Назад


37-я сессия Совета по правам человека

Back

26 Февраль 2018

Вступительное заявление Верховного комиссара ООН по правам человека

Зейд Раад аль Хусейн

26 февраля 2018 г.

Многоуважаемый Председатель Генеральной Ассамблеи,
Многоуважаемый Генеральный секретарь,
Дамы и господа,
Друзья,

Позвольте мне начать со слов одобрения в отношении единогласного решения Совета Безопасности о 30-дневном прекращении огня в Сирии, которое было достигнуто после активного лоббирования со стороны нашего Генерального секретаря и других деятелей, и мы приветствуем лидирующую роль Швеции и Кувейта в Совете Безопасности по данному вопросу. Мы настаиваем на его полном и безотлагательном осуществлении. Однако у нас есть все основания оставаться осторожными, поскольку этим утром еще продолжались авиаудары в Восточной Гуте. Резолюция 2401 (2018) должна рассматриваться с учетом семи лет непрекращающегося насилия: семь лет беспрестанных и страшных массовых убийств.

Восточная Гута, другие осажденные районы Сирии; провинции Итури и Касаи в ДРК; Таиз в Йемене; Бурунди; Северный Ракхайн в Мьянме стали зонами самых масштабных убийств за последнее время, потому что не было приложено достаточно своевременных и коллективных усилий для предупреждения нарастающих ужасов. Снова и снова мое Управление и я обращали внимание международного сообщества на нарушения прав человека, которые должны были послужить стимулом к принятию превентивных мер. Снова и снова действия были минимальны. И учитывая, что это мое последнее обращение в должности Верховного комиссара на открытии мартовской сессии, я буду откровенен.

Вслед за теми, кто несет уголовную ответственность - теми, кто убивает и калечит, - ответственность за продолжение стольких страданий несут пять постоянных членов Совета Безопасности ООН. Пока вето используется ими, чтобы не допустить единства действий, когда оно необходимо больше всего, когда оно могло бы уменьшить сильнейшие страдания невинных людей, именно они - постоянные члены - должны отвечать перед пострадавшими.

Франция продемонстрировала похвальное лидерство среди пяти постоянных членов, поощряя соблюдать кодекс поведения при использовании вето; Великобритания также присоединилась к этой инициативе, которую теперь поддерживает более 115 стран. И теперь пришло время, чтобы Китай, Россия и США присоединились к ним и прекратили пагубное использование вето.

Г-н Председатель,

В нескольких милях отсюда, в ЦЕРН, физики пытаются понять, из чего состоит наша планета и наша вселенная или вселенные. Что есть материя на самом базовом уровне, и как все это удерживается вместе. Мы, люди, давно поняли, что чтобы понять физический мир, нужно углубиться дальше, за пределы молекулярной биологии и геологии, и перейти в субатомные пространства ради ответов.

Почему бы нам не сделать то же самое, когда речь идет о понимании человеческого мира? Почему бы нам не присмотреться получше, когда мы рассматриваем действующие сегодня политические и экономические силы? Почему так сложно осознать, что для понимания государства и общества - их благополучия и проблем; почему они выживают; почему они разрушаются - мы должны исследовать на уровне индивидуума: отдельных людей и их прав. В конце концов, первая прореха в ткани мира часто начинается всего с нескольких "волокон", серьезных нарушений прав отдельных лиц - с отказа в экономических и социальных правах, гражданских и политических правах и, главное, постоянного отказа в свободе.

Вот еще одна параллель с физикой. Гравитация является слабой силой, ведь ее преодолевает даже маленький ребенок, который поднимает вверх пальчик, но в то же время это большая сила, влияющая на орбиты планет и другие сходные вещи. Так же и с правами человека. Некоторые государства считают права человека второстепенной ценностью, куда менее значимой, чем сосредоточенность на росте ВВП и геополитике. Хотя это один из трех столпов ООН, он просто не рассматривается как равный двум другим. Размер бюджета дает это ясно понять, и приписываемая ему важность часто является пустым звуком. Многие в Нью-Йорке относятся снисходительно, считая права слабым, эмоциональным столпом, присущим Женеве, что недостаточно серьезно для некоторых закоренелых реалистов в Совете Безопасности ООН.

При этом, как и в физике, мы также знаем, что права человека - это мощная сила, возможно, даже самая мощная. Когда кто-то в Нью-Йорке называет тему "слишком деликатной", велика вероятность, что речь идет о правах человека. И почему деликатной? Потому что отказ в правах подрывает легитимность правительства. Каждый раз, когда звучит фраза "слишком деликатный", она подчеркивает первостепенную важность прав человека и их воздействие как мощной силы.

Потому что ни одна традиция, правовая или религиозная, не призывает к подавлению и не поддерживает его, ни одна. Обсуждений прав избегают те, кто стремится уклониться из чувства вины, кто старается не принимать трудных решений, и кто получает выгоду от более поверхностного, простого и, в конечном итоге, бесполезного анализа. Лучше оставить это Женеве, говорят они, и кризис продолжает расти.

Чтобы понять проблемы общества, осознать риски конфликта и предотвратить или разрешить их, мы должны, как ядерные физики, работать с малыми пространствами отдельных лиц и их прав и задавать самые базовые вопросы. Самые разрушительные войны за последние 100 лет вызваны не странами, нуждающимися в росте ВВП. Они проистекали, говоря словами Всеобщей декларации, из "пренебрежения и презрения к правам человека". Они проистекали из подавления.

Сегодня подавление снова популярно; вернулись вопросы безопасности государства, и в каждом регионе мира основные свободы ослабевают. Стыд также отступает. Ксенофобы и расисты в Европе лишены всякого стыда, как венгерский Виктор Орбан, который ранее в этом месяце заявил, что "мы не хотим, чтобы наш цвет... смешивался с другими". Разве они не знают, что случается с меньшинствами в обществе, когда лидеры стремятся к этнической, национальной или расовой чистоте? Когда избранный лидер винит евреев в совершении Холокоста, что недавно произошло в Польше, и мы почти не придаем значения этой постыдной клевете, нужно задаться вопросом: неужели мы все совсем сошли с ума?

Г-н Председатель,

Возможно, мы сошли с ума, когда слишком во многих частях мира семьи скорбят по тем, кто погиб в результате жестокого терроризма, а в это время другие страдают, потому что их любимые стали жертвами произвольных арестов, пыток или убийств в секретных тюрьмах, и названы террористами за то, что просто критикуют правительство; и другие ожидают казни за преступления, совершенные ими, когда они были еще детьми. Когда еще больше людей могут быть безнаказанно убиты полицией, потому что они бедны; или когда молодых девушек в Эль-Сальвадоре приговаривают к тридцати годам тюремного заключения за выкидыш; когда женщин-трансгендеров в Ачехе прилюдно наказывают и унижают. Когда Набиля Раджаба приговаривают к пяти годам лишения свободы за заявление о пытках; или 17-летнюю Ахеду Тамими судят по 12 статьям за то, что она дала пощечину солдату, участвовавшему в иностранной оккупации. Когда журналистов массово помещают в тюрьму в Турции, а рохинджа подвергаются дегуманизации, лишениям и убийствам в своих домах - со всеми этими примерами, терзающими нас, почему мы делаем так мало, чтобы прекратить их, хотя мы должны знать, как опасны все они?

Бездействие увеличивает число нерешенных нарушений прав человека, таких как эти, а не отсутствие роста ВВП, что может вызвать конфликты, которые разрушат мир. Пока наши коллеги в области гуманитарной помощи помогают пострадавшим, а мы приветствуем их героизм и самоотверженность, их роль заключается не в том, чтобы публично называть или находить преступников. Эту роль должно выполнять правозащитное сообщество, это наша задача. Потому что пренебрежение и презрение к правам человека со стороны самых худших преступников - это то, что, в конечном итоге, приведет к нашему уничтожению. Этого мы не можем допустить.

Поэтому мы будем с воодушевлением праздновать 70-летие Всеобщей декларации прав человека, которая заключает в себе права, общие для всех основных правовых и религиозных традиций. Мы будем защищать ее в эту годовщину активнее, чем когда-либо прежде, и вместе с нашими нравственными лидерами, правозащитниками со всех уголков планеты, мы будем призывать каждого бороться за права других людей.

Ведь это, в конце концов, очень человечно. Искусственный интеллект никогда не сможет полностью повторить моральную отвагу, самопожертвование и, прежде всего, любовь ко всем людям, которые выделяют правозащитников среди остальных. Поскольку в грядущие месяцы заканчивается мой срок в должности Верховного комиссара, я хотел бы сказать в конце своего заявления, что для меня было честью узнать множество правозащитников, работать с ними и ради них.

Благодарю за внимание.


Back

Назад

No