Header image for news printout

Предварительные выводы по итогам посещения Республики Узбекистан Специальным докладчиком по вопросу о свободе религии или убеждений

Узбекский

​Ташкент, 12 октября 2017 г.

Введение

В период со 2 по 12 октября 2017 я совершил поездку в Республику Узбекистан в качестве Специального докладчика Организации Объединенных Наций по вопросу о свободе религии или убеждений. Во-первых, я благодарен за то, что правительство пригласило меня посетить страну, особенно с учетом того, что я являюсь первым Специальным докладчиком, который был приглашен с 2002 года. Я также хотел бы выразить признательность правительству за всестороннее сотрудничество в удовлетворении всех моих просьб о проведении встреч и предоставлении мне беспрепятственного доступа к учреждениям, включая тюрьму Жаслык. Также выражаю огромную благодарность Министерству иностранных дел и Национальному центру Республики Узбекистан по правам человека, в частности профессору Саидову, за их усилия в координации. Я благодарю Страновой офис ПРООН в Ташкенте за его любезное содействие во всех вопросах логистической поддержки, без чего этот визит не смог бы пройти так гладко. Кроме того, я хотел бы также поблагодарить региональное отделение Управления Верховного комиссара по правам человека для Центральной Азии в Бишкеке за дополнительную поддержку в проведении миссии. Сердечная благодарность, в частности, представителям правительственных учреждений, организаций гражданского общества и религиозных общин, которые делились своим опытом, оценкой и видением. Я провел много открытых обсуждений в Ташкенте, Фергане, Бухаре, колонии Жаслык, которые помогли мне многое понять.

Сегодня я представлю свои предварительные выводы, включая некоторые основные результаты наблюдений, на которые я хотел бы обратить Ваше внимание. Официальный окончательный доклад будет представлен на 37-ой сессии Совета по правам человека в марте 2018 года. В ходе подготовки доклада я буду продолжать вовлекать и работать в консультации с правительством и всеми соответствующими заинтересованными сторонами для получения более подробной информации и разъяснений в отношении этих предварительных результатов наблюдений и впечатлений.

В качестве Специального докладчика ООН по вопросам о свободе религии или убеждений я занимаюсь не только вопросами религиозного преследования или принуждения. Свобода мысли, совести, религии или убеждений (далее по тексту, свобода религии или убеждений - СРИУ) также охватывает ограничения в правовых рамках или рамках общественных структур, которые могут затрагивать свободное волеизъявление людей разных религиозных верований и практики вероисповедания. Кроме того, это также включает в себя менее заметные скрытые дискриминационные аспекты в политике. Цель свободы религии или убеждений состоит в том, чтобы создать инклюзивное общество, которое позволяет каждому свободно выражать, проявлять и исповедовать свою веру в частной или публичной форме. В частности, существуют проблемы, которые необходимо решать во всех обществах, и это долгосрочный проект.

Позитивные изменения

Правительство продемонстрировало готовность внести изменения и выполнить свои международные и государственные обязательства. В целях осуществления соглашений, достигнутых в ходе визита Верховного комиссара ООН по правам человека в Узбекистан в мае 2017 года, Кенгаш Законодательной палаты Олий Мажлиса и Кенгаш Сената Олий Мажлиса совместно приняли постановление об утверждении плана действий по дальнейшему развитию сотрудничества с УВКПЧ ООН (Управление Верховного комиссара по правам человека Организации Объединенных Наций). В частности, приглашение меня посетить страну уже является предпринятой инициативой и весьма положительно оценивается. Кроме того, план действий предусматривает расширение участия женщин в государственном управлении и защите их прав. В целом, равенство мужчин и женщин поощряется и гарантируется Конституцией и другими законами Узбекистана.

Кроме того, под руководством президента Шавката Мирзиёева Узбекистан проводит определенные реформы в соответствии со Стратегией Действий на 2017-2021 года по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан. В частности, часть 5 Стратегии Действий охватывает межконфессиальную терпимость и межэтническую гармонию. По словам Президента, приоритетом является осуществление простого и четкого принципа: «Интересы человека – на первом месте».

В июне 2017 года Президент распорядился о пересмотре отдельных дел о содержании под стражей, а также по меньшей мере 16 000 лиц были сняты из "чёрного списка". Правительство приступило к осуществлению программы реинтеграции в общество тех граждан, которые подвергались стигматизации или остракизму в результате предполагаемого религиозного экстремизма. В тюрьмах, как представляется, принят аналогичный реабилитационный подход к заключенным.

Существует проект Закона "Об общественном контроле", который позволит Парламенту и гражданам осуществлять контроль за деятельностью всех правоохранительных органов с точки зрения защиты прав и свобод человека.

Недавнее создание Народных приёмных Президента по всей стране служит цели обеспечения большей подотчетности и доступности правительства для населения. В настоящее время граждане могут вносить свои соображения, вызывающие беспокойства Президенту через приёмные и, как правило, должны получать ответ в течение короткого промежутка времени. До настоящего времени было получено около 1.200.000 жалоб, и около 80% случаев уже урегулированы по данным Правительства.

Президент признал необходимость поощрения всеобщего доступа к образованию, ликвидации безграмотности и повышения уровня обучения; в этой связи он также объявил о создании Международного научно-исследовательского центра имени Имама Аль-Бухари в Самарканде и Центра Исламской Цивилизации в Ташкенте.

Я заметил, что были приложены большие усилия для осуществления предложенных реформ, и граждане стали свидетелями определенных позитивных изменений. Реформы носят амбициозный характер и потребуют систематического, прозрачного и подотчетного осуществления и контроля. Кроме того, необходимо тщательно планировать устойчивость этих изменений. Задачи, которые предстоит решить в ходе осуществления этой программы нельзя недооценивать и необходимо обеспечить соответствующий баланс.

Конституционная и правовая основа в области свободы религии в Узбекистане

Свобода религии или убеждений (включая свободу от религии) гарантируется статьей 31 Конституции, однако в соответствии со статьей 20 предусмотрено, что осуществление гражданином прав и свобод, закрепленных в Конституции, не должно нарушать законных интересов, прав и свобод других лиц, государства и общества. Статья 61 Конституции устанавливает светские рамки, гарантирующие невмешательство государства в дела религиозных общин, разделяя государство и религию, в том числе путем запрещения формирования политических партий по религиозным принципам, согласно статье 57.

Подробная информация о масштабах и ограничениях, связанных с осуществлением свободы религии или убеждений, содержится в Законе "О свободе совести и религиозных организациях" от 1998 года (далее – закон о религии). Законом предусматривается уголовная ответственность за незарегистрированную религиозную деятельность; требует официального утверждения содержания, производства и распространения религиозных публикаций; и запрещает прозелитизм и другие миссионерские мероприятия.

Кроме того, Закон "О профилактике правонарушений" от 2014 года предоставляет широкие полномочия государственным органам, включая комитеты, которые организуются на уровне районов (махаллинские комитеты), и был создан контрольный список профилактических мер. В контрольном списке профилактических мер было зарегистрировано свыше 17.000 человек, хотя в настоящее время число сократилось до чуть более 1.000 человек, как это отмечалось выше, в рамках мер реформирования, инициированных Президентом.

Санкции за нарушения закона о религии указаны в Кодексе об административной ответственности кодексе (КОАО) и Уголовном кодексе. Статьи КОАО, которые чаще всего упоминаются в контексте свободы религии или убеждений, следующие: Статья 184-2, которая предусматривает наказание за незаконное изготовление, хранение или ввоз на территорию Республики Узбекистан с целью распространения или фактическое распространение материалов религиозного содержания физическими лицами; Статья 201, часть 2, в которой предусматривается административная ответственность за нарушение процедуры проведения религиозных митингов, уличных шествий или других религиозных церемоний; Статья 202, предусматривающая наказание за предоставление участникам несанкционированных собраний, митингов и уличных демонстраций помещений или другого имущества (средств связи, копировальной и другой техники, оборудования, транспорта) или создания иных условий для проведения такой деятельности; Статья 240, часть 1, которая предусматривает наказание за нелегальную религиозную деятельность, уклонение руководителей религиозных организаций от регистрации устава организации и организацию и проведение специальных детских и юношеских собраний, а также трудовых, литературных и иных кружков и групп, не имеющих отношения к отправлению веры. В последнем случае наказание варьируется от наложения штрафа в размере от 50 до 100 минимальных размеров месячной заработной платы до административного ареста на срок до 15 суток, а другие упомянутые выше нарушения влекут только наложения штрафов.

В Уголовном кодексе приводится различие между "незаконными" (незарегистрированными) группами и "запрещенными" группами, которые считаются "экстремистами". Статья 244-2 Уголовного кодекса предусматривает уголовную ответственность за членство в организациях, которые запрещены в качестве террористических групп, и таких группировок насчитывается 22. Уголовный кодекс предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет за организацию или участие в деятельности религиозных экстремистских, фундаменталистских, сепаратистских или других запрещенных групп. Уголовным правонарушением, наказуемым лишением свободы на срок до пяти лет, является организация или участие в незарегистрированной религиозной группе. В статье 216-1 Уголовного кодекса также конкретно запрещается склонение других к присоединению к незаконным религиозным группам и наказывается лишением свободы на срок до трех лет.

Статья 216-1 Уголовного кодекса предусматривает наказание за прозелитизм – обращение лиц, принадлежащих к определенной религии, в другую религию – сроком до трех лет тюремного заключения; запрещает прилагать усилия для привлечения несовершеннолетних к религиозным организациям без родительского разрешения; запрещает всем лицам, кроме духовенства и лиц, служащих на руководящих должностях официально признанных религиозных организаций, носить религиозные одеяния в общественных местах. Любая религиозная служба, проводимая незарегистрированной религиозной организацией, является незаконной в соответствии со статьей 216-2 Уголовного кодекса.

Изложенные выше положения имеют весьма серьезные последствия для прав, защищаемых международным правом в области прав человека, в отношении свободы религии или убеждений, особенно в том, что касается проявления вероисповедания частным или публичным образом, будь то в одиночку или в общине с другими, в богослужении, соблюдении, практике и преподавании. Ряд ограничений, применяемых к практике вероисповедания, также негативно сказывается на праве на обучении детей религиозным ценностям родителей, а также на развитии возможностей ребенка. Несмотря на конституционную приверженность принципу светскости, государство во многих отношениях вмешивается в свободное осуществление вероисповедания, либо во имя государственных интересов, либо в качестве блюстителя коллективных интересов.

Хотя свобода религии или убеждений в соответствии с международным правом является неотъемлемым правом и предусматривает ограничения на основании общественной безопасности, общественного порядка, здоровья, нравственности и основных прав других лиц, и поддерживает лишь ненасильственные действия, режим ограничений, устанавливаемый правовой базой, политикой и практикой властей превышает пределы, установленные международным правом. Таким образом, понятие о том, что свобода религии или убеждений является правом человека, присущим каждому человеку, не признается в законодательстве и практике.

Режим чрезмерных ограничений, устанавливаемых законом, поддерживается представителями правительства и других государственных учреждений, руководителями признанных религиозных общин и несколькими членами гражданского общества.

Эти представители, как правило, убеждены в том, что такая политика оправдана несколькими причинами. Выдвинутые аргументы включают в себя опыт религиозного экстремизма, включая терроризм, в недавнем прошлом в стране, а также в странах вокруг, подверженность трудящихся-мигрантов радикальному учению ислама в принимающих их сообществах, а также относительный мир и стабильность в стране которые были обеспечены благодаря осуществлению этой политики.

Некоторые из этих доводов в пользу успеха этой политики опровергаются издержками в области прав человека, связанных с этой политикой, что привело к задержанию нескольких тысяч человек за связанные с терроризмом обвинения и по другим обвинениям, за их религиозные убеждения и практику. Несмотря на то, что Уголовный кодекс предусматривает 15 лет заключения за умышленное убийство, членство в запрещенной организации, независимо от активного участия в любой насильственной деятельности, может повлечь за собой тюремное заключение на срок свыше 20 лет. В ходе визита не удалось получить точное число лиц, отбывающих наказание за нарушение законов, связанных с осуществлением свободы вероисповедания. Однако тот факт, что более 17,000 лиц были помещены в контрольный список профилактических мер, свидетельствует о том, что эта цифра, вероятно, высока.

Одной из основных задач в области свободы вероисповедания в стране является то, в какой степени право человека на свободу вероисповедания подчиняется интересам сообщества или коллективным интересам. Последнему уделяется такое внимание, что даже самая отдаленная задача в отношении того, что воспринимается как коллективный интерес, ограничена, запрещена или карается. Основные способы применения этих ограничений предусмотрены законом, но не отвечают требованию статьи 18 МПГПП (Международный пакт о гражданских и политических правах) о том, что они также являются пропорциональными и служат законной цели в демократическом обществе и что они не наносят ущерба основным элементам права. Кроме того, право человека на свободу вероисповедания требует, чтобы осуществление этого права не подлежало предварительному признанию государством. Эти стандарты не выполняются в разрезе следующих направлений, в частности:

Типы ограничений свободы религии или убеждений

Регистрация

Как отмечалось выше, Закон Республики Узбекистан «О свободе совести и религиозных организациях» от 1998 года требует регистрации всех религиозных групп в Министерстве юстиции. Закон гласит, что религиозная организация имеет статус юридического лица и может осуществлять свою деятельность только после регистрации Министерством юстиции. Он также предусматривает, что религиозные учебные заведения приобретают право на деятельность после регистрации в Министерстве юстиции и получения соответствующей лицензии. В нем также предусматривается, что лица, преподающие религиозные вероучения, должны иметь специальное духовное образование и осуществлять свою деятельность с разрешения духовного управления, центра. Эти положения делают незаконным исповедование любой формы религии или убеждений в обществе без предварительной регистрации в качестве юридического лица. Однако многие религиозные группы не могут выполнять требования регистрации, такие как наличие постоянного представительства в восьми из тринадцати областей страны для регистрации на республиканском уровне, или подача заявления от имени ста членов для регистрации в определенной местности. Заявители также должны получить согласие Комитета по делам религий и махаллинского комитета. Таким образом, группы религиозных меньшинств испытывают сложности в получении регистрации, и соответственно их общественная деятельность подвергается уголовному преследованию, за исключением случаев, когда регистрация была предоставлена несмотря на то, что общее число членов не составило 100 человек, но было получено согласие Комитета по делам религии.

Согласно международному праву, право проявлять свою веру публично или в частном порядке и в одиночку, или в общине с другими людьми, не исходит из признания со стороны государства, но является неотъемлемым правом и не зависит от признания со стороны государства. Напротив, в Узбекистане регистрация - это тот момент, когда начинается право исповедовать религию или убеждения, за исключением практики в собственном доме. На самом деле процесс регистрации и связанные с ним процедуры могут быть связаны с попыткой управлять внутренними делами религиозной группы, путем ограничения осуществления деятельности группы в сертифицированных помещениях и проведения проверок деятельности этой веры.

Религиозная литература

Закон требует получения лицензии со стороны религиозных групп на публикацию или распространение материалов. Совет по делам религий должен проводить обзоры всех подготовленных материалов и утверждать до их распространения. Материалы включают в себя книги, журналы, газеты, брошюры, листовки, аудиовизуальные материалы, компакт-диски, DVD-диски и материалы, размещенные в Интернете, описывающие происхождение, историю, идеологию, учения, комментарии и ритуалы различных религий мира. Государство запрещает «экстремистским религиозным группам» распространять любые публикации. Лица, которые распространяют листовки или литературу через социальные сети, подвергаются уголовному преследованию и караются тюремным заключением со сроком от 5 до 20 лет за распространение экстремистской идеологии. До недавнего времени такая литература, кроме утвержденной копии Корана, могла храниться только в зарегистрированных местах отправления культа. Теперь христианам разрешено хранить утвержденную копию Библии в их домах.

Прозелитизм и миссионерская деятельность

Закон запрещает прозелитизм и обращение в веру, а лицо, нарушившее данный закон, может быть приговорено к тюремному сроку до трех лет, согласно статье 216-1 Уголовного кодекса. Государство запрещает попытки привлечь несовершеннолетних в религиозные организации без разрешения родителей. Власти четко заявили, что закон не запрещает добровольное обращение лица в веру, однако закон требует избежания напряженности между общинами. Кроме того, закон защищает от любых заявлений о религиозном превосходстве или «неэтичного обращения в веру» посредством материального соблазна, которые могут привести к другим социальным конфликтам.

Представители власти и другие собеседники признали существование социального давления среди большинства мусульманского населения против обращения в веру, в то время как другие религиозные группы отметили, что не чувствуют большого общественного давления в случаях обращения в веру. Несмотря на то, что есть информация о том, что этнические узбеки, которые обратились в христианство, сталкиваются с преследованием и дискриминацией, особенно со стороны лидеров местных сообществ, членов их семей и работодателей, существуют некоторые данные о том, что обращение в веру, которое воспринималось как добровольное, было удовлетворено. Согласно некоторым сообщениям, социальная стигма по отношению тех, кто отказался от ислама и принял другую религию, привела к трудностям в проведении погребений их тел; повлекшая за собой случаи захоронения таких групп лиц в отдаленных кладбищах или сложности в проведении погребальных обрядов с использованием ритуалов другой веры. Однако, есть ряд других лиц, которые отметили факты сотрудничества среди различных религиозных общин в проведении погребальных обрядов лиц, обратившихся в другую религию.

Религиозные группы, нацеленные на прозелитизм, обычно подвергаются более серьезному социальному контролю, а их соседи обращаются в полицию для того, чтобы сообщить об их деятельности. Другая религиозная община обычно сообщает о дружеских отношениях с членами и руководством преобладающей мусульманской веры.

По-видимому, возникла некоторая путаница в отношении того, что запрещено согласно законам против обращения в веру. Многие сообщили, что добровольное обращение в веру было разрешено в соответствии с законом и было принято общественностью. Также выяснилось, что чувствительность к вопросу обращений людей в веру может варьироваться от региона к региону, в зависимости от конкретного контекста региона, и то, что было запрещено, являлось неэтичным обращением в веру. Комитет по делам религии рекомендует, что все попытки проповедовать религию другим лицам за пределами своего дома или в зарегистрированных религиозных помещениях запрещены.

Религиозное образование

Только религиозным группам с зарегистрированным центральным административным органом разрешено обучать религиозных работников и проводить религиозные учения. Девять специализированных исламских учебных школ, называемых медресе, в том числе одна для женщин, а также православная и протестантская семинария официально могут обучать религиозных работников и предоставлять среднее образование. Кабинет Министров рассматривает дипломы, выданные медресе, эквивалентными другим дипломам, позволяя выпускникам медресе продолжать высшее образование. Кроме того, Ташкентский исламский институт и Ташкентский исламский университет предоставляют религиозные программы высшего образования. Помимо отмеченных выше вариантов, не существует других официально санкционированных религиозных учений для лиц, заинтересованных в изучении ислама. Согласно информации, переданной должностными лицами, клирикам из разных религий, в том числе из шиитской общины, получивших квалификацию за рубежом, разрешалось функционировать в лицензированных помещениях.

Государство запрещает детям в возрасте до шестнадцати лет исповедовать религию или посещать места отправления культа в Узбекистане, поскольку считается, что дети должны завершить свое обязательное образование и сделать осознанный выбор позже, хотят ли они исповедовать религию. Было высказано мнение о том, что религия – это взрослая деятельность. Дети могут свободно посещать религиозную школу после завершения их обязательного образования, если они этого хотят.

Мусульманские паломничества

Я получил неоднозначную информацию о возможностях мусульман отправляться в хадж. Официальные лица отметили, что число паломников, которые могли бы путешествовать в Мекку на Хадж, было установлено властями Саудовской Аравии через систему квот. Большинство людей, которые едут в Мекку, старше 40 лет. Они также объяснили, что принято считать, что совершение Хаджа свойственно для мужчин и женщин преклонного возраста, а также отметили, что нет списка ожидания для желающих совершить Хадж. Хотя это может касаться только одного региона, национальные власти заявили, что список ожидания не превышает три года. Число тех, кто может отправиться в хадж, в 2017 году увеличилось от 5000 до 7500 лиц,  также ожидается увеличение и в 2018 году.

Ограничения в местах заключения

Я смог посетить колонию Жаслык. По словам администрации колонии, в ней содержатся около 700 заключенных. Я смог поговорить с несколькими заключенными, в том числе конфиденциально. Начальник объяснил мне, что заключенные могут свободно практиковать свою веру до тех пор, пока они не нарушают внутренний распорядок, правила и расписание учреждения. Судя по тому, что я смог увидеть, значительные усилия были направлены на реабилитацию заключенных, особенно тех, которые были осуждены за предполагаемый религиозный экстремизм. Некоторым из них также были предложены возможности для досрочного освобождения или амнистии, принимая во внимание их раскаяние и хорошее поведение в колонии. Тем не менее, я был проинформирован, что многие из них пребывают в колонии с дополнительными сроками от 1 до 3 лет, за нарушение требований режима отбывания наказания (статья 221 Уголовного кодекса). В некоторых случаях дополнительные сроки в сумме могут превышать первичные сроки пребывания.

Тюремные власти ссылались на светскую приверженность конституции в качестве основания для непредоставления специального разрешения на исповедование веры. Я узнал, что во время месяца Рамадан заключенные, которые хотели соблюдать пост, могли свободно хранить некоторые продукты питания из своего стандартного рациона пищи или те продукты, которые могли быть отправлены их семьями, но тюремное учреждение не обеспечивало их дополнительным питанием на рассвете до начала поста. Как правило, заключенные-мусульмане могут молиться в рамках внутренних правил,  также в тюремное учреждение приглашаются имамы или представители религиозных организаций для выступления с проповедью.

Экстремизм

Одним из основных способов нарушения свободы религии или убеждений является чрезмерно широкое толкование религиозного экстремизма. Согласно информации, переданной мне Генеральной прокуратурой, под экстремизмом понимается деятельность отдельных лиц или групп или ассоциаций по планированию, организации, подготовке или совершению действий, направленных на: насильственное изменение основ конституционного строя, нарушение территориальной целостности и суверенитета Республики Узбекистан (статья 159 Уголовного кодекса); подстрекательство к расовой, национальной или религиозной ненависти, а также социальный диссонанс, связанный с насилием или призывающий к насилию; пропаганда исключительности, превосходства или неполноценности человека (социальной группы) на основе его социальной, расовой, этнической, этнической, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии (статья 156 Уголовного кодекса); нарушение прав человека, свобод и законных интересов в зависимости от их социальной, расовой, национальной, этнической, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии (статья 145 Уголовного кодекса); совершение преступлений, основанных на политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражде или по причине ненависти или вражды по отношению к любой социальной группе, а также от мести за законные действия других лиц с целью сокрытия другого преступления или содействия (в отдельных частях Уголовного кодекса); производство, хранение и распространение экстремистских материалов (статья 244-1 Уголовного кодекса); подрыва безопасности государства (статья 159 Уголовного кодекса); захват или присвоение власти (статья 159 Уголовного кодекса); проведение массовых беспорядков, хулиганство и актов вандализма на основе идеологической, политической, расовой, этнической или религиозной ненависти или вражды, а также мотивы ненависти или вражды по отношению к любой социальной группе (статья 244 Уголовного кодекса); создание, руководство и участие в экстремистской организации (статья 244-2 Уголовного кодекса); публичные призывы к осуществлению всех вышеуказанных действий (статья 159 Уголовного кодекса).

Некоторые из вышеперечисленных положений, как представляется, охватывают широкий спектр мероприятий, и достаточно открыты для толкования тех мер, которые охраняются в соответствии с международным правом. Мне сказали, что в целях совершенствования правовой базы по борьбе с экстремизмом в настоящее время Генеральная прокуратура вместе с другими министерствами и ведомствами разрабатывает Закон «О противодействии экстремизму», в котором будут определены такие понятия, как «экстремизм», «экстремистская деятельность», «экстремистская организация» и другие понятия. Я надеюсь, что представителям широкой местной общественности и международного сообщества будет предоставлена возможность прокомментировать законопроект для извлечения выгод из международной передовой практики в области, которая является вызовом для страны.

Около 3 миллионов узбеков работают за рубежом, в основном в России и Турции, и многие собеседники, как официальные, так и гражданское общество, выразили озабоченность по поводу того, что низкая религиозная грамотность и статус мигрантов подвергают этих работников, большинство которых являются молодыми людьми, радикальной исламской проповеди. Власти объяснили, что в настоящее время ведется работа по решению этих проблем путем отправки официальных лиц за рубеж в качестве превентивной меры, предоставления информации об исламских учениях и предотвращения их радикализации посредством неосведомленного контакта с радикальными идеями и группами. Другие выразили озабоченность в связи с тем, что это был способ контроля за деятельностью узбеков за рубежом, в результате чего они и их семьи на родине были подвергнуты контролю. Подобно махаллинским комитетам в стране, которые играют важную роль в оказании пасторальной помощи, использование чрезмерно широких определений экстремизма и неуважение неприкосновенности частной жизни вызывают большую озабоченность.

Заключение

Несмотря на то, что Конституция Республики Узбекистан гарантирует свободу религии или убеждений в стране, на практике проявление свободы религии или убеждений подчиняется чрезмерным правилам, которые определяют приоритетность безопасности над свободой. Подход, применяемый правительством, как правило, способствует терпимости, а не свободе. Понимание свободы религии или убеждений ограничено, и необходимо повысить уровень грамотности как в вопросах религиях, так и в вопросах религиозной свободы на всех уровнях.

Вместе с тем, существуют признаки того, что правительство привержено своей программе реформ и потенциально может решить ряд проблем, которые были определены выше. Однако предстоящие задачи носят сложный характер, немаловажным является управление процессом реформ для обеспечения прозрачности, значимости, подотчетности и устойчивости прогресса. Требуется не только принятие новых законов, но и значительная институциональная реформа, а также изменения на местах, которые нуждаются в поддержке правительства и поощрении социальных изменений. Это также потребует поддержки со стороны международного сообщества в оказании помощи как правительству, так и гражданскому обществу в поддержании данного импульса.