Header image for news printout

В Ливии возвращенные мигранты подвергаются ограблениям, изнасилованиям и убийствам

Мнение Верховного комиссара ООН по правам человека Зейда Раада аль Хусейна

8 сентября 2017 г.

На прошлой неделе в Париже семь глав европейских и африканских государств и правительств договорились о плане действий в области миграции и предоставления убежища в связи с перемещениями из стран Африки к югу от Сахары через Ливию в Европу. В окончательном варианте текста признается общая ответственность за искоренение основных причин нерегулярной миграции и нарушений прав человека, с которыми сталкиваются мигранты, необходимость защитить тех, кто нуждается в этом, и поддержать положительный вклад регулярной и эффективно управляемой миграции.

Это важные обязательства, но они не скрывают того факта, что данный план, главным образом, призван стать препятствием на пути в Европу.

Нет простого решения этой самой сложной проблемы, нет панацеи, которая устранит стремление людей бежать от войны, преследования и нищеты, от изменения климата и других антропогенных бедствий при нежелании европейских народов принять большое число мигрантов и беженцев.

Возможно, самым тревожным упущением парижского документа является отсутствие подробного плана для борьбы со скрытым человеческим бедствием, которое продолжается в Ливии и вдоль ее побережья.

В декабре прошлого года в докладе, совместно опубликованном моим Управлением и Миссией ООН по поддержке в Ливии, подробно описывались ужасные нарушения и злоупотребления, с которыми сталкивались мигранты в официальных и неофициальных местах содержания под стражей в Ливии. В то время докладу уделили некоторое внимание, но факты быстро забываются, если они являются неудобными.

Девять месяцев спустя ситуация, по меньшей мере, ухудшилась. Поступали заявления, проверка которых была за рамками наших возможностей. Сообщения о телах, найденных в пустыне, в лесу и на пляжах. Сотрудники ООН по правам человека связываются с моргами в различных городах, и те жалуются на то, что у них не хватает места, чтобы принять все тела. Некоторые мигранты умирают от жажды, голода и легко излечимых заболеваний, некоторых пытают и избивают до смерти, пока они занимаются рабским трудом, других убивают по случайности.

Неопознанные тела хоронят в необозначенных могилах. Другие просто исчезают, незарегистрированные, неоплаканные, в то время как где-то в стране, раскинувшейся к югу от Сахары родственники с тревогой ждут новостей, которые никогда не придут. Кроме них, очевидно, никого это больше не заботит.

Наши сотрудники также регистрируют случаи изнасилования женщин, помещенных под стражу. Они находят способы встретиться с женщинами, которых мужчины держат целый день взаперти, те же самые мужчины, которые затем ночью организуют их изнасилование. В некоторых случаях каждую ночь. Мы говорим с этими женщинами, но бессильны избавить их от этой ужасной судьбы. Подобные изнасилования характерны для данной страны. Но, несмотря на доклады наподобие того, который мы опубликовали в декабре прошлого года, или статьи, вроде этой, похоже, эта ситуация мало кого заботит.

Данные, которые мы получаем, обрывочны. Мы получаем информацию лишь из некоторых частей страны. Другие части страны слишком опасны для посещения либо сотрудниками ООН, либо другими лицами, которые могут передать информацию. Мы даже не можем определить масштабы нарушений, от которых страдают мигранты во всех этих скрытых местах, где нет верховенства права. Положение мигрантов, пересекающих Ливию, было ужасающим в период правления Каддафи, но с тех пор оно стало просто адским.

И в этом заключается моральная и правовая дилемма ЕС. Когда мы опрашивали мигрантов в Италии, мы узнали, что многие были задержаны ливийской береговой охраной во время их первых попыток сбежать. Но это не остановило их отчаянного стремления попасть в Европу, они пришли лишь в еще большее отчаяние после того, как их отправили обратно в тиски ополчения и государственных служащих, которые используют их и нарушают их права. Возврат людей в места содержания под стражей, где их произвольно удерживают, и где они сталкиваются с пытками, изнасилованиями и другими серьезными нарушениями прав человека, явно противоречит запрету на выдворение, предусмотренному международным правом.

ЕС и Италия, в частности, готовы поддержать ливийскую береговую охрану, стрелявшую по лодкам неправительственных организаций, пытавшихся спасти мигрантов, которые могли утонуть, и в результате, этим неправительственным организациям приходится работать намного дальше от моря. Береговая охрана, которая иногда спасает мигрантов, попавших в беду, но иногда решает этого не делать. Как и ополченцы на берегу, сотрудники береговой охраны тоже иногда избивают и грабят мигрантов, которых перехватывают, и даже иногда стреляют по ним. Некоторые европейские власти не признают всю тяжесть нарушений береговой охраны, которые угрожают жизням людей, и при этом критикуют неправительственные организации, пытающиеся спасти их.

Вчера, 7 сентября, президент одной из этих НПО, Джоан Лиу из "Врачи без границ", опубликовала открытое письмо с описанием ужасных условий, с которыми она и ее сотрудники столкнулись в местах содержания под стражей, осуждая то, что она назвала "циничным соучастием" тех, кто поддерживает возврат мигрантов в Ливию, не замечая, что происходит в этой стране. Я полностью поддерживаю ее анализ и разделяю ее отвращение к этой ситуации.

Я не хочу преуменьшать значение парижского договора, который содержит важное признание того, что необходимы всеобъемлющие меры реагирования на эту сложную ситуацию. Но он почти не предусматривает защиту прав мигрантов на территории Ливии и в лодках, а также не содержит положений об острой необходимости в альтернативах произвольному помещению уязвимых людей под стражу.

Необходимы серьезные действия, чтобы защитить сотни тысяч мигрантов, удерживаемых в Ливии, поскольку невинные люди продолжают умирать или подвергаются ненадлежащему обращению каждый день на суше и на воде. Мы больше не должны отводить глаза от этой жестокой реальности.