальные заявление о том, что беженцам, которые бежали от этого насилия, будет позволено вернуться только в том случае, если они смогут представить "доказательства своего гражданства". Учитывая, что с 1962 г. сменяющие друг друга правительства Мьянмы постепенно лишили население рохинджа их политических и гражданских прав, в том числе права на гражданство, как признала Консультативная комиссия по ситуации в Ракхайне, созданная Аун Сан Су Чжи, данная мера напоминает циничную уловку, призванную принудительно переместить большое число людей без возможности вернуться.

В прошлом году я предупреждал, что повторяющиеся грубые нарушения прав человека рохинджа дают возможность предположить, что проводится распространенное или систематическое нападение на данную общину, что, возможно, приравнивается к преступлению против человечности, если это будет установлено законным судом. Так как Мьянма отказала в доступе следователям в области прав человека, нынешнюю ситуацию невозможно оценить в полной мере, однако ситуация кажется классическим примером этнической чистки.

Правительство Мьянмы должно прекратить требовать того, чтобы рохинджа поджигали свои собственные дома и опустошали собственные деревни. Это полное отрицание реальности наносит большой ущерб международной репутации правительства, которое до недавнего времени пользовалось большим расположением. Я призываю правительство остановить нынешнюю жестокую военную операцию с привлечением к ответственности за все совершенные нарушения, а также прекратить повторяющиеся случаи серьезной и распространенной дискриминации в отношении населения рохинджа. Я настоятельно призываю власти предоставить моему Управлению неограниченный доступ в страну.

В Бангладеш я призываю правительство оставить границы открытыми для беженцев рохинджа, и я прошу международное сообщество помочь властям принимать беженцев и оказывать им более эффективную поддержку. Говоря о внутренней ситуации в Бангладеш, я признателен правительству за конструктивное взаимодействие с моим Управлением, и я хотел бы продолжить сотрудничать с властями, чтобы справиться с рядом очень серьезных проблем в области прав человека в этой стране.

Меня ужасают нынешние меры в Индии по депортации рохинджа в период, когда в их стране они подвергаются такому насилию. Около 40 000 рохинджа поселились в Индии, и 16 000 из них получили документы беженцев. По сообщениям, министр внутренних дел заявил, что, поскольку Индия не подписывала Конвенцию о статусе беженцев, страна может быть свободна от обязательств с точки зрения международного права в этом отношении и, видимо, от простого человеческого сочувствия тоже. Однако, на основании обычного права, ее ратификации Международного пакта о гражданских и политических правах, обязательств по соблюдению процессуальных норм и универсального принципа невыдворения Индия не может производить коллективную депортацию или возвращать людей в место, где они рискуют подвергнуться пыткам или другим серьезным нарушениям.

Меня также ужаснул сильный рост нетерпимости в отношении религиозных и других меньшинств в Индии. Нынешняя волна насильственных и зачастую смертоносные нападения толпы на людей под предлогом защиты жизней коров вызывает тревогу. Люди, которые выступают за основные права человека, находятся под угрозой. Гаури Ланкеш, журналист, который беспрестанно обращал внимание на разрушительный эффект сектантства и ненависти, был убит на прошлой неделе. Я был рад узнать о последовавших за этим маршах, призывающих защитить право на свободу выражения мнений, и о демонстрациях в 12 городах против линчевания. Правозащитники, которые работают для защиты прав наиболее уязвимых групп в Индии, включая тех, кому угрожает перемещение в результате инфраструктурных проектов, таких как строительство плотины Сардар-Саровар в долине реки Нармады, должны считаться союзниками в использовании достижений Индии для создания более прочного и инклюзивного общества. Вместо этого многие подвергаются притеснениям и даже уголовному преследованию либо лишены защиты государства.

В Пакистане власти часто поощряют нетерпимость к меньшинствам или взглядам меньшинств, что иногда имеет смертельные последствия. Многие журналисты и правозащитники ежедневно сталкиваются с угрозами насилия. Даже заявления о богохульстве или предположения, что законы о богохульстве требуют пересмотра, чтобы соблюдалось право на свободу мысли и вероисповедания, могут привести к насилию со стороны линчевателей. Кроме того, правительство применяет обобщенное и чрезмерно жесткое законодательство в отношении цифровой среды, а также нормы в отношении деятельности НПО, ограничивающие выражение критических мнений и сокращающие демократическое пространство. Насилие в отношении женщин остается крайне распространенным явлением, включая принудительные браки, нападения с использованием кислоты, а также детские браки.

Я сожалею, что и Индия, и Пакистан не желают сотрудничать с моим Управлением в вопросах прав человека, которые я поднял за последние месяцы. Это касается отказа в предоставлении доступа в Кашмир с обеих сторон линии контроля, чтобы проверить тревожные изменения, о которых продолжают поступать сообщения. В отсутствие такого доступа мое Управление проводит удаленный мониторинг ситуации в области прав человека в Кашмире с обеих сторон линии контроля с целью обнародования своих выводов в ближайшем будущем.

В Шри-Ланке я призываю правительство своевременно создать условия для функционирования Управления по без вести пропавшим лицам и быстрее принимать другие меры, необходимые для укрепления доверия, такие как освобождение земли, занятой военными, а также разрешение затянувшихся дел, зарегистрированных в соответствии с Законом о предупреждении терроризма. Я повторяю мою просьбу о том, чтобы данный Закон был заменен новым законом, соответствующим международным стандартам в области прав человека. На севере протесты пострадавших указывают на их растущее недовольство касательно медленного темпа проведения реформ. Я призываю правительство выполнить свое обязательство, предусмотренное резолюцией 30/1, о создании механизмов правосудия переходного периода, а также установить четкие сроки и критерии для осуществления этих и других обязательств.

Правительство не должно делать это "для галочки", чтобы успокоить Совет, но должно расценивать это как необходимое обязательство по обеспечению прав всех своих граждан. Отсутствие заслуживающих доверия действий со стороны Шри-Ланки для обеспечения подотчетности за предполагаемые нарушения международного права в области прав человека и международного гуманитарного права делает еще более насущным отправление универсального правосудия.

Говоря о Филиппинах, я по-прежнему сильно обеспокоен открытой поддержкой политики "стрельбы на поражение" со стороны президента по отношению к подозреваемым, а также явным отсутствием подлинных расследований сообщений о тысячах внесудебных убийств и отсутствием судебного преследования в отношении кого-либо из нарушителей. Министр юстиции назвал "единичным случаем" недавнее убийство школьника, которого 16 августа полицейский в штатском затащил в аллею и застрелил в голову. Однако подозрения о внесудебных убийствах теперь стали настолько распространенными, что инициалы "EJK", по сообщениям, в некоторых сообществах стали глаголом, который означает "его убили как EJK". Два дня спустя после того, как сотни людей собрались на похоронах этого подростка, президент снова сказал полиции, что они не будут наказаны за убийство подозреваемых, которые сопротивляются при попытке ареста. Подобное отсутствие соблюдения права всех филиппинцев на процессуальные гарантии ужасает.

Меня также шокировала угроза президента Дутерте о бомбежке школ для детей из числа коренных народов на юге Филиппин, которые, по его словам, учат детей восставать против правительства. Его приказ полиции стрелять по любым правозащитникам, которые "причастны" к торговле наркотиками или которые "препятствуют правосудию", является еще одним ударом по репутации страны и по правам его народа. Меня по-прежнему беспокоит дело сенатора де Лимы. Многие правозащитники, которых следует почитать в их стране, сталкиваются с растущим числом угроз о расправе, и я призываю правительство обеспечить для них полную защиту и право на свободу выражения мнений и мирных собраний без карательных мер. Меры по возврату к применению смертной казни грозят стать еще одним шагом назад. Я призываю правительство поддержать обязательства Филиппин, предусмотренные международным правом в области прав человека, и более тщательно поразмыслить о ценностях, за которые борются Филиппины.

В настоящее время Китай работает над первым национальным законом о местах содержания под стражей с целью улучшения стандартов обращения, надзора и подотчетности. Я приветствую эту меру и призываю правительство обеспечить, чтобы данный закон обеспечивал доступ независимых адвокатов и членов семьи, а также содержал положения о ненадлежащем обращении с лицами, помещенными под стражу, и о смерти в местах содержания под стражей, что отметил Комитет против пыток в 2015 году. Недавняя гибель лауреата Нобелевской премии мира Лю Сяобо в условиях содержания под стражей шокировала многих людей по всему миру, как и гибель Као Шунли в 2014 году и Тензина Делека Ринпоче в 2015 году, тоже в местах содержания под стражей. Многие другие также лишены свободы в различных формах на сомнительных основаниях без надзора какого-либо независимого механизма, в том числе Ванг Канжанг, Ян Тианьонг, Ли Минг-че, Таши Вангчук и Лю Сяо. Я особенно обеспокоен мерами, предпринимаемыми в отношении адвокатов. Я одобряю особое внимание Китая к вопросам пользования всеми правами человека и считаю, что ему следует больше сосредоточиться на уязвимых группах, в частности, на положении тибетцев, уйгуров и других маргинализированных групп населения.

Во Вьетнаме в результате пересмотра Уголовного кодекса в мае смертная казнь была сохранена как мера наказания за 18 преступлений, включая преступления в связи с наркотиками, которые правозащитные механизмы не расценивают как "наиболее тяжкие преступления" в соответствии с нормами международного права. До недавнего времени вьетнамскому народу не позволяли знать, сколько людей казнят ежегодно, но в январе Министерство государственной безопасности обнародовало доклад, согласно которому с августа 2013 года по июнь 2016 года было казнено 429 человек. Недавно официальные газеты сообщили, что будет построено пять новых мест для проведения казней, что увеличит вдвое число таких мест по стране. Я призываю Вьетнам пересмотреть свою позицию относительно смертной казни. Я также отмечаю, что люди во Вьетнаме, которые в той или иной форме публично критикуют правительство или стремятся мобилизовать других, рискуют быть арестованными, содержаться под стражей без связи с внешним миром и в течение длительных сроков, что нарушает стандарты в области прав человека.

Относительно Камбоджи я серьезно обеспокоен недавним арестом оппозиционного лидера Кем Сохи, который, очевидно, проводился без соблюдения процессуальных гарантий или парламентской неприкосновенности. С тех пор его обвиняют в измене. Я также обеспокоен тем, что многочисленные публичные заявление премьер-министра и высокопоставленных должностных лиц о предполагаемой вине Кем Сохи нарушают презумпцию невиновности и право на справедливое судебное разбирательство. Эти события последовали за закрытием известной международной НПО в Камбодже, отзывом лицензий и многочисленных радиостанций и за закрытием одной из главных независимых газет Камбоджи. Я настоятельно призываю правительство в преддверии всеобщих выборов гарантировать полный набор политических и гражданских прав, а также свободы СМИ. Я также призываю правительство гарантировать независимость судов; обеспечить соблюдение процессуальных норм, в том числе право на подачу апелляции, в рамках всех административных мер; а также уважать права на свободу ассоциаций и выражения мнений.

На Мальдивах по мере приближения выборов в следующем году правительство все чаще применяет суровые меры в отношении тех, кто выражает критическое мнение. После того, как несколько членов парламента были лишены своих постов после попытки проведения вотума недоверия в отношении Спикера, а также после беспрецедентного закрытия здания военнослужащими 24 июля парламент остается парализованным, и некоторым членам парламента и лидерам оппозиции предъявлены обвинения. Я обеспокоен сообщениями о продолжающихся нарушениях права на справедливое судебное разбирательство и заявлениями о политической предвзятости судебных органов и органов обеспечения правопорядка. Доверие к государственным институтам подорвано, и я призываю правительство создать благоприятные условия для пользования основными свободами, включая свободу выражения мнений и собраний, а также соблюдать право народа на независимые и беспристрастные судебные органы. Меня ужаснули планы правительства возобновить применение высшей меры наказания к концу этого месяца после более чем 65 лет действия моратория. В настоящее время казни ожидают 20 человек, и в некоторых случаях возникают серьезные сомнения в соблюдении процессуальных норм, в том числе в отношении лиц, имеющих проблемы с психическим здоровьем, или тех, кто предположительно совершил преступления, когда им еще не было 18 лет. Я не раз обращался к правительству с просьбой прекратить реализацию этого плана и сегодня снова призываю его отказаться от этого жестокого решения.

Корейская Народно-Демократическая Республика систематически и всесторонне нарушает права своего народа, ограничивая или подавляя все основные свободы, как сказано в докладе Комиссии по расследованию от 2014 года. Подобное подавление гражданских, политических, экономических и социальных прав не встречается ни в одной другой стране мира, которая не участвует в войне или где нет внутреннего конфликта, и я с сожалением сообщаю, что данная ситуация почти не изменилась за первые три года осуществления моего мандата. Однако КНДР недавно представила доклад Комитету по правам ребенка, ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов и поддержала визит Специального докладчика по вопросу о правах инвалидов ранее в этом году; эти признаки взаимодействия с механизмами и договорными органами являются положительными шагами вперед, и я надеюсь увидеть и другие.

Г-н Председатель,

Ситуация с правами человека в Йемене крайне тревожна, и вот уже в третий раз, обращаясь к данному Совету, я призываю создать международный и независимый орган для расследования нарушений международного права в области прав человека и международного гуманитарного права. Я отмечу в этом контексте, что 62 международных и йеменских НПО направили открытое письмо государствам-членам Совета, в котором тоже говорят об острой необходимости провести подобное расследование. Минимальные усилия для обеспечения подотчетности за последний год являются недостаточными, учитывая тяжесть продолжающихся и ежедневных нарушений в рамках данного конфликта. К 30 августа 2017 года мое Управление подтвердило гибель, по меньшей мере, 5 144 мирных жителей и ранение более чем 8 749 человек с момента начала конфликта; фактические цифры, вероятно, гораздо выше. Авиаудары Коалиции по-прежнему являются главной причиной жертв среди мирных жителей, в том числе среди детей.

Страдания йеменского народа теперь осложняются масштабной эпидемией холеры, которая является прямым результатом беспорядочных нападений сторон конфликта на медицинские центры и другие охраняемые объекты, а также осад, блокад и ограничений передвижения. Мы продолжаем получать многочисленные сообщения о произвольных и незаконных помещениях под стражу, насильственных исчезновениях и пытках, а также о ненадлежащем обращении обеими сторонами конфликта. Разрушение Йемена и ужасные страдания его народа будут иметь очень серьезные и длительные последствия для всего региона. Я призываю стороны конфликта достичь долгосрочного решения путем переговоров, а также соблюдать свои обязательства в соответствии с международным правом, в том числе содействуя беспрепятственному оказанию гуманитарной помощи. Я призываю Совет сделать все, что в его силах, чтобы быстро положить конец этой резне.

Конфликт в Сирии изменил значение слова "ужас". Продолжение этого кошмара навсегда омрачит наследие нынешнего поколения мировых лидеров. Все стороны конфликта продолжают участвовать в действиях, оказывающих сильнейшее воздействие на мирных жителей. Мое Управление зарегистрировало сотни авиаударов и наземных ударов в 2017 году, которые убили тысячи мирных жителей по всей стране, и, по меньшей мере, четверть убитых были детьми. В рамках недавних боевых действий в районах, контролируемых ИГИЛ, таких как Ракка и Дейр-эз-Зор, бойцы ИГИЛ совершали зверства, а также большое число мирных жителей пострадали в результате авиаударов, направленных против ИГИЛ. Ситуация в восточном Гуте в сельском районе мухафазы Дамаск остается крайне нестабильной, и повседневная жизнь мирных жителей все больше стеснена вследствие обстрелов, военных столкновений и продолжающейся осады проправительственных сил и ограничений прав на свободу выражения мнений, собраний и ассоциаций. По всей стране тысячи людей были лишены свободы и удерживаются в местах под управлением правительства или вооруженных оппозиционных групп, где они часто подвергаются пыткам или жестокому обращению, включая сексуальное насилие. В очень большом числе случаев, которые приравниваются к насильственным исчезновениям, семьи не были проинформированы о местонахождении или состоянии своих родственников.

Серьезные нарушения и злоупотребления стали значительной движущей силой в рамках данного конфликта в Сирии, и, если такая ситуация будет сохраняться и дальше, те, кто стремятся принести столь необходимый стране мир, должны обеспечить, чтобы он основывался на международных стандартах в области прав человека. Работа вновь созданного международного, беспристрастного и независимого механизма будет иметь большое значение для привлечения к ответственности путем подготовки материалов для уголовного преследования лиц другими компетентными судами или трибуналами. Я продолжаю призывать Совет Безопасности передать данную ситуацию на рассмотрение Международного уголовного суда.

В Ираке поражение сил ИГИЛ в Мосуле и Талафаре позволило освободить сотни тысяч мирных жителей от жестокого правления этой вооруженной группы. Я призываю власти искоренить давние страдания всех этнических и религиозных общин, чтобы способствовать примирению и стабильности. Женщины должны быть неотъемлемой частью этого процесса, чтобы обеспечить справедливость и привлечение к ответственности за прошлые нарушения. Я приветствую объявление премьер-министра о проведении расследований по факту заявлений о серьезных нарушениях прав человека, совершенных проправительственными силами. Я верю, что их выводы будут обнародованы и за ними своевременно последуют беспристрастные судебные преследования. Я также призываю правительство обеспечить, чтобы внутренне перемещенные лица смогли как можно скорее вернуться в свои дома и чтобы были приняты меры в отношении любого учреждения, правительственного или иного, которое участвует в какой-либо форме коллективного наказания или нападений с целью отмщения. Необходимо, чтобы беспристрастное верховенство права вернулось во все районы, освобожденные от ИГИЛ, как можно скорее.

На оккупированной палестинской территории продолжаются серьезные нарушения международного гуманитарного права и прав в области прав человека со стороны израильских властей. Я обеспокоен продолжающимся насилием: с 1 января по 28 августа 2017 года девять израильтян и 46 палестинцев были убиты на оккупированной палестинской территории. Случаи чрезмерного применения силы, формы коллективных наказаний и произвольные помещения под стражу продолжают вызывать серьезное беспокойство. Как я указал в своем июньском докладе, случаи привлечения к ответственности за нарушения остаются редкими. Я напоминаю властям, что отсутствие подотчетности за нарушения еще больше подрывает доверие к системе правосудия и лишь сохраняет цикл насилия.

И в Израиле, и в Палестине журналисты и правозащитники работают в условиях растущего давления со стороны соответствующих властей. Законодательство, принятое кнессетом в 2016 году, служит для того, чтобы признать незаконными правозащитные организации, ведущие деятельность на оккупированной территории "против Израиля", а премьер-министр заявил, что постарается расширить ограничения на иностранное финансирование правозащитных организаций. Палестинские правозащитники также сталкиваются c притеснениями, в том числе с арестами за публикации в социальных СМИ и за мирные протесты.

И на Западном берегу реки Иордан, и в Газе палестинские власти, очевидно, применяют карательные меры в отношении правозащитников, особенно в отношении журналистов и новостных веб-сайтов, включая законодательные меры, аресты и притеснения людей и закрытие сайтов. В Газе здравоохранение, водоснабжение, санитария и другие необходимые услуги могут вскоре полностью прекратиться по причине кризиса в области электроснабжения, что лишь усугубляет страдания народа, вызванные продолжающейся блокадой. Пациенты сталкиваются со все более продолжительными отсрочками и с отказами в разрешении покинуть Газу для получения помощи. Израиль, Государство Палестина и власти в Газе не выполняют свои обязательства по защите прав народа Газы.

В Египте объявленное в апреле 2017 года чрезвычайное положение использовалось для оправдания систематического подавления выражения мнений в гражданском обществе и для закрытия гражданского пространства под прикрытием борьбы с терроризмом. Мое Управление получило сообщения о мерах притеснения, включая растущую волну арестов, произвольных помещений под стражу, занесение в черный список, запрет на перемещение, заморозку активов, запугивания и другие карательные меры в отношении правозащитников, журналистов, политических диссидентов и всех, кто связан с группой "Братья-мусульмане". Мы также получаем все больше заявлений о пытках в местах содержания под стражей, насильственных исчезновениях, внесудебных казнях и судебных разбирательствах в отношении гражданских лиц в военных судах. Новое законодательство об НПО, принятое 24 мая, которое всесторонне запрещает деятельность организаций гражданского общества, нарушает нормы международного права, а также собственную Конституцию Египта. Правительство продолжило вводить блокировку сотен веб-сайтов и СМИ, включая сайты египетских СМИ и международных НПО. Жестокость и запугивание в отношении наиболее активно мыслящих в стране людей, прекращение жизненно важных общественных и экономических услуг, оказываемых НПО, и блокирование информации могут лишь усугубить радикализм и нестабильность. Я выражаю свою похвалу правозащитникам и активистам, которые продолжают самоотверженно бороться за права народа Египта, и я призываю правительство изменить свой курс и открыть демократическое пространство, чтобы позволить им свободно вносить свой вклад в развитие процветающего и открытого общества. Я повторяю свое предложение о техническом сотрудничестве и поддержке, и я призываю Египет более продуктивно взаимодействовать с моим Управлением, а также со Специальными процедурами Совета.

С июня 2016 года правительство Бахрейна наложило серьезные ограничения на гражданское общество и на политическую активность посредством арестов, запугиваний, запрета на перемещение и распоряжений о закрытии организаций с сопутствующим ростом числа сообщений о пытках со стороны сил безопасности. Сегодня демократическое пространство в данной стране, по сути, закрыто. Я не раз обращал внимание властей на тяжесть ситуации в данном Королевстве вместе с другими правозащитными механизмами и в совместных заявлениях государств-членов. Я также не раз предлагал помощь моего Управления в обеспечении практических улучшений. Эти попытки были встречены категорическими отказами, необоснованными обвинениями и предложенными в последний момент неразумными условиями для технических миссий. Но ни одна кампания в области связей с общественностью не может сгладить нарушения, которым подвергся народ Бахрейна. Эти люди заслуживают настоящего соблюдения их прав, и я продолжаю предлагать помощь моего Управления в рамках любых подлинных усилий, направленных на исправление этой ситуации.

Иран продолжает сильно ограничивать свободу мнений и их выражения. Мое Управление получило ряд сообщений об арестах и помещении под стражу правозащитников, журналистов и активистов из социальных СМИ. Распространено ненадлежащее обращение, и, кроме того, судебные органы продолжают приговаривать людей к жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, в том числе к отсечению конечностей и ослеплению. Иран также остается страной с самым высоким числом казней на душу населения. Многие из казненных являются преступниками в связи с наркотиками и не виновны в "самых тяжких преступлениях" в соответствии с определениями международного права. С начала года, по меньшей мере, четыре ребенка были казнены, и, по меньшей мере, 89 других детей приговорены к смертной казни. В прошлом месяце Парламент Ирана принял долгожданную поправку к закону, которая устанавливает критерии для избрания высшей меры наказания в случаях, связанных с наркотиками, хотя некоторые лица, осужденные за преступления в связи с наркотиками, по-прежнему могут быть приговорены к смертной казни. Данная поправка теперь ожидает утверждения Совета стражей конституции.

Г-н Председатель,

В прошлом месяце мое Управление опубликовало доклад о Венесуэле, обратив внимание на чрезмерное применение силы со стороны сотрудников, обеспечивающих безопасность, и на многочисленные нарушения прав человека в контексте антиправительственных протестов. Существует очень реальная опасность того, что напряжение еще больше усилится, а правительство будет оказывать еще большее давление на демократические институты и критиков, в том числе посредством уголовного преследования оппозиционных лидеров, произвольного помещения под стражу, чрезмерного применения силы и ненадлежащего обращения с задержанными, что в некоторых случаях приравнивается к пыткам. Венесуэла является государством-членом Совета и в этом статусе несет особое обязательство "поддерживать самые высокие стандарты поощрения и защиты прав человека", говоря словами резолюции 60/251. Мое расследование дает возможность предположить, что могли быть совершены преступления против человечности, что можно подтвердить только в рамках последующего уголовного расследования. Хотя я поддерживаю идею национальной комиссии по установлению истины и примирению, нынешний механизм не соответствует требованиям. Таким образом, я призываю, чтобы он был изменен при поддержке и участии международного сообщества. Я также призываю Совет инициировать международное расследование нарушений прав человека в Венесуэле.

Коррупция нарушает права миллионов людей по всему миру, лишая их того, что должно быть общими благами, а также основных прав, таких как право на здравоохранение и образование или равный доступ к правосудию. Недавние скандалы, включая очень серьезные заявления в отношении высокопоставленных должностных лиц в Бразилии и Гондурасе, показали, насколько сильна коррупция на всех уровнях управления во многих странах Северной и Южной Америки, часто связанная с организованной преступностью и торговлей наркотиками. Это подрывает демократические институты и доверие общества. Прогресс в выявлении и последующем судебном преследовании коррупции на высоких уровнях правительства являются важным шагом на пути к обеспечению соблюдения прав народа, в том числе права на правосудие.

В Гватемале я одобряю меры, принятые Конституционным судом, чтобы отменить попытку выдворения главы Международной комиссии по борьбе с безнаказанностью в Гватемале (CICIG), независимого международного органа, чьей главной целью является помощь государственным институтам в расследовании и судебном преследовании за акты коррупции и организованную преступность. Я также одобряю усилия многих людей, которые вышли на улицы, чтобы поддержать Комиссию и права народа Гватемалы на более открытое и прозрачное государство. Я призываю обеспечить полную поддержку и защиту для проведения работы тех, кто участвует в борьбе с безнаказанностью и коррупцией. Я также поощряю правительство вновь утвердить свои обязательства по поддержанию прав человека и укреплению демократического правления и верховенства права.

В Сальвадоре я по-прежнему обеспокоен продолжающимся насилием между членами мощных банд и силами безопасности, которое стало причиной тревожных сообщений о внесудебных убийствах. Мое Управление также получило сообщения об угрозах в адрес журналистов, которые документируют предположительное существование эскадронов смерти, в том числе тайный сговор сотрудников сил безопасности. Я воодушевлен тем, что были начаты некоторые расследования, и призываю и дальше наращивать эти усилия. Журналисты работают с целью обеспечения права общества на информацию, и их работа должна быть ограждена от насилия и запугиваний.

В Соединенных Штатах Америки меня беспокоит решение правительства остановить через шесть месяцев программу «Отложенные действия в отношении прибывших детей», несмотря на доказательства ее положительного влияния на жизнь почти 800 000 молодых мигрантов, а также на экономику и общество США. Я надеюсь, Конгресс теперь примет меры для обеспечения того, чтобы бывшие участники этой программы имели долгосрочный правовой статус. Меня тревожит рост случаев помещения под стражу и депортации хорошо зарекомендовавших себя и законопослушных мигрантов: число помещенных под стражу мигрантов, которые не имеют уголовных судимостей, возросло на 155% за первые пять месяцев текущего года по сравнению с тем же периодом в 2016 году. Некоторые мигранты, в том числе давно проживающие в стране, так боятся ускоренной депортации, что не хотят обращаться за защитой в полицию или в суды; например, число сообщений об изнасилованиях от латиноамериканских женщин в Хьюстоне снизилось на 43% в первые три месяца 2017 года. Я публично выразил свою обеспокоенность антисемитизмом и расизмом, о которых открыто заявляли в Вирджинии в прошлом месяце, и которые все больше проявляются в Интернете и в публичных дебатах. Свобода слова является бесценным и необходимым правом и в соответствии с международными стандартами, и в соответствии с законами США, и не следует ее использовать в качестве оружия, призывая призывы к насилию и ненависти.

Г-н Председатель,

Обеспокоенность лидеров Турции и людей в других странах в отношении прав человека рохинджа крайне приветствуется. Я призываю правительство с тем же вниманием отнестись к ситуации с правами человека в самой Турции, где она продолжает ухудшаться. Права на свободу выражения мнений и на информацию находятся под сильнейшим давлением, и очень большое число журналистов, судей, ученых, госслужащих и правозащитников подвергаются арестам и помещению под стражу, а других отправляют в отставку или подвергают интенсивной слежке, цензуре, угрозам и насилию. Также мишенями стали лица, подозреваемые в связях с религиозными движениями или организациями, которые не одобрило государство, и которые придерживаются левых взглядов или сосредоточены на проблемах курдов. Многие из этих мер выглядят несоразмерными и могут быть произвольными: аресты 10 правозащитников этим летом, связанных с "Международной амнистией" и обвиненных в оказании помощи вооруженной террористической организации для участия в обучающем семинаре и в проведении работы в области прав человека, говорят о том, что другие тоже могут столкнуться с недобросовестными процедурами. Я призываю правительство прекратить эти практики, которые подрывают жизненно важную силу открытого, здорового и свободного общества.

Я призываю правительство Турции не возобновлять чрезвычайное положение по его завершении в следующем месяце, а также позволить осуществление надлежащего административного и судебного надзора за всеми связанными процедурами, включая обеспечение того, чтобы вновь созданная Комиссия по расследованию могла полноценно и независимо функционировать с целью рассмотрения жалоб. Я также призываю правительство не предпринимать дальнейших шагов по возврату к применению смертной казни, что запятнало бы международную репутацию Турции и стало бы шагом назад для данной страны. В довершение, касательно моих запросов о предоставлении доступа группе наблюдателей в области прав человека с целью посещения юго-восточной части Турции, моя обеспокоенность не прекратилась. Я по-прежнему готов взаимодействовать с властями Турции по данному вопросу; тем временем мое Управление вскоре опубликует доклад о последствиях чрезвычайного положения для прав человека.

В Польше я приветствую активность тысяч людей, которые в июле протестовали против четырех реформ судебной системы, которые, главным образом, были направлены на разрушение основ независимой судебной системы, в том числе наделяя правительство властью назначать и отстранять всех судей, а также незамедлительно прекращать срок службы всех членов Верховного Суда.

После протестов президент Дуда наложил вето на два законопроекта и вернул их Парламенту. Однако два других вступили в силу, обеспечивая, среди прочего, чтобы правительство могло назначать и отправлять в отставку всех председателей региональных трибуналов, которые принимают решения о том, какие судьи будут вести конкретные дела. Меня ужасает все более очевидный контроль правительства над основными институтами, включая конституционный трибунал и национальные теле- и радиовещательные СМИ. Я призываю власти вспомнить о недавней и великолепной истории борьбы польского народа за права человека и свободу, а также призываю соблюдать, защищать и поощрять их права на независимую судебную систему, соблюдение процессуальных норм, на независимые СМИ и основные свободы.

В Республике Молдове я обеспокоен сообщениями о случаях преследования и притеснения юристов, которые представляют интересы оппозиционных фигур, правозащитников и журналистов. Карательные меры в отношении НПО, отстранение судьи и случаи арестов госслужащих по предположительно сфабрикованным основаниям также вызывают обеспокоенность. Некоторые из предложенных поправок к законодательству об НПО будут сильно препятствовать деятельности групп гражданского общества, получающих финансирование из-за рубежа. Я призываю правительство полностью поддержать права на свободу мнений, их свободное выражение, на свободу собраний и ассоциаций в ходе осуществления любых подобных реформ, а также призываю как можно скорее укрепить механизмы защиты прав человека в стране и обратиться за помощью к экспертам и к моему Управлению. Любые поправки в законодательстве должны быть направлены на расширение пространства для сильного, свободного и независимого гражданского общества, и им должны предшествовать прозрачные и инклюзивные консультации с организациями гражданского общества.

Что касается ситуации с правами человека в Венгрии, я присоединяюсь к Европарламенту и к широкому кругу других двусторонних и наднациональных органов в их сожалении об ухудшении верховенства права и основных прав за последние годы. Важнейшие аспекты свободы выражения мнений оказались подорваны, в том числе независимость СМИ и свобода научных кругов. В июне новое законодательство об НПО ввело дополнительные ограничения для гражданского общества, что является лишь одной из ряда мер по ограничению демократического пространства. Меня также ужасают жесткие и бесчеловечные процедуры, которые ограничивают доступ мигрантов даже к самым основным услугам. Лиц, ищущих убежище, находящихся под стражей в местах транзита, которым необходима срочная медицинская помощь, направляют в местные больницы в наручниках и с вооруженной охраной, а детей-мигрантов автоматически и незаконно помещают под стражу на длительные периоды времени.

Пока мигранты и беженцы во многих частях Европы сталкиваются с враждебностью и бесчеловечностью, люди на крошечном острове Тилос в Греции показали, что вполне возможно приветствовать их с достоинством и уважением. Несмотря на кризис в стране и на серьезное урезание общественных расходов, городские власти при содействии НПО и многих местных волонтеров приняли семьи, просившие о предоставлении убежища, а также кандидатов на переселение в другие страны ЕС, осуществляя интеграцию детей в местные школы и создавая условия для того, чтобы взрослые могли искать работу. Я выражаю почтение и одобряю подобный пример человеческой доброты.

Г-н Председатель,

Генеральный секретарь Гутерриш призывает вести рациональный диалог о миграции при полном соблюдении прав человека. Я очень надеюсь, что Глобальное соглашение о миграции приведет к такому управлению миграцией, которое больше основывается на правах человека. Месяц назад несколько НПО были вынуждены ограничить или прекратить жизненно необходимые мероприятия в центральной части Средиземного моря после того, как, по сообщениям, ливийская береговая охрана запретила поисково-спасательные операции в международных водах вблизи Ливии и предположительно угрожала тем НПО, которые продолжали спасать мигрантов. Теперь НПО входят в эту зону на собственный страх и риск. Я призываю Ливию, Европейский Союз и его государства-члены обеспечить, чтобы НПО не подвергались опасности при проведении данных спасательных операций; они спасают жизни значительного числа мужчин, женщин и детей. Я также повторяю, что затруднение поисково-спасательных операций, оставление мигрантов в опасности в море и возвращение кого бы то ни было в место, где они могут столкнуться с пытками и другими серьезными нарушениями, будут представлять собой нарушение обязательства в соответствии с положениями морского права и международного права в области прав человека.

Меня ужасают серьезнейшие нарушения, с которыми мигранты сталкиваются после перехвата и возврата в Ливию. Внесудебные убийства, рабство, пытки, изнасилования, торговля людьми и голод - это лишь часть тех нарушений, которым, по сообщениям, подвергаются мигранты как в официальных, так и неофициальных местах содержания под стражей в этой стране. Я напоминаю всем правительствам ЕС и на самом деле всем правительствам мира, что ни один человек ни при каких обстоятельствах не может быть депортирован в место, где он или она может столкнуться с пытками и нарушениями прав человека. Учитывая распространенность безнаказанности и беззакония в некоторых частях Ливии, я крайне встревожен недавними сообщениями, согласно которым вооруженные группы теперь останавливают и помещают под стражу мигрантов, пытающихся покинуть страну, возможно, при поощрении некоторых государств-членов ЕС. ЕС и его государства-члены должны обеспечить, чтобы любое соглашение о сотрудничестве с Ливией полностью соблюдало права и достоинство мигрантов.

Г-н Председатель,

Я крайне встревожен резким ухудшением условий безопасности в значительных частях Центральноафриканской Республики за последние месяцы, особенно на юго-востоке. Я крайне обеспокоен постоянно поступающими сообщениями о зверских преступлениях, из-за которых страна оказалась на краю полного распада с точки зрения религиозных и этнических вопросов. Участившиеся нападения на работников гуманитарной помощи вынудили ряд гуманитарных организаций приостановить жизненно необходимые мероприятия в некоторых частях страны, и за последние месяцы десятки тысяч граждан были вынуждены бежать из районов, где насилие стало усиливаться. Силы "Анти-Балака" и бывшей группы "Селека", а также различные отколовшиеся группы несут ответственность за нарастающие по силе циклы карательных нападений, которые еще больше разжигаются подстрекательством к ненависти и насилию религиозными лидерами и другими ведущими деятелями. Я призываю должностные лица незамедлительно осудить все призывы к насилию. Я приветствую шаги в сторону обеспечения функционирования Специального уголовного суда, Национальной комиссии по установлению истины и примирению, Комиссии по правам человека и Национального комитета по предупреждению геноцида. Эти меры в отношении подотчетности помогут напомнить всем вооруженным группам и командирам о рисках, которые влечет за собой совершение грубых нарушений прав народа.

Также существует острая потребность в привлечении к ответственности за нарушения в Южном Судане. Страну попросту разрушают, и один миллион жителей Южного Судана теперь стремится укрыться от разрушительного насилия в Уганде, а еще миллион человек - в других странах. Гуманитарные организации сообщили о рекордном числе случаев противодействия оказанию гуманитарной помощи и ей разграбления за последние месяцы. Помимо ужасающего уровня насилия и сексуального насилия, допускаемых всеми сторонами конфликта, я также обеспокоен сообщениями о произвольном помещении под стражу лиц, которых считают настроенными критически по отношению к правительству. По мере продолжения национального диалога необходимо, чтобы все жители Южного Судана имели возможность свободно выражать свое мнение без страха наказания. Я снова настойчиво предостерегаю о том, что должен быть создан гибридный суд для Южного Судана, о чем подробно излагается в мирном договоре, чтобы отреагировать на масштабные нарушения, которые разжигают все новые циклы насилия. Я также приветствую решение Совета поручить Комиссии по правам человека в Южном Судане сбор доказательств с целью уголовного преследованию преступников. Заместитель Верховного комиссара представит Совету более подробный доклад позднее в рамках текущей сессии.

Ситуация в области прав человека в Бурунди никак не улучшилась, что недавно было отмечено Комиссией по расследованию событий в Бурунди в контексте продолжающихся сообщений об исчезновениях и убийствах, произвольных арестах, помещении под стражу и пытках предполагаемых оппонентов. Большинство оппозиционных партий, независимых НПО и СМИ были запрещены, или их деятельность была приостановлена, что привело фактически к полному отсутствию гражданских свобод и открытых обсуждений. Политический тупик оказал разрушительное влияние на экономические и социальные права народа. Комиссия по расследованию сообщит Совету свои выводы и рекомендации позднее в рамках текущей сессии. В свете того, что грубейшие нарушения прав человека продолжаются, я вновь напоминаю, что государства-члены Совета, включая Бурунди, несут особое обязательство "поддерживать самые высокие стандарты поощрения и защиты прав человека". Я призываю Бурунди тщательно изучить доклад Комиссии по расследованию и выполнить его рекомендации, а также незамедлительно положить конец нарушениям и злоупотреблениям, совершаемым силами безопасности страны и "Имбонеракуре".

В Мали отсрочки в осуществлении положений мирного соглашения и слабые или отсутствующие государственные институты в значительных частях страны являются факторами, которые способствуют росту активности террористических групп и преступных банд во всем Сахеле. Любая эффективная стратегия борьбы с насильственным экстремизмом должна быть направлена на искоренение подлинных причин, таких как нищета, отсутствие основных услуг, коррупция, маргинализация и дискриминация, а также нарушения прав человека, совершаемые учреждениями, которым поручено защищать население. Я приветствую решение Буркина-Фасо, Нигера, Чада, Мавритании и Мали по созданию группы G5 для борьбы с этими трудностями. И я подчеркиваю необходимость того, чтобы эти страны обеспечили, чтобы все члены данной группы, включая жандармов, сотрудников полиции и вооруженные силы всех пяти стран, соблюдали принцип должной осмотрительности в отношении прав человека.

Касательно Судана я приветствую сокращение военных действий в Дарфуре. Однако по-прежнему сохраняются значительные проблемы, в том числе в вопросах подотчетности. С января Секция по правам человека ЮНАМИД регистрировала рост нарушений прав человека и нападений на мирное население, в частности, на внутренне перемещенных лиц. За многие из них несут ответственность государственные силы безопасности и связанное с ним ополчение, которое продолжает действовать в Дарфуре в условиях безнаказанности.

В Демократической Республике Конго я глубоко сожалею о том, что в отсутствие какого-либо явного прогресса на пути к выборам в соответствии с политическим соглашением 31 декабря насилие между общинами продолжает усиливаться в нескольких частях страны, в том числе в провинции Танганьика и в провинциях Северное и Южное Киву. Миссия моего Управления, которой поручено опросить лиц, бежавших из региона Касаи, сообщает об ужасном спектре нарушений. Я сожалею, что, несмотря на несколько продолжающихся расследований и ряд обвинительных приговоров в отношении предполагаемых членов ополчения Камуина Нсапу, прогресс в обеспечении надежных, беспристрастных и независимых расследований серьезных нарушений прав человека со стороны ополчения и сил безопасности по-прежнему недостаточный. Совет поручил международной группе экспертов сотрудничать с властями в целях расследования этих продолжающихся нарушений в районах Касаи, и я с нетерпением ожидаю их выводов и рекомендаций.

Однако власти также должны действовать незамедлительно, чтобы предотвратить дальнейшие зверства и защитить права народа. Заместитель Верховного комиссара представит Совету более всеобъемлющи доклад по ситуации в области прав человека в ДРК.

В Эфиопии я приветствую то, что государство отменило чрезвычайное положение в прошлом месяце, и я очень жду принятия мер по улучшению защиты прав человека, обеспечению подотчетности за нарушения и искоренению истинных причин общественного недовольства в соответствии с национальными и международными рекомендациями в области прав человека. Я призываю правительство освободить лиц, которые могут быть произвольно арестованы и помещены под стражу за осуществление своих прав на свободу выражения мнений и ассоциации, а также обеспечить, чтобы во всех текущих делах соблюдались процессуальные нормы и права, связанные с гарантиями справедливого судебного разбирательства. Я с нетерпением жду продолжения моего плодотворного сотрудничества с этим правительством.

Я приветствую продолжающееся сотрудничество между моим Управлением и правительством Республики Конго, в том числе обещание правительства, данное им моему Управлению на прошлой неделе, создать комиссию для расследования заявлений о внесудебных убийствах и других серьезных нарушениях, которые имели место с 2015 года и до нынешнего насильственного кризиса в районе Пул. Я также приветствую приверженность правительства разрешить положение, в котором оказались многие люди, предположительно незаконно помещенные под стражу. Я ожидаю быстрого принятия мер правительством в этом отношении, а также по другим вопросам.

Г-н Председатель,

В первые три года моего нынешнего срока на данном посту мир стал более мрачным и опасным местом. Мое видение работы Управления стало более решительным и еще более прочно опираться на уроки, которые оставили нам наши предки: соблюдение правозащитных принципов является единственным способом избежать глобальной войны и сильнейших страданий и лишений.

Пока я продолжаю возглавлять Управление, меня вдохновляют люди, во многих странах выступающие в защиту беззащитных. Они стремятся не к власти и личной выгоде; они хотят справедливости.

Благодарю за внимание.