Header image for news printout

Конвенция о запрещении противопехотных мин - "20 лет защиты. Празднование 20-й годовщины вступления в силу Конвенции о запрещении противопехотных мин"

Основной докладчик: Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет

1 марта 2019 г., Дворец Наций

Дамы и господа,
Друзья и коллеги,

Я рада быть сегодня здесь с вами.

Я начала поддерживать Конвенцию о запрещении противопехотных мин задолго до того, как стала Верховным комиссаром по правам человека. Как и многие главы государств и правительств по всему миру, я могла видеть ее огромную важность. Это беспрецедентная ассоциация между ООН, государствами и организациями гражданского общества, а также ключевой компонент международного права в области разоружения и гуманитарного права. Я считала тогда и считаю сегодня, что сосредоточенность данной Конвенции на вопросах защиты, достоинства и прав людей делает ее одним из лучших примеров мультилатерализма.

И нам есть что отпраздновать за 20 лет прогресса в этой области: 164 государства являются участниками данного договора, уничтожено 53 миллиона противопехотных мин, проведено много успешных операций по разминированию, значительно сократилось производство таких мин, фактически прекращена торговля этим видом оружия, а также уделяется внимание соблюдению прав лиц, пострадавших от мин. Мы также знаем, что жизнь огромного числа людей НЕ была прервана и не подверглась разрушительным изменениям.

Но нам еще многого предстоит достичь. По состоянию на октябрь 2018 г., территории, по крайней мере, в 56 государствах и четыре других района по-прежнему считаются заминированными.

Противопехотные мины продолжают убивать, жечь и калечить конечности и другие части тела пострадавших ужасающим способом. Они наносят повреждения, которые остаются на всю жизнь, включая нарушения зрения и слуха. Они разрушают источники средств к существованию, ограничивают доступ к воде, препятствуют доставке гуманитарной помощи, оказывают воздействие на культурную практику и даже затрудняют восстановление национальной экономики.

Они порождают страх. Они вынуждают людей прекращать использовать сельскохозяйственные угодья и пастбища, места для рыболовства и заливные поля. Или еще хуже, когда обстоятельства повседневной жизни вынуждают людей продолжать использовать эти заминированные территории, что становится ужасной лотереей, в которой движение на несколько сантиметров в ту или другую сторону является вопросом жизни и смерти, здоровья и получения ужасного увечья.

Будущее детей, идущих в школу и домой, играющих и помогающих пасти скот и вести сельское хозяйство, может измениться в одно мгновение.

Противопехотные мины означают, что дети, рожденные в мирное время, погибают в результате войны.

Дамы и господа,

Эти виды оружия нарушают основные права человека на жизнь, свободу и безопасность. Они нарушают социальные, экономические и культурные права годами и зачастую десятилетиями. Несмотря на все достижения за последние 20 лет, на нас по-прежнему возложена важнейшая правозащитная и гуманитарная миссия по прекращению их использования, накопления, производства и распространения.

Но прежде чем рассмотреть эти постепенно меняющиеся и серьезные препятствия для прогресса, я хотела бы поговорить об уроках, которые мы можем получить благодаря самому факту принятия договора.

Конвенция о запрещении противопехотных мин имеет историческое значение не только по причине положительных результатов, достигнутых благодаря ей, но также и потому, как она зародилась, и ввиду правозащитного подхода, лежащего в ее основе.

С первых дней проведения кампаний гражданское общество, единодушные государства, органы ООН и международные организации, включая Международный комитет Красного Креста, решительно добивались принятия мер в условиях, когда еще было далеко не ясно, будет ли достигнут международный консенсус.  Но их упорство было не напрасным.

В 1997 году авторы договора объединили вопросы международного права в области прав человека, гуманитарного права и разоружения в единый документ - уникальное и выдающееся достижение. Два года спустя этот договор приобрел законную силу.

Сегодня договор является не только одной из конвенций о разоружении, имеющих самое большое число ратификаций, но он также создал устойчивое убеждение, что применение противопехотных мин не может быть оправданным, и что их никогда не следует применять. Проще говоря, он изменил отношение мира и международное право.

Более того: он однозначно показал, как принятие международной конвенции может привести к большему уважению и защите основных прав. Правозащитный подход договора является ключевой частью ее наследия. Это одна из первых конвенций, признавших права пострадавших-инвалидов; ею признано, что трудности, с которыми они сталкиваются, должны рассматриваться с точки зрения прав человека, и государства обязаны обеспечить им необходимую помощь.

Такая позиция сыграла важную роль в последующем обсуждении Конвенции о правах инвалидов (КПИ). Две данные конвенции имеют общую цель: признать полноценную интеграцию и эффективное участие всех инвалидов в общественной, культурной, экономической и политической жизни их сообществ.

Конкретные меры, предусмотренные в КПИ, также помогают государствам четко понять их собственные обязательства в рамках Конвенции о запрещении противопехотных мин, включая обеспечение того, чтобы пострадавшие имели доступ к здравоохранению, реабилитации, трудоустройству, социальному страхованию и образованию; а также обеспечение соблюдения ключевых принципов интеграции и участия.

Такой симбиоз этих двух конвенций способствовал поощрению прав всех инвалидов. Он также подчеркивает, что права человека могут занимать центральное место в положениях комплексных международных договоров.

Друзья и коллеги,

Сегодня мы празднуем это наследие: не только эффективные международные меры по ликвидации противопехотных мин, но также огромный вклад в защиту всеобщих прав человека и прав инвалидов.

Но да, нам предстоит еще многое сделать. Некоторые достижения последних 20 лет могут быть сведены на нет в связи с тем, что все чаще взрывные устройства используют негосударственные вооруженные группировки, часто в виде самодельных взрывных устройств, или СВУ. Сообщения о такой практике поступают, по меньшей мере, из восьми стран: Афганистана, Колумбии, Индии, Мьянмы, Нигерии, Пакистана, Таиланда и Йемена. В одном Афганистане с 2009 по 2016 годы на таких взрывных устройствах подорвались и погибли 2111 гражданских лиц. Ранения получили более двух с половиной тысяч человек.

Также глубокое сожаление вызывает тот факт, что несколько государств могут продолжить производство противопехотных мин и торговлю ими; что есть другие государства, которые не отказались от планов их производства в будущем; и, в действительности, то, что есть государства, которые по-прежнему не ратифицировали договор и имеют огромные запасы этих разрушительных видов вооружения.

Мьянма, которая не является участником договора, оказалась единственным государством, подтвердившим возобновление применения противопехотных мин. По данным Landmine Monitor, эта страна применяла противопехотные мины в период с октября 2017 г. по октябрь 2018 г. Мы также знаем, что Международная независимая миссия по установлению фактов в Мьянме, которая много раз сообщала о жертвах противопехотных мин с августа 2011 года, имеет разумные основания для вывода о том, что армия заминировала территории вдоль границ и к северу от штата Ракхайн с умышленными и предсказуемыми последствиями в виде увечий и убийства мирных жителей из числа рохинджа, бегущих из страны в Бангладеш. Миссия также сделала другой вывод, я цитирую: "Есть вероятность, что новые противопехотные мины были размещены в приграничных территориях в рамках умышленной и спланированной стратегии удержания беженцев-рохинджа от возвращения в Мьянму".

Друзья и коллеги,

Ни одно государство - независимо от того, является ли оно участником Конвенции о запрещении противопехотных мин - не имеет оснований для использования этих видов оружия. Они, по своей сути, наносят беспорядочный и несоразмерный ущерб. Их применение нарушает нормы международного права в области прав человека и международного гуманитарного права и никогда не будет приемлемым ни со стороны государства, ни со стороны негосударственных субъектов.

Противопехотные мины не делают различия между военными и мирными жителями. От 70 до 85% всех людей, которые подрываются на минах, являются мирными жителями: детьми и взрослыми, работниками гуманитарной помощи, специалистами по разминированию и журналистами.

Однако их воздействие неодинаково для всех групп в обществе. Я хотела бы обратить внимание лишь на несколько таких сфер и на обязанности государств принять меры в отношении них.

Например, мужчины с большей вероятностью, чем женщины, становятся жертвами противопехотных мин и могут столкнуться с изоляцией в своих общинах, если не могут выполнять свои традиционные роли. Женщин, пострадавших от мин, с большей вероятностью покидают, если они больше не могут выполнять свои обычные обязанности в семье; они также с меньшей вероятностью имеют доступ к медицинским услугам или достойной работе, ввиду чего они подвержены высокому риску жить в условиях нищеты. Обязанности государства в этой сфере ясны: они должны бороться с любыми проявлениями гендерной дискриминации и должны обеспечить равенство и политику интеграции всех инвалидов.

Дети, пострадавшие от мин, несоразмерно изолируются от образовательного процесса, потому что школы являются для них недоступными, и они могут быть даже вынуждены жить в специализированных учреждениях, потому что семьи не обеспечиваются информацией и поддержкой. И снова для государств предусмотрен очень четкий путь в соответствии с правами человека: они должны гарантировать инклюзивное образование для всех детей-инвалидов и обеспечить соблюдение их права на активное участие в жизни общества.

Также наблюдается несоразмерное воздействие на жизнь пострадавших от мин в сельских районах, где нет в наличии услуг в области здравоохранения и реабилитации: государствам понадобится вложить средства в оказание соответствующих общественных услуг на местах для борьбы с неравенством.

В действительности, число погибших и раненных в отдаленных районах людей может быть вообще не зарегистрировано, а это значит, что пострадавшие от мин не могут получить доступ к ресурсам, в которых они нуждаются, и масштабы проблемы не имеют достоверной оценки. Дезагрегированные данные являются ключом к решению этих проблем, как и многих других проблем в области прав человека и развития, и вновь эта обязанность лежит на государствах.

В довершение, несмотря на серьезные финансовые последствия, с которыми сталкиваются многие пострадавшие от мин, правительственная политика, объединяющая социальное страхование со схемами возмещения ущерба, зачастую лишает их необходимой помощи. Государства должны предоставлять возмещение ущерба и ОДНОВРЕМЕННО равные социальные гарантии для предупреждения такой ситуации.

Дамы и господа,

Я призываю все государства чтить свои обязанности по обеспечению интеграции и равенства пострадавших от мин в соответствии с положениями Конвенции о запрещении противопехотных мин и КПИ.

Я рада, что мое Управление также играет непосредственную роль в борьбе с худшими последствиями применения противопехотных мин, включая защиту прав инвалидов, борьбу с дискриминацией в их отношении и помощь в осуществлении КПИ.

Оно также регулярно сообщает о применении взрывоопасных боеприпасов в таких странах, как Афганистан, Ирак, Сомали, Сирия и Йемен; и поддерживает механизмы, осуществляющие независимые расследования, которые регистрируют случаи применения этих ужасных видов оружия и его последствия.

Друзья и коллеги,

Все мы сегодня в этом зале разделяем приверженность прекращению этих нарушений и злоупотреблений в области прав человека, будь то на международном уровне или сантиметр за сантиметром на минных полях на местах. Мы вступаем в следующие 20 лет существования договора с новой приверженностью выполнять его положения и обеспечивать, чтобы все пострадавшие от мин могли полноценно пользоваться своими правами и основными свободами наравне с остальными.

Данный договор может спасти жизни, восстановить человеческое достоинство и расширить возможности всех людей жить полной и продуктивной жизнью.

Это положительная история о правах человека и классический пример преобразующей силы страсти, убеждений и сотрудничества.

Но, возможно, самым великим наследием Конвенции о запрещении противопехотных мин является то, что она дает нам смелость мечтать. Она учит нас тому, что то, что сегодня невозможно, завтра может стать реальностью; что сегодняшние нарушения прав человека, ставшие нормой, завтра будут предосудительным поведением. Я надеюсь, что данный договор будет вдохновлять все наши попытки защитить все права всех людей во всем мире.

Благодарю за внимание.