Header image for news printout

Заявление Рабочей группы ООН по вопросу о дискриминации в отношении женщин и девочек *
Меры по борьбе с пандемией COVID-19 не должны игнорировать женщин и девочек


В условиях, когда государства пытаются противостоять беспрецедентному кризису в области здоровья населения и экономики в связи с пандемией COVID-19, мы глубоко обеспокоены тем, что девочки и женщины страдают от еще большего нарушения их прав человека. В отсутствие межсекторальных мер, учитывающих гендерные факторы, будут усугубляться различные формы имеющейся системной дискриминации в отношении женщин и девочек. Значительно возросшие обязанности по уходу за членами семьи, рост широко распространённого бытового и сексуального насилия, продолжающаяся феминизация бедности и возникновение новых барьеров в получении медицинской помощи, особенно что касается медицинских услуг, связанных с беременностью, наносят серьёзный ущерб безопасности и благосостоянию женщин, их экономической защищённости, участию в политической и общественной жизни как во время, так и после пандемии. Меры, принятые правительствами для снижения рисков для жизни и здоровья, связанных с COVID-19, должны учитывать особые аспекты и обстоятельства, с которыми сталкиваются женщины и девочки. Они включают, среди прочего, их пол, гендер, возраст, инвалидность, этническое происхождение, миграционный статус и статус пребывания. Государства должны избегать любых действий, которые могут усугубить и без того несоразмерные экономические и социальные последствия пандемии для женщин и девочек.

Сегодня женщины находятся на передовой, обеспечивая необходимые медицинские и другие услуги и поддерживая жизнь сообществ в период изоляции. В результате они значительно больше работают и подвергаются наибольшему риску прямого заражения COVID-19. Сообщается о заболевших медсёстрах, врачах, акушерках, уборщицах, которые заразились на работе из-за отсутствия надлежащего обеспечения средствами индивидуальной защиты. В отдельных странах медицинские работники были уволены или арестованы за то, что пожаловались на нехватку средств защиты. Некоторых выселили арендодатели из-за страха заражения.

Ограничения на оказание медицинских услуг, необходимых женщинам и девочкам, в том числе на предоставление ухода в пренатальный и постнатальный период, прерывание беременности и наличие контрацептивов, введенные во многих странах для устранения чрезмерной нагрузки на систему здравоохранения в связи с пандемией, также несоразмерно влияют на здоровье женщин и девочек. В ряде стран права женщин нарушаются в период беременности и после рождения ребёнка, вероятно, в попытке ускорить этот процесс или предотвратить заражение (например, проведение кесарева сечения и применение щипцов при родах без медицинских показаний, отказ в эпидуральной анестезии, запрет на присутствие партнёра, разделение матери и новорождённого). Правительства некоторых стран создают новые препятствия при доступе к услугам по проведению абортов, не рассматривая их как медицинскую процедуру первой необходимости. Пожилые женщины также сталкиваются с дискриминацией при медицинском обслуживании, в частности, при распределении медицинских ресурсов в условиях нехватки, например, аппаратов ИВЛ в отделениях реанимации.  

Более того, женщины и девочки подвергаются большему риску домашнего насилия, в том числе сексуального, при этом не имея возможности обратиться за помощью в условиях пандемии. Домашняя изоляция делает их более уязвимыми для насилия со стороны партнёров и других членов семьи, при этом существенно ограничен их доступ к психологической поддержке и другим экстренным службам, в том числе временному жилью и правовой помощи, а также возможности обратиться в суд. В некоторых странах почти втрое выросло количество зарегистрированных случаев домашнего насилия, при этом кризисные центры отсутствуют или не могут разместить всех жертв домашнего насилия, которым требуется помощь, а многие из них закрыты в связи с ограничениями. Вызывает беспокойство рост сообщений о феминицидах со стороны интимных партнеров. Женщины с инвалидностью, находящиеся в медицинских учреждениях, лечебницах, психиатрических и других интернатах, как и пожилые женщины в домах престарелых, также подвергаются повышенному риску насилия в связи с отсутствием внешнего контроля.

Имеющаяся непропорциональная нагрузка на женщин в виде обязанностей по уходу за членами семьи стала особенно тяжёлой в период кризиса, связанного с COVID-19, повышая риск серьёзных последствий для их физического и психического здоровья. Культурные представления о гендере навязали определённые роли женщинам и девочкам в семье, в том числе уход за детьми и другими иждивенцами, обеспечение основных потребностей семьи, включая работу по дому, приготовление пищи, гигиену и образование детей. Сейчас эта нагрузка на женщин увеличилась из-за возросшей необходимости в уходе за детьми, пожилыми и больными людьми, а также по причине угрозы продовольственной нестабильности. Это тем более тяжело для женщин, которые работают в сфере жизненно важных услуг, и женщин, которые являются единственными главами домашних хозяйств. Несмотря на рост нагрузки на женщин, их неоплачиваемая работа по уходу за членами семьи по-прежнему не ценится и не признается, при этом у них нет возможности обеспечить справедливое разделение такой нагрузки или ее облегчение за счет расширения социальной защиты.

Женщины чаще работают в опасных условиях и в неформальном секторе или выполняют низкооплачиваемую работу, в том числе работу по дому. Из-за отсутствия надлежащего социального обеспечения они подвержены повышенному риску в условиях социально-экономического кризиса, связанного с мерами по борьбе с пандемией. Потеря дохода напрямую влияет на возможность женщин обеспечить себя и свою семью жильём, едой и водой. Цифровое неравенство женщин и мужчин также ухудшает положение женщин, влияет на их возможность работать или учиться из дома, обеспечивать домашнее обучение своих детей.

Многие женщины и девочки сталкиваются с различными межсекторальными формами дискриминации и подвержены риску дальнейшей маргинализации, в частности, это касается девочек и женщин – представителей меньшинств, коренных народов, мигрантов, живущих в сельских общинах, а также пожилых женщин, девочек и женщин с инвалидностью, которые особенно страдают в период кризиса. Например, у женщин из числа коренных народов нет информации на их родном языке о мерах профилактики и о том, как и куда можно обратиться за медицинской помощью. Женщины из бедных сельских районов, у которых в домах нет питьевой воды, вынуждены набирать воду в многолюдных общественных местах для обеспечения своих базовых потребностей. Это связано с высоким риском заражения вирусом. В условиях действия чрезвычайных мер многие женщины и девочки с инвалидностью столкнулись с перебоями в работе жизненно важных для них служб поддержки и находятся в тяжёлом положении, при этом не имея доступной и полной информации, в том числе на языке жестов, с использованием шрифта Брайля или в формате Easy Read. Пожилые женщины сталкиваются с эйджизмом и стереотипами, имеют ограниченный доступ к информации о том, как защитить себя, и исключены из программ экономического восстановления.

Несмотря на несоразмерные негативные последствия сегодняшнего кризиса для женщин, а также их работу на передовой борьбы с пандемией и важнейшую роль в обеспечении жизни сообществ, они почти не представлены в группах по разработке мер по борьбе с COVID-19 на локальном, национальном и глобальном уровнях, в политической жизни и в процессах принятия решений. Однако, есть страны, где именно женщины возглавили борьбу с пандемией на национальном уровне и добились высоких результатов в сдерживании вируса.

В это трудное время государства должны обеспечить принятие политических решений при равном и значимом участии женщин из разных групп, учитывающих гендерные риски и реалии, которые могут усугубить такие факторы, как бедность, проживание в сельской местности или «продовольственной пустыне», а также такие характеристики, как этническое происхождение, инвалидность, возраст и существующее структурное неравенство. Главным ориентиром для любых новых политических мер должно стать то, что они не углубляют имеющееся структурное неравенство и не создают новые факторы уязвимости, а скорее расширяют и создают новые возможности, которые являются равными и справедливыми.

Следует отметить, что некоторые страны приняли специальные меры для снижения гендерных последствий пандемии, а именно ввели в действие нестандартные механизмы поддержки женщин-жертв гендерного насилия, в том числе организовали горячие линии, онлайн-сервисы или прием заявлений от женщин в продуктовых магазинах; включили приюты для женщин-жертв насилия в перечень жизненно важных услуг; разрешили использовать телемедицину для консультаций по репродуктивному здоровью на дому; обеспечили экономическую поддержку домашних и низкооплачиваемых работников, которые потеряли работу; предоставили длительный оплачиваемый отпуск для одного из родителей по уходу за детьми или инвалидами, которые находятся дома; предоставили бесплатные детские сады; обеспечили временным жильём и едой женщин, живущих в нищете.

Тем не менее, необходимы дополнительные меры. Мы призываем государства использовать межсекторальный подход, учитывающий гендерные факторы, в противостоянии COVID-19 и принять следующие меры:

  • Обеспечить всеобщее бесплатное тестирование и дополнительные стратегии сдерживания, которые не подвергают женщин и девочек повышенному риску насилия и надругательств.
  • Обеспечить доступ к лечению без какой-либо дискриминации по любому признаку для всех лиц, имеющих положительный тест на вирус, независимо от страхового покрытия, и предоставить оплачиваемый отпуск по болезни для работников формального и неформального секторов, обеспечить эффективность стратегий сдерживания без дополнительного вреда для женщин.
  • Предоставить эффективные средства индивидуальной защиты для всех женщин, работающих на передовой в сфере жизненно важных услуг.
  • Обеспечить постоянный и безопасный доступ к службам поддержки, экстренную помощь, в том числе правовую помощь и доступ к судебным средствам защиты для женщин и девочек, подвергающихся риску или ставших жертвами домашнего и сексуального насилия, надругательств и жестокого обращения.
  • Существенно пересмотреть и расширить систему социальной защиты с учётом особых потребностей и факторов уязвимости женщин, включая, среди прочего, оплачиваемый отпуск по болезни, расширение поддержки по уходу за детьми и пожилыми людьми, субсидии на жилье и питание.
  • Обеспечить всеобщее медицинское обслуживание женщин и девочек, в том числе постоянный доступ ко всем услугам в области сексуального и репродуктивного здоровья. Это также требует бесперебойных поставок товаров для сексуального и репродуктивного здоровья, в том числе приоритизации их непрерывного производства, транспортировки и распределения.
  • Признать женщин главами семей наравне с мужчинами, чтобы они могли получать те же финансовые и социальные льготы, например, денежные переводы.
  • Нужно уделить особое внимание женщинам и девочкам из маргинализированных групп и их особым потребностям с точки зрения доступной и надлежащей информации о пандемии, возможности обеспечить физическое дистанцирование, доступа к тестам и лечению, а также другим потребностям, включая еду, жилье, санитарные условия и основные службы поддержки.
  • Обеспечить принятие медицинских решений в отношении пожилых женщин на основе медицинских показаний, этических критериев и наилучших имеющихся научных данных, а не руководствуясь, в первую очередь, их возрастом.
  • Обеспечить защиту от дискриминации и злоупотреблений в отношении домашних работников, многие из которых являются мигрантами, а также материальную помощь и меры по снижению риска заражения на рабочем месте, своевременный доступ к тестированию и лечению.  
  • Систематически собирать дезагрегированные данные по заболеванию с целью анализа и выявления как прямых, так и косвенных гендерных последствий COVID-19 для здоровья, а также гендерных последствий COVID-19 для прав человека и использовать эти данные при разработке мер.

В дополнение к конкретным краткосрочным мерам кризис даёт нам возможность решить проблему структурного неравенства и дефицита, которые постоянно сдерживают женщин, а также переоценить и реформировать системы и общества. Для того чтобы полностью оценить гендерное влияние этого кризиса, необходимо понять глубинную структурную дискриминацию, которая не только вызывает, но и усугубляет серьёзные нарушения прав человека женщин и девочек. Феминистские движения по всему миру объединяются для формирования единого инклюзивного ответа в этой беспрецедентной ситуации. Несмотря на сужение пространства для защиты прав и взаимодействия с правительствами в связи с режимом изоляции, мы настоятельно рекомендуем услышать их голоса и признать их лидирующую роль с тем, чтобы использовать решения, которые они предлагают.

(*)Рабочая группа ООН по вопросу дискриминации в отношении женщин и девочек создана Советом по правам человека в сентябре 2020 года. Она состоит из пяти независимых экспертов: г-жа Мескерем Гесет Течане (председатель), г-жа Элизабет Бродерик (заместитель председателя),

г-жа Альда Фасио, г-жа Ивана Радачич, г-жа Мелисса Упрети.

Это заявление поддержали: Дубравка Шимонович, Специальный докладчик по вопросу о насилии в отношении женщин, его причинах и последствиях; Лео Хеллер, Специальный докладчик по вопросу о правах человека на безопасную питьевую воду и санитарные услуги; Роза Корнфелд-Матте, Независимый эксперт по вопросу об осуществлении всех прав человека пожилых людей; Каталина Девандас Агилар, Специальный докладчик по вопросу о правах инвалидов; Фернанд де Вареннес, Специальный докладчик по вопросам меньшинств; и Лейлани Фарха, Специальный докладчик по праву на достаточное жилище.