Header image for news printout

Дублинская платформа для правозащитников 2017, организуемая "Front Line Defenders", Дублин, Ирландия

Заявление Помощника Генерального секретаря по правам человека Эндрю Гилмора

17 октября 2017 г.

В настоящее время права человека во всем мире подвергаются сильнейшим нападкам. Я чувствую это даже в изысканной атмосфере ООН в Нью-Йорке и Женеве, где Верховного комиссара ООН по правам человека Зейда Раада аль Хусейна, моих коллег и меня критикуют со всех сторон, а также пытаются заставить нас замолчать, урезают наши бюджеты и уменьшают наши возможности. И если мы чувствуем это даже здесь, вы, в авангарде, конечно, чувствуете это куда более остро. Враждебный национализм набирает силу вместе с ростом уровня расизма и ксенофобии. Мы видим форму популизма, которая часто является демагогической, дешевой и ксенофобской, когда лидеры и СМИ якобы говорят "от лица народа, выражая его волю". Данная форма популизма направлена против иностранцев и меньшинств и ищет виновных, чаще всего, среди наиболее уязвимых групп населения.

Как недавно сказал Верховный комиссар Зейд: "Вопиющая ненависть, которую я слышу по всему миру, отправляет нас обратно во времена, когда женщины, сексуальные меньшинства и расовые и религиозные группы имели куда меньше свобод". И именно этого и добиваются многие популисты, которые хотят вернуться в некую идиллическую эпоху, когда права были привилегией лишь небольшого числа людей.

Я присоединился к правозащитному движению в конце 70-х годов, будучи наивным и полным энтузиазма подростком-волонтером. Тогда мы этого не знали, но это было начало революции в области прав человека, которая длилась более трех десятилетий. За это время был достигнут огромный прогресс. Но сейчас мы наблюдаем регресс, или движение маятника в обратном направлении, когда многие влиятельные люди сомневаются, а тенденции идут вразрез с ценностями прав человека, свобод и терпимости. Сокращение пространства для деятельности гражданского общества не является случайностью, обычно это результат нетерпимых и в то же время ненадежных лидеров (ненадежных в политическом, военном или психологическом плане), которые не способны вынести тот факт, что НПО могут поставить под сомнение их непогрешимые решения и выступать за права тех, кого они сделали своей мишенью. За последние несколько лет мы видели запреты НПО во многих странах, в том числе в России, Турции, Израиле, Индии, Египте, Эфиопии и Кении.

Регресс выражается во множестве форм. Мы наблюдаем его в таких странах, как Филиппины, где тысячи людей - как мелкие преступники, так и очевидцы - были безжалостно убиты на улицах и в домах государственными агентами при поддержке президента, который хвалится тем, что лично принимал участие в этих убийствах и поощряет своих солдат насиловать сельских женщин.

Миллионы людей по всему миру были шокированы, услышав слова некоторых лидеров о том, что они фактически "предпочитают пытки" - верьте или нет, - потому что "пытки работают". Подобное восхваление пыток вызывает сильное беспокойство и выходит за пределы невольного попустительства, хотя даже оно является неприемлемым.

Регресс продолжает ощущаться в контексте борьбы с терроризмом. Хотя это важная задача, тем не менее, мы увидели, что данные усилия используются как оправдание для заглушения критики, нападок на гражданское общество, произвольных задержаний в огромных количествах и даже казней невинных людей. Некоторые из этих мер, которые полностью противоречат правам человека, наблюдались в таких местах, как Нигерия, Бахрейн и Египет.

Мы видим снова и снова, и правительства просто отказываются усвоить этот урок, что при борьбе с терроризмом способами, которые нарушают права гражданского населения и приводят к тому, что общины чувствуют себя более маргинализированными, у нас, прежде всего, появится еще больше террористов, чем раньше. И именно в этом отношении мы в ООН сейчас реально пытаемся что-то сделать.

Мы также наблюдали, как несправедливо очернялись целые группы: мигранты и меньшинства, будь то рома, мусульмане или мексиканцы.

И нам предстоит пройти долгий путь в нашей борьбе за полную реализацию прав женщин, включая их право на равенство и право быть свободными от дискриминации, насилия и сексуальных домогательств (хотя огромная шумиха вокруг поведения Харви Вайнштейна дает нам понять, что мы, возможно, достигли долгожданного переломного момента в этом вопросе).

Для того, чтобы права человека могли выжить и дать отпор регрессу, необходимо сильное гражданское общество в виде отважных НПО и правозащитников. И что мы в ООН знаем - и должны делать больше для признания этого факта - это то, что вы играете основополагающую роль в последовательной борьбе за права человека, терпимость и справедливость. Вы создаете пространство для дебатов и помогаете сформировать мнение. Вы являетесь двигателем местного процесса принятия решений для проведения реформ.

И, как вам слишком хорошо известно, нарушение текущего положения вещей часто воспринимается негативно. Борьба за права других и за то, что правильно, может делать видимым то, что власть имущие хотели бы скрыть. Если это также включает в себя перераспределение власти и доступ к ценным ресурсам, то может последовать жесткая реакция. Защитники прав коренных народов и экологических прав часто становятся мишенью такой реакции, как я узнал на прошлой неделе, когда был в Колумбии, а до этого - в Гондурасе. А защитники прав женщин подвержены специфическому риску.

Мы в Организации Объединенных Наций опираемся на сотрудничество с субъектами гражданского общества по всему миру. Вы даете необходимые практические идеи и информацию, предупреждаете систему ООН об изменяющихся ситуациях и настаиваете на принятии правильных мер. Работа Управления ООН по правам человека: наша информационно-просветительская работа с правительствами; наше техническое сотрудничество и обучающие программы для сотрудников правоохранительных органов, государственных должностных лиц, сотрудников судебной системы и сил безопасности, субъектов гражданского общества и других людей; особенно наши отчеты о мониторинге и расследованиях нарушений прав человека, - все это было бы лишено прочной основы, если бы мы не могли рассчитывать на вашу отвагу, ваши экспертные знания, принципиальность и мнения.

Мы сделали приоритетной поддержку гражданского общества следующим образом:

  • мы предоставляем правовые рекомендации и способствуем наращиванию потенциала;
  • мы делимся опытом и примерами передовой практики и обеспечиваем практическими средствами;
  • мы помогаем гражданскому обществу взаимодействовать со Специальными процедурами, договорными органами и Универсальным периодическим обзором ООН;
  • мы стимулируем ведение диалога с государственными деятелями и поддерживаем правовые рамки и эффективный доступ к правосудию.

Иногда - как вы могли испытать на себе или видеть - взаимодействие с ООН в области прав человека может привести к репрессиям и запугиваниям. Для Организации это давняя проблема, и мы крайне обеспокоены ростом числа подобных действий. Они приобретают форму запретов на перемещение, угроз и притеснений, клеветнических кампаний, слежки, ограничительного законодательства, физических нападений, произвольных арестов и помещений под стражу, пыток и ненадлежащего обращения, включая сексуальное насилие, отказа в доступе к медицинской помощи и даже убийств.

Запугивание правозащитников происходит все время. Его цель заключается в том, чтобы наказать лиц, которые уже высказали свое мнение, чтобы многие другие поняли, что лучше не высказываться в будущем.

Признавая тяжесть этой проблемы, в октябре прошлого года Генеральный секретарь объявил о своей просьбе ко мне возглавить усилия по укреплению действий на уровне всей системы ООН, направленных на предупреждение репрессий, защиту от них, расследование и обеспечение подотчетности в их отношении. Многие правительства готовы помочь и предложили свои ресурсы для этого дела. Наша принимающая страна Ирландия очень сильна в этом отношении. Мы стараемся получить как можно больше информации о том, что происходит, и для этого нам нужен ваш вклад, и мы будем распространять адрес нашей электронной почты, чтобы получить его.

В прошлом месяце я представил Совету по правам человека в Женеве годовой доклад Генерального секретаря по вопросу о репрессиях.

Обычно я сам подозрительно отношусь к людям, которые цитируют сами себя. Но я надеюсь, что в свете прямого отношения к тому, о чем я говорю сегодня, вы простите мне то, что я приведу несколько строк из своего выступления перед Советом по правам человека три недели назад в рамках представления доклада Генерального секретаря по вопросу о репрессиях:

Мы считаем, что значимость данного доклада выходит далеко за рамки конкретных случаев, рассматриваемых в нем. Я думаю, нам следует воспринимать этих людей как тех, кто первыми реагирует на проблему, отважно продолжая говорить до тех пор, пока их голоса не заглушит токсичная негативная реакция против людей, прав и достоинства, как мрачное предупреждение для всех нас. (...)

Иначе и не назвать как ужасной ситуацию, когда мы из года в год вынуждены представлять вам, членам ООН, случаи запугиваний и репрессий в отношении людей, чьим преступлением - в глазах соответствующих правительств - является их сотрудничество с учреждениями и механизмами ООН, мандат которых установлен, конечно, вами, члены ООН. (...)

Я приветствую необычайную отвагу, которая иногда необходима жертвам и членам их семей, чтобы выйти вперед и поделиться своими историями с нами, а также приверженность организаций гражданского общества, которые действуют в интересах пострадавших.

Но, поскольку доклад, который я представил, ограничивается проблемой репрессий в отношении лиц, сотрудничающих с ООН, приведенные в нем случаи представляют лишь малую часть куда более всеобъемлющей негативной реакции на деятельность гражданского общества и правозащитников в особенности.

Поэтому мы стараемся поддерживать контакт с вами и другими защитниками, а также повысить осведомленность правительств о данной проблеме. Мы работаем над созданием последовательных методов борьбы с этой проблемой в рамках системы ООН. Мы, главным образом, действуем путем "тихой" дипломатии, но делаем публичные заявления, когда это оправданно. Я уже обсудил многочисленные конкретные случаи с заинтересованными государствами.

Но и здесь мы сталкиваемся с негативной реакцией. Определенные государства-члены недовольны данными мне полномочиями и стремятся отменить мой мандат или, по крайней мере, ослабить его. Правительства, о которых мы говорим в своем докладе, больше других критикуют его, что, конечно, решительно никого не удивляет.

Но здесь не может быть ошибки. Независимо от успеха их стремления добиться враждебной реакции в Совете по правам человека или в Генеральной Ассамблее они не могут помешать нам и не помешают делать то, что мы считаем моральным долгом, будь то в рамках четких полномочий или нет: а именно защита активистов и, по крайней мере, изобличение лицемерия, которое имеет место, когда некоторые государства-члены ООН наказывают лиц, сотрудничающих с механизмами, которые были созданы самими государствами-членами ООН.

В условиях, когда в мире права человека в целом ставятся под сомнение, я не знаю, когда этот маятник качнется обратно. Как историк по образованию, я никогда не придерживался взгляда, что история человечества непременно движется в прогрессивном направлении. Я очень надеюсь, что происходящее перед нашими глазами является лишь временным отступлением от прогресса, которое потом приведет к более полному осуществлению прав человека, а не к долгосрочному откату назад.

Но мы добьемся этого - того, что регресс будет остановлен, а маятник вернется в прежнее положение, - только при условии, что правозащитное движение будет работать сообща, еще более сосредоточенно и слаженно, чтобы добиться дополнительной народной и политической поддержки прав. И это непростая задача. Вы в авангарде сделали пока что больше всех для этого прогресса, свидетелем которого нам посчастливилось стать за последние несколько десятилетий. И на передовой вы больше всех рискуете подвергнуться негативной реакции. Это обязанность ООН - в частности, УВКПЧ - работать над тем, чтобы оказать вам необходимую поддержку. А также приветствовать и обращать внимание на вдохновляющую отвагу и приверженность принципам, которые вы демонстрируете изо дня в день.

Позвольте мне снова повторить то, что я уже говорил Совету по правам человека: "Я не могу себе представить более высокой и более очевидной обязанности - будь то для членов Совета или для сотрудников Секретариата, вроде меня, - чем приложить больше усилий для защиты правозащитников".

Вот почему для меня действительно честь выступать перед вами сегодня в надежде внести свой собственный вклад в дальнейшее укрепление жизненно важного союза Организации Объединенных Наций и гражданского общества.

Благодарю за предоставленную мне возможность.