Header image for news printout

Отказ в доступе и сотрудничестве с органами ООН не ослабят пристального внимания к положению в области прав человека в государстве

Совет по правам человека, 35-я сессия

Вступительное заявление Верховного комиссара ООН по правам человека Зейда Раада аль Хусейна

6 июня 2017 г.

Многоуважаемый Председатель Совета,

Дамы и господа, коллеги, друзья,

Пятьдесят лет назад в этот день я впервые услышал звуки войны. Мне было три с половиной года, и - хоть и отрывочно - я все еще помню, как военные теснились вокруг нашего дома в Аммане, бронированную машину неподалеку, а затем летавшие в небе самолеты. Эта война повлияла на всю мою жизнь и позднее стала причиной моего стремления понять глубину страданий палестинцев, а также евреев, страданий, которые растянулись более чем на два тысячелетия и достигли своего апогея в виде колоссального преступления Холокоста.

Я рос недалеко от масштабного лагеря палестинцев-беженцев в аль-Бакаа. Я работал через улицу от лагеря беженцев в аль-Вихдат. За последние тридцать лет я был в Аушвиц-Биркенау, посетил Дахау, видел Бухенвальд. Я досконально изучил Нюрнбергский и другие судебные процессы, долгую и болезненную историю антисемитизма в Европе, России и позднее - в арабских странах, который сохраняется и по сей день слишком во многих точках земного шара.

Кто-то почти машинально ответит, что опыт этих двух народов несопоставим, как я могу говорить о них одновременно? Действительно, я соглашусь с тем, что Холокост был настолько чудовищным и настолько математически точно спланированным и реализованным, что не находит параллелей и равных среди событий современности.

Но также нельзя отрицать и то, что на сегодняшний день палестинский народ вот уже полвека переживает сильнейшие страдания в условиях военной оккупации. Это оккупация, которая лишила палестинцев многих основных свобод и часто осуществлялась жестокими методами; оккупация, которая систематически нарушала положения международного права и снова и снова осуждалась фактически всеми государствами.

Палестинцы заслуживают свободу, как и все люди. Они заслуживают того, чтобы растить детей у себя дома в безопасности, на своей земле, пользуясь своими правами в своей стране, свободной от этой долгой и горькой оккупации.

Израильтяне тоже заслуживают свободы, другой свободы, потому что они давно обладают своей страной, но тоже перенесли тяжелые страдания. Израильский народ давно страдает от незаконных нападений на свое собственное гражданское население, нападений зачастую ужасных и явно нарушающих международное гуманитарное право и заслуживающих осуждения. Израильтяне тоже должны быть свободны от этого насилия, от любых угроз их существованию.

То, что абсолютно необходимо для мира, - прекращение оккупации - должно произойти и произойти скоро. Если оккупация сохранится, то для обоих народов будет лишь продление сильнейшей боли, бесконечных 'азза и шивы, рыданий любимых о своих любимых, молитв, проклятий, ненависти и мести, повсеместной невозможности жить в безопасности. Этому можно положить конец.

Г-н Председатель,

Похоже, жестокость ДАИШ и других террористических групп не знает границ. Вчера мои сотрудники сообщили мне, что тела убитых иракских мужчин, женщин и детей по-прежнему лежат на улицах района аш-Шира в западной части Мосула после того, как 1 июня, по меньшей мере, 163 человека были обстреляны и убиты ДАИШ с целью помешать этим людям бежать. Мои сотрудники также получили сообщения о без вести пропавших лицах в этом районе.

Я вновь решительно осуждаю трусливые и отвратительные нападения на невинных людей со стороны жестоких террористов, действующих во многих частях мира. Государства должны искоренить терроризм во всем мире своими действиями, но эти действия должны быть разумными. Борьба с терроризмом должна проводиться грамотно, то есть при соблюдении прав человека для всех. Пожалуйста, помните это, ведь каждый гражданин, ошибочно задержанный на основании расплывчатого антитеррористического законодательства, а также подвергшийся унижению, нарушениям и пыткам, - это не просто отдельный человек, в котором нарастает негодование по отношению к властям, это также и большинство членов семьи таких людей. Отправьте одного невинного человека в тюрьму, и вы отправите шесть или семь членов его семьи в ряды тех, кто противостоит правительству, а с ними несколько человек, которые могут пойти еще дальше. Цена несправедливого помещения под стражу может резко перевесить ту пользу, которую оно предположительно должно принести. Для борьбы с насильственным экстремизмом мы должны твердо стоять на своем и настаивать на обратном: на мирной интеграции.

Г-н Председатель,

Два года назад я затронул тему, к которой хотел бы снова вернуться сегодня утром. Мне не раз говорили, что мы не должны "называть и позорить" государства-члены. Но позорно не само упоминание страны. Позор проистекает из самих действий, из совершения конкретных нарушений. Отрицание права на жизнь налагает позор; случайные и преднамеренные убийства, иногда массовые, влекут за собой шокирующий и, кажется, неисчерпаемый позор. Отрицание права на развитие влечет за собой позор. Отрицание человеческого достоинства несет позор. Пытки влекут позор. Произвольные аресты влекут позор. Изнасилования влекут позор. Мое Управление и я лишь ставим зеркало перед теми, кто уже сам себя опозорил.

Но что если нет реакции на страдания стольких людей? Я обеспокоен низменным отсутствием стыда, которое демонстрирует все большее число политиков во всем мире.

Когда лидеры, словно бандиты, добиваются власти - демократическим или иным путем - и открыто отвергают не только свои собственные законы и конституции, но также свои обязательства в соответствии с международным правом, где же их стыд? Разве не испытывают они отвращение к самим себе, когда провоцируют или допускают акты насилия и нетерпимости? Когда они говорят, что каждый солдат должен ограничиться тремя изнасилованиями жительниц деревни, неужели у них нет совести? Обещая награду за убийства людей - людей, не осужденных и не обвиняемых в совершении преступлений, но лишь подозреваемых в том, что они преступники, что может оказаться выдумкой. Стремясь отказаться от законов, призванных бороться с насилием в отношении женщин и домашними побоями, заявляя, что они представляют так называемую "гендерную идеологию". Сажая в тюрьму принципиальных судей и адвокатов, журналистов, правозащитников, университетских профессоров и учителей и закрывая университеты. Извлекая пользу из злобы, жестокости, оскорблений и лжи. Что с их стыдом?

Универсальные права на свободу, равенство и достоинство остаются неизменными в культурах и цивилизациях из-за присущей им ценности, и потому что они делают возможным сохранение мира. Это не незначительное дополнение; они совершенно необходимы. Разрушь их, открыто и демонстративно, - и грань, отделяющая нас от ужасного насилия, исчезнет. С этого момента будут происходить одни лишь катастрофы. Как они могут быть настолько глупы?

Г-н Председатель,

Оставшуюся часть данного выступления я посвящу вопросу доступа, в том числе отказу сотрудничать или избирательному сотрудничеству с механизмами в области прав человека и моим Управлением. В сентябре я снова буду говорить о самых страшных нарушениях прав человека в условиях самых серьезных конфликтов мира, а также в условиях других кризисных ситуаций.

Одним из самых внушительных элементов Совета по правам человека является Универсальный периодический обзор, третий цикл которого начался в прошлом месяце. Каждая страна мира уже дважды представила данные о ситуации с правами человека и о своих намерениях для оценки в рамках обзора, который зачастую бывает очень подробным; и каждое государство выразило приверженность улучшению положения в области прав человека по широкому ряду вопросов. Были ли реальные улучшения? Теперь, когда начинается третий цикл обзора, становится ли УПО более актуальным, точным и эффективным? Является ли он просто тщательным обменом взаимными дипломатическими любезностями, или же он все-таки ведет к реальным и важным изменениям, чтобы укрепить мир и развитие и улучшить жизнь людей?

Мое управление готово сделать все, что в его силах, чтобы обеспечить полное выполнение рекомендаций всех механизмов в области прав человека, в том числе в рамках третьего цикла УПО, путем предложения различных линий действия. Мы также продолжим взаимодействие со страновыми группами ООН и другими партнерами, чтобы выполнение рекомендаций способствовало их работе.

Г-н Председатель,

В сентябре прошлого года я сообщил Вам о своем беспокойстве в связи с отказом нескольких государств-членов предоставить доступ моему Управлению или другим механизмам в области прав человека в соответствующие страны. Тогда я пообещал, что в ходе будущей сессии Совета продолжу это обсуждение.

За последние месяцы я был крайне обеспокоен рядом постыдных случаев личных угроз и оскорблений в адрес мандатариев Специальных процедур. Недавно трое из них стали жертвами клеветнических кампаний и кампаний разжигания ненависти, и некоторые из них подстрекали к насилию; они проводились в отношении Специального докладчика по вопросу о положении в области прав человека в Мьянме; Специального докладчика по вопросу о казнях без надлежащего судебного разбирательства и Специального докладчика по вопросу о положении в области прав человека в Иране. Это совершенно неприемлемо. Поскольку Специальные процедуры назначает данный Совет, я призываю вас рассмотреть то, какие действия вы можете предпринять, чтобы помешать проведению подобных кампаний.

В этом отношении я должен снова подчеркнуть свою крайне серьезную обеспокоенность запугиваниями и репрессиями со стороны государственных должностных лиц в отношении людей, которые взаимодействуют с ООН в вопросах защиты прав человека. Мои собственные сотрудники, специальные процедуры и договорные органы в своей работе опираются на деятельность членов гражданского общества и национальных правозащитных учреждений наряду со многими другими партнерами для выработки идей и получения информации. Мы рассчитываем на их советы, на их помощь и даже на то, что они будут оказывать давление. Мы служим им, как и вы, дамы и господа. Когда правительство и другие должностные лица запугивают, арестовывают и вредят этим людям, они нападают на основополагающий компонент работы этого Совета и ООН, и мы обязаны сделать все, что можем, чтобы защитить их. Отмечая, что в рамках следующей сессии Совета мы представим ежегодный доклад Генерального секретаря о репрессиях, я призываю всех вас сотрудничать с Помощником Генерального секретаря Эндрю Гилмором, который возглавляет работу по данной проблеме в рамках всей системы ООН.

 Члены Совета и кандидаты на будущее членство имеют особое обязательство сотрудничать с механизмами Совета. Резолюция 60/251, которой в марте 2006 года был учрежден данный Совет, призывает членов Совета "поддерживать самые высокие стандарты поощрения и защиты прав человека (и) в полной мере сотрудничать с Советом". Несмотря на это, к примеру, Индонезия имеет 21 ожидающих рассмотрения запросов на посещение Специальных процедур и с 2008 года лишь дважды согласилась по посещение мандатариев. На рассмотрении Египта находится 11 запросов на визиты, учитывая, что последняя миссия проводилась в этой стране семь лет назад. Непал, кандидат на членство, имеет 16 неудовлетворенных запросов на посещение, в то время как последняя миссия тематического мандатария проходила в 2008 году. Венесуэла имеет 10 таких запросов, а последнее посещение тематического мандатария проходило в прошлом веке. Филиппины приняли три визита за последние пять лет, но удовлетворения ожидают еще 23 запроса. Несмотря на выдачу постоянного приглашения, член Совета Нигерия все еще не удовлетворила 15 запросов на посещение страны; один визит Специального докладчика был одобрен в прошлом году, но перед этим последний визит проходил в 2007 году.

Но самое поразительное то, что, несмотря на избрание Бурунди членом Совета в 2015 году, эта страна продолжает совершать одни из самых серьезных нарушений прав человека, с которыми когда-либо имел дело Совет, в то время как правительство приостановило все формы сотрудничества с моим Управлением. В сентябре независимая миссия Совета была объявлена персоной нон грата, и нынешняя Комиссия по расследованию не смогла попасть в страну.

Обращаясь к государствам, не являющимся членами Совета, отмечу, что Бахрейн, Лаос, Танзания и Туркменистан не позволили провести ни одного визита Специальных процедур в течение последних пяти лет, а также каждая страна имеет уже более пяти неудовлетворенных запросов. Ямайка тоже подпадает под эту категорию, но согласилась на визит Рабочей группы экспертов по проблемам лиц африканского происхождения, и я призываю правительство выбрать конкретные даты для этого визита. Зимбабве с 14 ожидающими рассмотрения запросами так и не согласилась ни на одну миссию мандатария.

Я решительно оспариваю представленный некоторыми своекорыстный аргумент о том, что Совету следует избегать рассмотрения страновых ситуаций; такое мнение, как правило, высказывают лидеры стран, в которых мало независимых институтов, и которые резко ограничивают основные свободы.

Правительства Беларуси, Корейской Народно-Демократической Республики, Эритреи, Израиля и Ирана также отвергли резолюции о создании мандатов, посвященных ситуации на их территории, и впоследствии не пускали в страну соответствующих мандатариев.

Что касается Сирии, уже долгое время туда нет доступа ни для моего Управления, ни для Комиссии по расследованию событий в Сирии. И это невзирая на продолжающиеся ужасные страдания сирийского народа, особенно в осажденных общинах. Я повторяю свой призыв освободить всех неправомерно задержанных лиц в Сирии. ООН уже завершает процесс назначения руководителя международного, беспристрастного и независимого механизма.

В прошлом месяце Корейская Народно-Демократическая Республика все-таки позволила провести первый в истории визит представителя Специальных процедур, Специального докладчика по вопросу о правах инвалидов, и я приветствую этот шаг. Учитывая крайнюю тяжесть доведенных до нашего сведения нарушений в этой стране, должно быть ясно, что это ни в коей мере не умаляет необходимость срочного взаимодействия со страновым мандатом и моим Управлением, включая наше полевое присутствие в Сеуле.

Мьянма предоставила доступ мандатарию по этой стране, но часто отклоняла доступ в конкретные места, интересующие мандатария, предоставляя противоречивые объяснения этих ограничений. Я призываю правительство к полноценному сотрудничеству с недавно созданной независимой Миссией по установлению фактов в Мьянме, включая полный и неконтролируемый доступ к штату Ракхайн, где, как мы считаем, имели место в высшей степени шокирующие нарушения прав человека.

В этом обзоре глобального сотрудничества или отказа от сотрудничества со Специальными процедурами следует отдельно упомянуть Кубу, которая в апреле, после десяти лет полного отсутствия визитов мандатариев, согласилась на миссию Специального докладчика по вопросу о торговле людьми. Довольно необычно, что такой активный член Совета по правам человека столь сильно ограничивает свое взаимодействие со Специальными процедурами.

За последние семь лет Китай пригласил четыре мандатария Специальных процедур, но, как и в случае некоторых других стран, эти миссии столкнулись с трудностями в отношении необходимой свободы передвижения и доступа к независимому гражданскому обществу.

В довершение, в противовес названным примерам несколько государств приложили значительные усилия для сотрудничества с мандатариями, содействуя проведению более чем пяти посещений за последние пять лет: Австралия, Бразилия, Чили, Грузия, Италия, Мексика, Тунис и Соединенные Штаты Америки. Однако не все эти визиты проходили без осложнений. Соединенным Штатам Америки, которые согласились на проведение шести визитов Специальных процедур за последние пять лет, а также на еще два будущих визита в 2017 году, по-прежнему необходимо предоставить Специальному докладчику по вопросу о пытках доступ в тюрьму в заливе Гуантанамо в соответствии с кругом полномочий Специальных процедур во время посещений. Австралия, кандидат на членство в Совете, не предоставила доступ во все места содержания под стражей для мигрантов и, несмотря на многочисленные рекомендации, не были приняты достаточные меры для разрешения ситуаций в центрах в Науру и Манусе.

Г-н Председатель,

Когда государство становится участником международного договора в области прав человека, оно обязуется выполнять его, прежде всего, перед своим народом. Процедура представления докладов призвана выявить пробелы в защите и определить меры, необходимые для их устранения. Они являются обязательными. Несмотря на это, 74 страны просрочили представление докладов на десять и более лет, и через несколько минут, когда полный текст этого выступления будет опубликован на веб-сайте моего Управления, список этих стран будет прилагаться к нему[1]. Так и не были представлены 280 первоначальных докладов; это означает, что государства ратифицировали соответствующие договоры или факультативные протоколы, а затем, очевидно, отказались от своих обязательств, не выполнив свое обещание.

В докладе HRI/MC/2017/2, представленном в прошлом месяце на рассмотрение руководителей договорных органов, часто с шокирующими подробностями рассказывается о подобном несоблюдении своих обязательств государствами-участниками. Следующие договоры имеют самую высокую долю государств-участников, не выполняющих свои обязанности в связи с представлением докладов: Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах; Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания; и Международный пакт о гражданских и политических правах. Это основополагающие договоры. Шестьдесят пять государств, ратифицировавших Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, не представили доклады о его осуществлении. Почти 30% государств-участников не представили свой первоначальный доклад Комитету по правам инвалидов.

С прошлого года ООН ведет интернет-трансляцию всех публичных обзоров, проводимых комитетами договорных органов, и они вызывают значительный интерес в соответствующих странах; в апреле обзор третьего доклада Туниса для Комитета против пыток транслировался в прямом эфире в кинотеатре для аудитории, среди которой были государственные должностные лица, активисты, СМИ и пострадавшие. И это правильно: цель и предмет докладов о ситуации в области прав человека должны нести пользу всем людям. Представление докладов не является самоцелью или просто механическим процессом для удовлетворения бюрократических требований.

К настоящему времени только 33 страны полностью выполнили свои обязательства по представлению докладов в договорные органы: Австралия, Азербайджан, Беларусь, Бельгия, Бутан, Канада, Китай, острова Кука, Дания, Эквадор, Франция, Ватикан, Гондурас, Италия, Кувейт, Кыргызстан, Литва, Маршалловы острова, Монголия, Черногория, Ниуэ, Оман, Польша, Республика Молдова, Российская Федерация, Руанда, Сингапур, Швеция, Туркменистан, Украина, Соединенные Штаты Америки, Уругвай и Узбекистан. Как я уже сказал, представление докладов необходимо, но само по себе оно не обязательно приводит непосредственно к реальному прогрессу.

Г-н Председатель,

Я рад сообщить о ряде ситуаций, в которых доступ для моих сотрудников расширился или, вероятно, расширится в ближайшем будущем.

В Узбекистане, когда я посещал Ташкент в прошлом месяце, должностные лица самого высокого уровня сотрудничали с региональным отделением моего Управления по Центральной Азии и пообещали пригласить мандатариев Специальных процедур в эту страну, начиная со Специального докладчика по вопросу о свободе религии и убеждений. Перед Узбекистаном по-прежнему стоят большие трудности в области прав человека, но я считаю, что руководство в стране ведет ее в правильном направлении.

Армения также недавно уведомила меня о своем намерении перевести на новый уровень взаимодействие с моим Управлением, и мы продолжим обсуждения с правительством по данному вопросу.

В ходе моего визита в Эфиопию в прошлом месяце я подписал с правительством меморандум о заинтересованности и провел важные обсуждения с властями, в том числе о необходимости увеличения демократического и гражданского пространства. Хотя мои сотрудники еще не получили доступ для оценки недавних событий в районах Оромия и Амхара, я надеюсь, что это случится, и я пообещал провести еще один визит в Эфиопию в следующем году. Недавние приговоры в отношении оппозиционных лидеров, очевидно, выражавших несогласие, крайне обеспокоили меня, как и периодические блокировки ресурсов в социальных СМИ.

Правительство Мозамбика одобрило проведение технической миссии моими сотрудниками и попросило УВКПЧ оказать помощь в обучении сотрудников полиции, улучшении отправления правосудия и условий содержания в тюрьмах, а также помощь в вопросах правосудия переходного периода. Я надеюсь, что, в конечном итоге, это приведет к тому, что УВКПЧ и Специальные процедуры получат более широкий доступ для проверки заявлений о суммарных казнях, произвольных убийствах и насильственных исчезновениях.

И без того тяжелая ситуация в провинциях Касаи в Демократической Республике Конго продолжает ухудшаться, распространяясь на другие провинции и выходя за границы страны, в Анголу. Учитывая затрудненный доступ к районам, где происходят нарушения и злоупотребления, на следующей неделе я направлю в данный регион группу сотрудников, чтобы они встретились с людьми, бегущими от нападений. Если к 8 июня я не получу надлежащий ответ от правительства касательно совместного расследования, я буду настаивать на создании международного механизма по расследованию событий в провинциях Касаи.

В Западной Сахаре продолжается обсуждение с правительством касательно возобновления технических миссий. Мое Управление также рассматривает варианты получения доступа в Крым[2].

Я глубоко сожалею о необходимости сообщить, что в ряде других районов с момента моего выступления перед Советом в сентябре 2016 года не произошло никаких изменений в отношении важнейшего вопроса доступа. В юго-восточной части Турции наши усилия по расследованию заявлений о серьезных нарушениях по-прежнему отклоняются, в то время как количество лиц, ожидающих судебного разбирательства, по всей стране дает повод усомниться в том, что в отношении них соблюдаются все процессуальные гарантии.

Несмотря на повторные запросы высокого уровня в адрес Индии и Пакистана, моим сотрудникам так и не был предоставлен неограниченный доступ к территориям по обе стороны линии контроля между Джамму и Кашмиром, контролируемых Индией, и Кашмиром, контролируемым Пакистаном, и мы продолжаем получать сообщения о росте насилия, жертвах среди мирного населения, комендантских часах и отключении веб-сайтов.

В Венесуэле нарастающий кризис в области прав человека, включая убийства, по меньшей мере, 60 человек, по данным Генерального прокурора, а также распространенный дефицит и голод, явно говорит о все более неотложной необходимости в проведении беспристрастного анализа и быстрого оказания помощи. Я призываю правительство удовлетворить мой запрос на проведение миссии в этой стране на рабочем уровне.

Как уже знает Совет, там, где ситуация с правами человека выглядит критической, и где мое Управление повторно получает отказ в доступе, единственным для нас вариантом может быть проведение различных форм дистанционного мониторинга. До тех пор, пока сохраняются отказы в предоставлении доступа, я буду вынужден публично и регулярно сообщать о выводах такого мониторинга.

Г-н Председатель,

На прошлой неделе власти Центральноафриканской Республики, УВКПЧ и МИНУСКА опубликовали обзорный доклад по правам человека. Мы искренне надеемся, что данный доклад активизирует национальные и международные усилия по борьбе с безнаказанностью и пошлет мощный сигнал о том, что правосудие свершится над всеми, кто участвуют в нынешней волне ужасающего насилия, угрожающего стране, или кто поддерживает его.

Недавно Гватемала продлила соглашение о пребывании странового отделения моего Управления еще на три года, что является положительным шагом. Однако я сожалею, что присутствие УВКПЧ в Боливии закроется в конце этого года согласно решению правительства. Тем не менее, мы продолжим следить за ситуацией в области прав человека в Боливии в той мере, в какой это возможно.

Г-н Председатель,

Каждое государство согласилось с тем, что "государства, независимо от их политических, экономических и культурных систем, несут обязанность поощрять и защищать все права человека и основные свободы", говоря словами Венской декларации. Каждое государство является участником, по крайней мере, одного из девяти основных договоров в области прав человека. И было бы неприемлемым, если бы делегации пришли к выводу, что, сведя к минимуму взаимодействие с механизмами по правам человека, они могут избежать или отказаться от выполнения этих обязательств перед своим народом и народами всего мира.

Лидеры могут не желать соглашаться с такой реальностью, но, нравится нам это или нет, человечество взаимосвязано. Пытки детей в Даръа в марте 2011 года и насильственные нападения сирийских сил безопасности во время протестов, организованных их родителями, соседями, сторонниками, привели к конфликту, в котором жестокие убийства, уничтожение и ударные волны продолжают сеять разрушения уже далеко за пределами Сирии. Мы снова и снова видим вокруг себя все более жестокие результаты дискриминации, лишений и несправедливости в условиях эскалации кризисов, страданий и развязывания войн.

Независимо от того, считают отдельные лидеры эту правду удобной или нет, тем не менее, остается фактом то, что отрицание прав человека в одной стране касается каждого государства-участника Организации.

Прогресс в области прав человека требует куда больше, чем просто подпись внизу документа. Мое Управление, специальные процедуры Совета и договорные органы несут государствам пользу объективного и экспертного анализа, обширный опыт и практические средства достижения целей.

Я считаю, что у нас есть прекрасная возможность использовать для дальнейшей работы приверженность Генерального секретаря предупреждению нарушений, а также положения Повестки дня до 2030 года, в основе которой лежит стремление положить конец дискриминации по любому признаку, опирающееся на соблюдение прав, в особенности права на развитие. Мы можем использовать эти точки входа, чтобы выработать новые возможности для защиты прав человека, которая может повлиять на жизнь огромного числа людей. Но основная ответственность за то, чтобы эти двери открылись, по-прежнему лежит на правительствах, лидерах и Совете.

Благодарю за внимание.

[1] Афганистан 3, Антигуа и Барбуда 3, Багамские острова 1, Бахрейн 3, Бангладеш 3, Барбадос 1, Белиз 3, Бенин 1, Боливия 2, Ботсвана 4, Бразилия 1, Бурунди 1, Кабо-Верде 7, ЦАР 2, Чад 2, Коморские острова 2, Конго 2, Кот-д'Ивуар 4, Хорватия 2, Куба 1, Доминика 6, КНДР 1, ДРК 1, Египет 1, Экваториальная Гвинея 4, Эритрея 5, Габон 2, Гамбия 1, Гана 2, Гренада 2, Гвинея 3, Гвинея-Бисау 1, Гайана 1, Гаити 1, Венгрия 1, Индия 1, Ямайка 1, Иордания 1, Кения 1, Кирибати 1, Латвия 1, Ливан 1, Лесото 6, Либерия 3, Ливия 4, Малави 3, Мальдивы 1, Мали 6, Микронезия 1, Мозамбик 2, Намибия 2 , Нигер 3, Нигерия 3, Панама 3, Папуа-Новая Гвинея 1, Румыния 2 , Сан-Марино 2, Сан-Томе и Принсипи 1, Сенегал 4, Сейшельские острова 3, Сьерра-Леоне 2, Соломоновы острова 2, Сомали 4, Сент-Китс и Невис 2, Сент-Люсия 1, Сент-Винсент и Гренадины 4, Суринам 1, Свазиленд 4, Сирийская Арабская Республика 2 , Таджикистан 2, Восточный Тимор 3, Тонга 2, Тринидад и Тобаго 2, Тунис 1, Уганда 1, Вьетнам 1, Зимбабве 3

[2]Автономная Республика Крым и город Севастополь являются частью территории Украины, как указано в резолюции 68/262 Генеральной Ассамблеи.

КОНЕЦ​

Для получения более подробной информации и с запросами от СМИ, пожалуйста, обращайтесь к Руперту Колвиллю (+41 22 917 9767 / rcolville@ohchr.org), Равине Шамдасани (+41 22 917 9169 / rshamdasani@ohchr.org) или Лиз Тросселл (+41 22 917 9466 / ethrossell@ohchr.org)

 

Беспокоитесь о мире, в котором мы живем? Тогда БОРИТЕСЬ за чьи-то права сегодня.  Боритесь за права человека (#Standup4humanrights) и посетите страницу в Интернете http://www.standup4humanrights.org

Используйте хэштег и поделитесь новостью - Твиттер: @UNHumanRights и Фейсбук: unitednationshumanrights​