Header image for news printout

Пресс-конференция с Ассоциацией журналистов, аккредитованных при ООН в Женеве (ACANU), 14 мая 2020 г.
Вступительные замечания Верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет


Английский

Доброе утро,

Надеюсь, что у всех вас все хорошо в личной и профессиональной сфере в это сложное время, когда нарушился привычный образ жизни миллиардов людей на нашей планете.

Сегодня мы понимаем, что даже самые богатые и развитые страны мира оказались совершенно не подготовлены к такой пандемии, несмотря на то, что о ее наступлении уже давно предупреждали медицинские специалисты. На данный момент более 4 миллионов человек заражены, а больше четверти миллиона стали жертвами этого вируса. Экономическая ситуация ухудшается. Число заболевших неуклонно растет, и скорее всего этот рост продолжится, при этом распространение COVID-19 в наименее развитых странах Юга пока находится на начальной стадии.

Хотя вирус одинаково опасен для всех, неравномерность его последствий обнажила социальное и экономическое неравенство, которое его подпитывает. Последствия для жизни людей и экономики оказались просто катастрофическими, при этом, как и ожидалось, согласно данным, наиболее бедные и маргинализированные группы населения – те, в отношении которых часто нарушаются права человека, – страдают больше всего.

Мы уже извлекли несколько уроков из этой ситуации. Мы поняли, что игнорирование социальных и экономических прав части населения приводит к тому, что страдают все. От того, насколько хорошо мы усвоим эти уроки, будут зависеть масштаб и длительность этой пандемии. Этот кризис должен помочь нам лучше подготовиться к предупреждению или сдерживанию будущих пандемий, возможно, более опасных, чем пандемия COVID-19.

Кроме того, нам нужно как можно скорее применять полученный опыт и в отношении других ожидаемых кризисов, которые требуют глобальной солидарности, таких как глобальное потепление.

Сейчас мы входим в еще более сложный период, когда некоторые страны начинают снимать ограничения, а другие впервые с тревогой отмечают резкий рост заболеваемости и смертности. Вторая и даже третья волна COVID-19 могут возникнуть в разных частях мира в разное время и с разной степенью интенсивности.

Все это усугубляет тот факт, что мы все еще слишком мало знаем о том, как действует вирус COVID-19, как он будет развиваться и сколько времени потребуется для того, чтобы взять пандемию под контроль.

То, как каждая страна действует в таких обстоятельствах, повлияет не только на ее население, но и потенциально на всех нас. Это проверка не только индивидуального лидерства, но и мирового лидерства и сотрудничества. Я еще вернусь к вопросу лидерства.

Как врач и министр здравоохранения в прошлом, как бывший глава государства и как Верховный комиссар по правам человека я очень хорошо понимаю, как сложно найти правильный баланс. Правительства должны как можно более эффективно действовать в этой чрезвычайной ситуации, при этом стараясь спасти свою экономику от разрушения и связанных с ним тяжелых последствий для населения. В дальнейшем основные проблемы в области прав человека будут по-прежнему связаны с медицинскими и экономическими проблемами.

Снятие ограничительных мер

Сегодня я хотела бы остановиться на отдельных вопросах в области прав человека, связанных со снятием ограничительных мер, поскольку все больше стран встают на этот путь. Некоторые страны за последние дни уже сделали свои первые шаги в этом направлении, а другие смогут приступить к этому только через несколько недель или месяцев.

Если страна слишком быстро выйдет из карантина, повысится риск скорого наступления второй волны, которая унесет намного больше жизней и будет гораздо более разрушительной, чем могло бы быть в ином случае.  Мы должны понимать, что в условиях перехода экономики и общества к относительно нормальной жизни любая мера по восстановлению занятости, образования и мобильности, улучшению нашей социальной жизни, несет риски.

Если снятие ограничительных мер будет реализовано неэффективно, значит, все те огромные жертвы, на которые мы шли в период карантина, были напрасны. При этом ущерб для людей и экономики не просто сохранится, но и существенно увеличится. 

Прежде всего, удовлетворены ли все критерии в области здравоохранения?

ВОЗ чётко указала на необходимость контролировать передачу вируса, а также обеспечить системы здравоохранения необходимыми мощностями для выявления, тестирования, изоляции и лечения каждого заболевшего, а также отслеживания всех контактов.

Некоторые страны с самого начала следовали рекомендациям по выявлению, тестированию, изоляции, лечению и отслеживанию контактов, и неслучайно то, что именно эти страны смогли остановить распространение вируса эффективнее, чем те, которые не следовали рекомендациям. Республика Корея, Новая Зеландия и Германия – это лишь три примера стран из трех регионов мира, которым следует отдать должное за их смелые, быстрые и эффективные меры по борьбе с пандемией, принятые в тот период, когда вирус только начал распространяться на их территории. Кроме того, мы можем использовать их опыт преодоления второй волны COVID-19, поскольку две из этих стран уже столкнулись с новой волной – будем надеяться, контролируемого масштаба – с тех пор, как они начали снимать карантин и отменять ограничительные меры.

Приняты ли специальные меры в отношении наиболее уязвимых сообществ?

Существует множество подтверждений того, что люди, живущие вместе в определенных условиях, подвергаются более высокому риску. Планы по снятию карантинных мер должны учитывать это.

Например, прежде чем снимать ограничения, нужно обеспечить тестирование жителей и сотрудников домов престарелых, психиатрических клиник, закрытых медицинских учреждений и наркологических центров, а также организовать мониторинг медицинских данных и соответствующую отчётность из таких учреждений. Кроме того, существует ли план по обеспечению изоляции и специализированного лечения для тех, кто может заразиться COVID-19 в будущем? Мы были потрясены отсутствием надлежащего ухода за пожилыми людьми в домах престарелых во время первой волны пандемии в некоторых странах.

Приняты ли аналогичные меры в отношении людей, находящихся в заключении? А в отношении мигрантов, внутренне перемещенных лиц и беженцев в лагерях или поселениях?  Планы по отмене карантина должны также включать меры по снижению перенаселенности в этих местах.

Помимо этого, специальные меры нужны в густонаселенных жилых районах, таких как городские трущобы и другие районы, где нет надлежащего доступа к воде, санитарии и медицинским услугам. Здесь необходимо обеспечить работу мобильных станций тестирования и мобильных пунктов с бесплатной водой, мылом или дезинфицирующими средствами. В этих районах также необходимо собирать и обрабатывать медицинские данные, чтобы контролировать возникновение новых вспышек.

Возможность принятия отдельных мер, конечно, зависит от благосостояния страны, о которой идет речь. Но в интересах самых богатых помочь самым бедным – как внутри страны, так и на международном уровне, – ведь по мере распространения COVID-19 в наиболее неблагополучных районах, он неизбежно вернется в богатые.

Предприняты ли меры, предназначенные для людей, подвергающихся наиболее высокому риску?

То, что необходимо для социального и экономического благополучия населения в целом, может существенно усугубить риски для отдельных групп населения. Например, уже сейчас есть данные из некоторых стран, которые свидетельствуют о том, что последствия пандемии являются непропорциональными для расовых и этнических меньшинств, а также трудящихся-мигрантов. В связи с уже имеющимися факторами риска люди с инвалидностью или с хроническими заболеваниями подвергаются более высокому риску. Особому риску подвергаются некоторые коренные народы.

Планы по снятию ограничений должны включать специальные меры, направленные на защиту таких групп. Опять же мониторинг и отчетность с использованием дезагрегированных данных играют ключевую роль в выявлении несоразмерного влияния на отдельные группы населения. К конкретным мерам, которые должны быть приняты для защиты находящихся в группах риска, относятся раннее тестирование и организация доступа к медицинской помощи, в некоторых случаях к специализированной.

Еще никогда не было так очевидно, что каждый должен быть включен в системы социальной защиты. При этом в некоторых странах такие системы совсем не развиты.

Бедным странам нужна срочная поддержка международного сообщества, в том числе в виде облегчения бремени задолженности, для того, чтобы они могли направить средства на решение ключевых проблем, включая обеспечение доступа к воде, продуктам питания, медицинскому обслуживанию, занятости и социальной защите для тех, кто особенно пострадал во время кризиса.

Тем не менее, многие страны Африки уже активно действуют, полагаясь на свои собственные ресурсы. В некоторых из них, особенно тех, где уже есть опыт борьбы с эпидемиями, такими как ВИЧ/СПИД и Эбола, сразу были приняты меры по предотвращению распространения COVID-19. И многие страны оказывают хотя бы какую-то экономическую и продовольственную помощь или выделяют денежные средства уязвимым группам населения. Есть страны, где введены экономические стимулы для поддержки работы частного сектора. Некоторые из этих мер были приняты в ДРК, Эфиопии, Гвинее Бисау, Кении, Нигере, Сенегале, Южно-Африканской Республике, Судане, Гамбии и Зимбабве.

Совершенно другой подход потребуется для отдельных уязвимых групп населения в разных странах мира. В странах глобального Юга, например, за пожилыми людьми ухаживают их семьи, их не помещают в дома престарелых. У этого есть как плюсы, так и минусы, но меры по защите пожилых людей должны быть скорректированы соответствующим образом.

Последние данные свидетельствуют о тревожном росте домашнего насилия на гендерной почве. В некоторых странах нет полной картины в этой области. Однако в некоторых странах, включая Испанию, Португалию и Францию, уже реализуются специальные инновационные меры, которые призваны помочь женщинам сообщить властям о своей проблеме.

Этот кризис обнажил укоренившиеся предрассудки, которые выражаются в дезинформации и ненавистнических высказываниях в отношении различных групп, включая мигрантов, меньшинства и ЛГБТИ. Наши меры должны защищать людей, которые столкнулись с таким отношением, в том числе обеспечив конфиденциальность при внедрении цифровых технологий отслеживания.

Приняты ли меры по защите работников?

При снятии ограничений люди, которые не имеют постоянного дохода, не могут работать удаленно, и все те, кто занят в жизненно важных сферах, а это не только медицинские работники, подвергнутся повышенному риску. Наконец-то стало понятно, что непропорционально большую долю работников жизненно важных сфер составляют мигранты, и труд многих из них, несмотря на его важную роль, зачастую крайне низко оплачивается.

Меры по защите таких работников должны предусматривать обеспечение защитных средств для тех, кто работает с людьми, в том числе масок, дезинфицирующих средств и защитных материалов. Необходимы четкие правила предоставления защитных средств работникам и гражданам. Все виды общественного транспорта должны быть как можно более безопасными.

Во многих странах уже приняты такие меры. Есть ли у них механизмы для того, чтобы делиться своим положительным и отрицательным опытом, а в случае необходимости корректировать направление работы? Во время первой волны пандемии некоторые страны действительно использовали опыт других стран, а в некоторых слишком долго ждали, что в ряде случаев привело к катастрофическим последствиям.

Странам, которые выходят из карантина, и тем, которые еще не прошли пик заболеваемости, крайне необходимы гибкость и способность быстро реагировать, а также способность быстро адаптировать политику в ответ на локальные вспышки заболеваемости или иные чрезвычайные обстоятельства.

Участвует ли население в определении дальнейших действий?

У людей должна быть точная информация о пандемии. У них также есть право участвовать в принятии решений, которые влияют на их жизнь, включая решения об отмене чрезвычайных мер. При разработке планов выхода из карантина страны должны учитывать мнение наиболее пострадавших групп и сообществ, а также тех, кто находится на передовой борьбы с пандемией, включая работников здравоохранения, общественного транспорта, предприятий по производству продуктов питания и распределению продовольствия.

Участие населения помогает сформировать доверие к властям и обеспечить более строгое соблюдение мер по снижению заболеваемости, при этом важно признать, что свобода выражения, как и другие права человека, является ключевым компонентом общественного здоровья.

Как бывший политик, я знаю, насколько сложно бывает национальным лидерам и правящим партиям не руководствоваться политикой в своих решениях. Но эту пандемию не остановить с помощью политики, идеологии или чисто экономических решений. Ее можно преодолеть с помощью тщательно продуманной и основанной на научных данных политики и с помощью ответственного и человеческого лидерства.

Если поставить на первое место политику или экономику в ущерб здоровью и правам человека, это будет стоить жизней и нанесет еще больший ущерб в краткосрочной и долгосрочной перспективе. Такие подходы не являются устойчивыми. И они не будут устойчивыми в дальнейшем. Когда пандемия закончится, мы не сможем просто вернуться к "нормальной" экономике и к существовавшему до пандемии COVID-19 порядку вещей в других сферах. Это самый главный урок, который мы должны вынести из этого кризиса.

Поиск баланса между необходимостью решить экономические трудности и необходимостью обеспечить соблюдение прав человека и охрану здоровья населения в период пандемии COVID-19 будет одним из самых болезненных, сложных и определяющих испытаний для лидеров и правительств всех стран. Их место в истории будет зависеть от того, насколько хорошо или плохо они справятся со совими задачами в течение следующих месяцев. Если меры, принятые ими, будут основаны на интересах определенных элит и при этом приведут к новой вспышке вируса в менее привилегированных или в маргинализированных сообществах, от этого пострадают все.

Спасибо.