Header image for news printout

Вступительное заявления в рамках пресс-конференции

English

9 декабря 2020 г.

Никто из нас не забудет 2020 год. Ужасный, разрушительный год, который оставил негативный отпечаток в самых разных аспектах жизни многих людей.

По крайней мере, 67 миллионов человек были инфицированы, и 1,6 миллионов человек погибли в результате пандемии, которая далека от завершения.

Разрушительные последствия для экономик стран, трудоустройства, доходов, образования и обеспечения продуктами сотен миллионов людей.

Масштабный регресс в развитии и усилиях по снижению уровня нищеты и повышению статуса женщин и девочек.

2020 год нанёс ущерб не только всем регионам и фактически всем странам, но также целому спектру наших прав человека, будь то экономическим, социальным, культурным, гражданским или политическим. COVID-19 привлёк внимание к расколу и слабым местам в нашем обществе, изобличив то, что мы не сделали всё возможное для создания справедливого общества. Он показал слабость систем, которые не отводят центральное место соблюдению прав человека.

В течение последних недель наблюдался небывалый прогресс в разработке вакцины. Это служит свидетельством изобретательности и решимости людей в период кризиса. Но одна лишь вакцина не может разрешить пандемию или устранить причинённый ею ущерб.

Государства не только должны обеспечить справедливое распределение этих вакцин по всему миру; они также должны заново построить экономику, восстановить нанесённый пандемией ущерб и устранить ставшие очевидными во время пандемии пробелы.

Нам открываются три возможных сценария будущего:

  • Мы можем выйти из этого кризиса в ещё более худшем состоянии, чем до начала пандемии, и будем ещё менее подготовленными к следующему удару по нашим системам.
  • Мы можем изо всех сил стараться вернуться к прежней жизни, но прежняя жизнь – это то, что привело нас к жизни сегодняшней.
  • И мы можем сделать лучше, чем было.

Я надеюсь, что медицинские вакцины, которые разрабатываются сейчас, в конце концов, избавят нас от COVID-19, хотя этого не произойдет в течение ещё многих месяцев. Но они не предотвратят и не устранят социально-экономические трудности, вызванные пандемией и способствовавшие ее распространению.

Однако существует вакцина от голода, нищеты, неравенства и, возможно, – если отнестись к этому серьёзно – от изменения климата, а также от многих других проблем, с которыми столкнулось человечество.

Это вакцина, которую мы разработали в результате предыдущих масштабных глобальных потрясений, включая пандемии, финансовые кризисы и две мировые войны.

Имя этой вакцине – права человека. Её ключевые компоненты заложены во Всеобщей декларации прав человека, 72-ю годовщину принятия которой мы празднуем завтра, в День прав человека. Всеобщая декларация становится действенной за счёт обязательств, которые почти все государства взяли на себя, ратифицировав один или оба Международных пакта, охватывающих все пять сфер действия прав человека.

Всеобщая декларация также дала начало другим важным международным договорам, призванным обеспечить более эффективную защиту прав конкретных групп, таких как дети, женщины, люди с инвалидностью и трудящиеся-мигранты; а также договорам, которые нацелены на борьбу с теми формами дискриминации, которые приводят к серьёзному неравенству, нищете и отсутствию развития, способствовавшим социально-экономическому бедствию на фоне пандемии COVID-19.

COVID-19 обратил пристальное внимание на то, что мы не сделали всё возможное, чтобы поддержать эти права, не просто потому что мы не смогли, но потому что не постарались – или не захотели.

То, что многие страны не обеспечили достаточного инвестирования во всеобщий охват базовыми услугами здравоохранения, как того требует право на здоровье, оказалось крайне недальновидной политикой. Эти жизненно важные меры предупреждения дорого обходятся, но не настолько дорого, как устранение последствий отсутствия этих мер.

Многие правительства не приняли своевременные и решительные меры для того, чтобы остановить распространение COVID-19. Другие отказались воспринимать вирус всерьёз или же не говорили прямо об угрозе его распространения.

Удивительно, что и по сей день некоторые политические лидеры всё ещё пытаются приуменьшить его значимость, пренебрегая такими простыми мерами, как ношение масок и недопущение больших скоплений людей. Несколько политиков даже продолжают говорить о «коллективном иммунитете» так, словно потеря сотен тысяч жизней – это цена, которую можно легко заплатить ради общего блага. Такая политизация пандемии не просто безответственна: она в высшей степени предосудительна.

Что еще хуже, вместо того, чтобы объединить нас, меры борьбы с пандемией в некоторых местах еще больше разобщили нас. Научные доказательства и процессы не были приняты во внимание, а также появились теории заговора и дезинформация, распространению которых не только не помешали, но может и содействовали.

Эти действия поразили в самое сердце то, что наиболее дорого нам: доверие. Доверие между народами и доверие внутри народов. Доверие к правительству, доверие к научным фактам, доверие к вакцинам, веру в будущее. Если мы хотим построить более гармоничный мир после нынешнего бедствия, как без сомнения сделали наши предки после Второй мировой войны, мы должны вернуть это доверие друг к другу.

Стал шокирующим, хотя, к сожалению, неудивительным, тот несоразмерный ущерб, который понесли в связи с COVID-19 отдельные лица и группы, подверженные маргинализации и дискриминации, и в особенности лица африканского происхождения, люди из этнических, национальных и религиозных меньшинств, а также коренные народы. Это произошло в одних из самых богатых стран мира, где уровень смертности среди некоторых расовых и этнических меньшинств оказывался иногда в три раза выше по сравнению с остальным населением.

Когда началась пандемия COVID-19, члены дискриминируемых групп и коренные народы оказались в большей степени подверженными заражению по причине своей низкооплачиваемой и нестабильной работы в специфических отраслях. Многие люди, которых мы вдруг признали и начали называть необходимыми, такие как медработники, уборщики, водители, работники транспорта и торговли, являются выходцами как раз из таких меньшинств.

Они также оказались без надлежащей защиты по причине ограниченного доступа к здравоохранению и к таким формам социальной защиты, как больничный, пособие по безработице и отпускные выплаты. У них было меньше возможностей для самоизоляции, если они были инфицированы, по причине недостаточных жизненных условий, ограниченного доступа к санитарии и отсутствия возможности работать из дома. Это означало куда более свободное распространение вируса в их сообществах и его распространение в обществе в целом.

За последние 11 месяцев бедные стали еще беднее, и те, кто подвергались системной дискриминации, понесли самый серьёзный ущерб.

Дети, живущие без доступа или с ограниченным доступом к интернету и компьютеру, отстают в учёбе или вообще прекратили занятия, и среди них сильнее всех пострадали девочки. С точки зрения базовой экономической безопасности, трудоустройства, образования, жилья и питания последствия пандемии оказались настолько масштабными и всеохватывающими, что для нас практически невозможно осознать её масштабы.

Если бы социальные и экономические гарантии были обеспечены для куда большей доли мирового населения, в бедных и богатых странах, если бы мы «привились» вакциной прав человека, мы бы не оказались сегодня в таком плачевном положении. И COVID-19 явно показал, что неравенство и дискриминация не только вредят отдельным лицам, которые пострадали напрямую и несправедливо, но также создают ударную волну, которая отражается на обществе в целом.

Это стало особенно очевидно, когда коронавирус добрался до совершенно неподготовленных и не имеющих необходимого оснащения учреждений, таких как дома престарелых, интернаты для людей с инвалидностью, приюты, общежития для мигрантов и тюрьмы. Такая ситуация стала убедительным доводом для более эффективного регулирования данных учреждений и расширения альтернатив тюремному заключению.

Те, кто играют важнейшую роль в спасении жизней, сами подверглись непростительной угрозе по причине нехватки масок и защитной одежды, которая возникла по мере распространения пандемии в больницах. Медработники составляют всего 2-3 процента населения стран, при этом на них приходится 14% всех случаев заражения COVID, согласно данным ВОЗ.

Последствия для женщин оказались особенно разрушительными в связи с ужасающим ростом уровня домашнего насилия во всём мире и по той причине, что значительная доля женщин работает в неформальном секторе и в области здравоохранения. А также потому что многие были вынуждены уйти с рынка труда, чтобы заботиться о детях, которые больше не могут ходить в школу, о пожилых и больных людях. В некоторых районах возник риск того, что ситуация с правами женщин будет отброшена на десятилетия назад, в том числе в связи с ограничением доступа к правам на сексуальное и репродуктивное здоровье.

Если мы хотим восстановить лучше, чем было, женщины должны играть куда более значимую роль в процессе принятия решений и расстановке приоритетов. Неслучайно в мире, где так мало стран, в которых лидерами являются женщины, несколько государств, которые, как считается, эффективнее всех справляются с пандемией, в действительности, возглавляются женщинами.

Дискриминация оказалась в центре и других значимых событий 2020 года, когда расовая несправедливость и жестокость полиции привлекли к себе пристальное внимание после убийства Джорджа Флойда и последовавших за ним демонстраций по всему миру. Во многих странах мы стали свидетелями растущего осознания сохраняющейся расовой несправедливости и системного расизма, воспоминаний незавершённой истории расового подавления и требований глубоких структурных преобразований.

В странах, где идёт конфликт, COVID стал еще одним аспектом среди множества существующих там проблем в области прав человека. В Йемене пять лет бушующего конфликта и нарушений, болезней, блокад и нехватки гуманитарного финансирования на фоне существующей нищеты, неэффективного управления и отсутствия развития беспощадно ведут страну к полномасштабному голоду. Было достаточно предостережений о том, что случится в Йемене в следующие месяцы, но отвлёкшийся мир почти ничего не предпринимает для того, чтобы остановить эту вполне предотвратимую катастрофу.

Право на свободу выражения мнений, собраний и ассоциации в жизни общества также пострадало во время пандемии. Не по причине ограничений перемещения, введённых для того, чтобы сдержать распространение COVID, но потому что некоторые правительства воспользовались нынешней ситуацией для того, чтобы подавить политическое несогласие и критику, включая арест представителей гражданского общества и журналистов. Очевидно, что некоторые использовали страхи и ограничения в связи с COVID как способ изменить исход выборов в пользу правящей партии.

Вклад гражданского общества крайне важен для того, чтобы мы пережили пандемию и обеспечили эффективное восстановление после её завершения, и ограничение деятельности гражданского общества – это один из самых верных способов подорвать восстановление, убрав один из его главных компонентов.

Пандемия ослабила нас и сделала уязвимыми. Но несмотря на это разрушение, она также дала нам четкое понимание того, как мы можем превратить бедствие в возможность изменить приоритеты и улучшить наши шансы на светлое будущее.

Даже в условиях ограниченности ресурсов главный компонент, который необходим нам для того, чтобы построить такое будущее, – это политическая воля. Воля вложить наши средства туда, где в них нуждаются больше всего – именно нуждаются, а не хотят. Воля бороться с коррупцией, потому что во многих странах – даже в очень бедных – доступно куда больше средств, но их значительная часть утрачивается, когда они попадают в карманы небольшой группы людей. Мы должны бороться с неравенством, в том числе за счет налоговых реформ, которые помогут финансированию значительных социально-экономических улучшений.

Сходным образом процветающие страны должны помочь бедным странам пережить этот кризис и обеспечить эффективное восстановление. Для управления таким восстановлением будет необходимо восстановить подорванную систему многосторонности. Работа должна начаться дома, но лидеры сильных стран должны снова признать, что, как никогда ранее, наш мир может преодолеть глобальные трудности только за счёт глобального сотрудничества.

Узкие националистические меры просто подорвут коллективное восстановление. Первой проверкой этой воли станет наша способность обеспечить, чтобы новые вакцины и средства для лечения COVID были доступны каждому, кто в них нуждается. Пандемия вновь и вновь обращает внимание на то, что никто не будет в безопасности, пока каждый не будет в безопасности.

Используем ли мы эту возможность для того, чтобы найти пути эффективного восстановления? Сможем ли мы надлежащим образом применить вакцину прав человека, которая может помочь нам построить более жизнеспособное, процветающее и открытое общество? Примем ли мы необходимые меры для борьбы с самой серьёзной угрозой нашему существованию – с изменением климата?

Будем надеяться. Потому что если этого не произойдет, особенно в части изменения климата, 2020 год просто станет первым шагом на пути к следующему бедствию.

Нас предупредили.

За более подробной информацией или интервью, пожалуйста, обращайтесь: К Руперту Колвиллю - + 41 22 917 9767 / rcolville@ohchr.org, Равине Шамдасани - + 41 22 917 9169 / rshamdasani@ohchr.org, Лиз Тросселл- + 41 22 917 9296 / ethrossell@ohchr.org или Марте Хуртадо - + 41 22 917 9466 / mhurtado@ohchr.org

Отметьте и поделитесь - Твиттер: @UNHumanRights и Фейсбук: unitednationshumanrights