Header image for news printout

Тысячи беженцев рохинджа продолжают спасаться от насилия

38-я сессия Совета по правам человека: Устный доклад, содержащий последнюю информацию о положении в области прав человека народа рохинджа

Заявление Верховного комиссара ООН по правам человека Зейда Раада аль Хусейна

 

4 июля 2018 г.

Многоуважаемый Председатель,
Председатель Координационного комитета,
Дамы и господа,
Коллеги и друзья,

В последние месяцы Мьянма оспаривала заявления о том, что ее силы безопасности участвовали в этнической чистке, которая привела к бегству свыше 700 000 рохинджа в Бангладеш с августа 2017 г. Власти также с большой энергией пытались убедить мир в том, что они готовы и хотят позволить беженцам вернуться.

В январе Мьянма подписала соглашение с Бангладеш о технической подготовке к репатриации. В мае подписала меморандум о взаимопонимании с УВКБ ООН и ПРООН о создании условий, способствующих возвращению. Она также объявила, что учредит Комиссию по расследованию событий, чтобы расследовать нарушения прав человека, совершенные после 25 августа 2017 г. На протяжении всего этого процесса государственные представители повторно заявляли, что Мьянма готова принять беженцев.

И несмотря на это, хотя прошел уже почти год после того, как началось насилие 25 августа, ни один беженец из числа рохинджа не вернулся в рамках мер, официально обговоренных с Бангладеш. Многие - если не все - из тех, кто вернулись самостоятельно, были задержаны. 58 рохинджа, которые вернулись с января по апрель этого года, были арестованы и осуждены без предъявления конкретных обвинений. Затем они были помилованы президентом, но впоследствии были просто переведены из тюрьмы в Бутидаунг в так называемый "центр приема" в условиях, которые, очевидно, равносильны административному задержанию. Около 90 рохинджа, которые, по сообщениям, попытались переместиться из Бангладеш в Малайзию на лодке, но высадились в штате Ракхайн по причине проблем с двигателем, также были задержаны. С тех пор их передали под стражу властям различных сельских районов, которые в половине случаев не являются районами их происхождения.

Кроме того, тысячи представителей рохинджа продолжают бежать из штата Ракхайн. К середине июня 2018 года еще 11 432 беженцев прибыли в Бангладеш. В апреле 140 рохинджа, которые покинули центральный Ракхайн на лодке, достигли Малайзии и Индонезии соответственно; десять человек на этих лодках, по сообщениям, погибли во время путешествия.

Все вновь прибывшие беженцы, которые были опрошены УВКПЧ, описывают продолжающееся насилие, преследования и нарушения прав человека, включая убийства и сжигание домов рохинджа. Одна женщина, прибывшая в конце мая, сообщила, что бежала после двух происшествий, в которых дома рохинджа в ее поселении в районе Ратедаунг были сожжены, а жители убиты солдатами, которые вели беспорядочную стрельбу на улицах. Мужчина из района Бутидаунг сообщил, что бежал, когда военнослужащие сожгли от десяти до двадцати домов рохинджа в соседнем поселении. Несколько других вновь прибывших сообщили, что люди исчезают. Мужчина из района Бутидаунг рассказал УВКПЧ, что бежал после того, как его отца увезли военнослужащие; у него нет никакой информации о состоянии и местонахождении своего отца. Многие говорят, что у них закончились деньги, и они больше не могли давать взятки, которые являются повседневной реальностью для рохинджа в штате Ракхайн, и сообщили, что не отваживались выходить из дома из страха перед физическими нападениями.

Никакая риторика не обелит эти факты. Люди по-прежнему бегут от преследований в Ракхайн и даже готовы рисковать жизнью в море, чтобы бежать.

Г-н Председатель,

Мьянма не раз заявляла, что истинной причиной нынешнего кризиса является предполагаемое нападение Армии спасения рохинджа Аракана (ARSA) на несколько полицейских постов в прошлом году. Но такие заявления вводят в заблуждение. Циклы насилия и ограничений прав человека рохинджа начались задолго до появления армии рохинджа, которая, как сообщается, была создана в 2013 году. И в 1978, и в 1992 гг. военные операции вынудили 250 000 рохинджа бежать в Бангладеш в каждом из случаев, и нет данных о том, сколько человек были убиты и ранены.

По крайней мере, с 1978 г. все больше усиливалась сопутствующая кампания, направленная на подрыв правосубъектности и прав рохинджа.

Как известно Совету, Закон о гражданстве 1982 г. предусматривает гражданство, главным образом, на основании этнического происхождения в нарушение запрета расовой дискриминации, что фактически лишало рохинджа доступа к гражданству, которое они имели в соответствии с предыдущим законодательством. С 1990-х годов Мьянма также потребовала от рохинджа, намеревающихся вступить в брак, получать разрешение должностных лиц миграционной службы; запретила иметь семьям рохинджа более двух детей; и исключила их из последней переписи населения в стране. В то же время основные права рохинджа, включая права на свободу передвижения, религии, право на здоровье, образование и доступ к заработку все больше и систематически ограничивались с течением времени.

Многочисленные сменяющие друг друга режимы идентификации также не позволяли рохинджа иметь гражданство или отнимали его и делали постоянным их безгражданство. В 1989 году рохинджа сдали свои государственные регистрационные карты, которые были у них с 1951 года, но обещанные удостоверения личности они так и не получили.  В 1995 году они получили свидетельства о временной регистрации, которые давали им определенные права, включая право голосовать, но явно не давали гражданство. В 2015 году с приближением национальных выборов свидетельства о временной регистрации были аннулированы, что лишило почти 800 000 человек права голосовать, подавляющее большинство из которых были рохинджа.

Последняя форма документов, которые запрашивают у рохинджа, - это карта национального контроля, NVC. Эти карты являются основным предметом дискуссии о положении рохинджа в Мьянме. Данная карта не дает гражданство; в ней говорится, что держателю "необходимо подать запрос на получение гражданства" в соответствии с Законом о гражданстве 1982 г. Правительство Мьянмы назвало этот процесс "первым шагом на пути к гражданству" - та же фраза, которая когда-то описывала упраздненные свидетельства о временной регистрации. В действительности же, однако, данные карты отмечают рохинджа как неграждан в соответствии с тем, как их характеризует правительство: иностранцы на собственной родине.

Многие беженцы, опрошенные моими сотрудники, рассказали о невыносимом давлении, которое оказывалось на них с тем, чтобы они получили эти карты. Один мужчина заявил, что его связали и избивали представители власти, которые требовали, чтобы он принял карту; но он все равно отказался от нее. Его дочь забрали, он больше никогда ее не видел и бежал в Бангладеш. Еще один мужчина рассказал, что его сына похитили силы безопасности и удерживали того в заложниках до тех пор, пока он не убедил других рохинджа в его деревне принять NVC. Недавно прибывшие беженцы рассказали, что селян заставляют принять карты под дулом пистолета. Один беженец рассказал нам всего несколько дней назад, что теперь рохинджа могут остаться в Ракхайн, только если у них есть NVC.

Г-н Председатель,

Искренность намерений Мьянмы в отношении процесса репатриации будет измеряться не числом подписанных ею соглашений и созданных ею комитетом, но ее признанием того, что рохинджа - граждане с теми же правами, которыми пользуются другие граждане, включая право на жизнь и личную неприкосновенность. Одним из признаков подлинности намерений установить такие права стало бы предоставление гражданства около 120 000 внутренне перемещенным лицам, большинство из которых - рохинджа, удерживаемых в лагерях в центральной части штата Ракхайн с момента насильственных нападений в 2012 году, и которым должно быть позволено в безопасности вернуться в свои города и села.

Г-н Председатель,

В мае Мьянма объявила о создании "Независимой комиссии по расследованию событий" для "расследования нарушения прав человека и связанных с этим вопросов после терактов, совершенных Армией спасения рохинджа Аракана". Данное объявление было сделано после того, как Совет Безопасности посетил Мьянму и Бангладеш, и после того, как Международный уголовный суд объявил, что рассматривает возможность расследования преступлений против человечности.

В Мьянме наблюдается тенденция к сокрытию фактов во время расследования, в том числе после насильственных конфликтов 2012 и 2016 гг. Военнослужащие уже сняли с себя ответственность за насилие в прошлом году и признали ответственность лишь за массовое убийство в деревне Инн Дин, когда Рейтер предъявили неопровержимые доказательства. Есть все основания полагать, что другое внутреннее расследование будет снова пытаться скрыть ужасные совершенные преступления, закладывая основу для новой волны насилия в будущем.

Мьянма должна понять, что международное сообщество не забудет насилия, совершенного над рохинджа, и не освободит от ответственности политиков, которые стремятся скрыть эти преступления. Чтобы провести достоверное расследование, правительство должно предоставить незамедлительный доступ независимым международным экспертам по правам человека и нынешнему Специальному докладчику Янхэ Ли.

Я призываю Совет Безопасности незамедлительно передать досье по Мьянме в МУС, чтобы все заявления о преступлениях против человечности и геноциде, совершенных в отношении рохинджа, могли быть расследованы, а также заявления о военных преступлениях в отношении других этнических групп, таких как качин и шан.

Я также прошу, чтобы Совет рекомендовал Генеральной Ассамблее создать новый международный, беспристрастный и независимый механизм, дополняющий миссию по установлению фактов, чтобы содействовать уголовному расследованию действий отдельных преступников. Данный механизм должен также выработать рамки для реинтеграции рохинджа и других пострадавших и регулирующие положения для незамедлительной и долгосрочной поддержки пострадавших.

В целом, г-н Председатель, я сожалею о том, что рохинджа не смогли принять участие в обсуждении их собственного будущего, и о том, что несколько членов международного сообщества не смогли поддержать право данной общины на самоопределение как рохинджа. Отказ называть саму общину словом "рохинджа", в том числе в официальных документах и заявлениях - даже в Совете - добавляет неуважение к ужасным нарушениям, которые они уже пережили.

Благодарю Вас, г-н Председатель.

Читайте весь документ, представленный Совету по правам человека, здесь