Суд запретил расовое профилирование


17 лет назад, возвращаясь c похорон, афроамериканский адвокат Роберт Уилкинс и его семья, проживавшие в Вашингтоне, были остановлены полицией на автостраде в штате Мэриленд, США.

Жертвы расизма рассказывают свои истории – © Фото ООН/Патрик БертшманнВыступая на мероприятии в рамках Конференции по обзору Дурбанского процесса «Предоставление права голоса жертвам расовой дискриминации», Уилкинс сказал, что он никогда не забудет то майское утро 1992 года. Его попросили выйти из машины и ждать под дождем, пока специально обученная собака искала наркотики в его автомобиле, а проезжавшие мимо наблюдали за происходящим.

Роберт Уилкинс арендовал машину на одну ночь, чтобы съездить в Чикаго. Может показаться, что это не имеет никакого значения, но, как позже узнал Уилкинс, именно это и стало одной из главных причин, по которой полиция остановила машину. Он также был уверен в том, что они оказались жертвами расового профилирования, по-прежнему находящего свое отражение в области поддержания правопорядка.

Дурбанская декларация и Программа действий определяет расовое профилирование как "практику сотрудников полиции и других правоохранительных органов, заключающуюся в использовании в той или иной степени расы, цвета кожи, происхождения или национальной или этнической принадлежности в качестве основания для проведения в отношении соответствующих лиц следственных действий или для определения того, принимало ли то или иное лицо участие в уголовно наказуемой деятельности". В сущности, это практика, противоречащая общепризнанным международным нормам и стандартам в области прав человека.

Расовое профилирование оказалось важным вопросом в нынешнем политическом контексте в связи с той ролью, которое оно играет в деятельности по борьбе с терроризмом. Специальный докладчик по вопросу о поощрении и защите прав человека в условиях борьбы с терроризмом Мартин Шейнин отметил, что после 11 сентября 2001 года правоохранительные органы по всему миру приняли меры, основанные на "профилях террориста", включающие в себя такие характеристики, как раса, этническая принадлежность, национальное происхождение или религия.

Вопрос о профилировании был затронут на Конференции по обзору Дурбанского процесса и зафиксирован в итоговом документе конференции.

На форуме «Предоставление права голоса жертвам расовой дискриминации» Роберт Уилкинс рассказал, как полицейский установил превышение скорости его двоюродным братом, сидевшим за рулем автомобиля, который, по его словам, вел 60 миль в час в зоне 40 миль в час. После этого полицейский забрал водительские права и договор на аренду автомобиля и вернулся в свою машину. Через некоторое время он попросил обыскать автомобиль.

"Я сказал сотруднику полиции, что мы не давали согласия на обыск и что в моем понимании закона он не может обыскивать нашу машину пока не арестует моего двоюродного брата и на основе этого приступит к обыску", рассказал Уилкинс. Полицейский сообщил ему, что этот обыск проводится в обычном порядке в связи с наличием проблемы наркотиков в арендованных автомобилях.

Роберт Уилкинс предложил представить доказательства, что он действительно возвращался с похорон, и не участвует в преступной деятельности. Однако полицейский настаивал на том, чтобы машину обыскала служебная собака.

В конце концов, Уилкинс нехотя согласился на обыск. "Трудно описать чувство расстроенности и боли, которое вы испытываете, когда люди подозревают вас в чем-то без серьезных на то оснований, а вы знаете, что вы невиновны".

Роберт Уилкинс и его семья чувствовали себя униженными. Они решили подать в суд штата Мэриленд, чтобы добиться справедливости, а также создать прецедент, который остановил бы такую практику. В начале судебного процесса Роберт Уилкинс получил "Доклад уголовного розыска" полиции штата Мэриленд, который, по его словам, представлял собой документ расового профилирования.

"В Докладе уголовного розыска рассматривалась проблема кокаина в Камберленд, штат Мэриленд, и без всяких оснований давалось описание наркоторговцев как "преимущественно чернокожие мужчины и женщины", которые вооружены и, как правило, ездят рано утром или поздно ночью вдоль 68-й межштатной магистрали, на арендованных автомобилях, зарегистрированных в Виржинии. В общем, мы соответствовали этому профилю точь-в-точь".

В суде адвокаты Роберта Уилкинса дали опровержение докладу, доказав, что профилирование совершенно неуместно для контроля за перевозкой наркотиков. Оказалось, что наркотики находили во всех типах транспорта, за рулем которых сидели люди различных рас и возрастов.

В конечном итоге в 1995 году Уилкинс выиграл судебное дело, получив компенсацию в размере $96 000. Среди других положений постановлений суда фигурировало запрещение использования профилирования перевозчиков наркотиков на основе расового признака в качестве метода поддержания правопорядка, а также запрещение подготовки сотрудников полиции на основе такой методики.

Эта знаменательная победа частично утратила свою значимость в связи с непрекращающимися случаями применения старой практики. Уилкинс заявил, что в 2003 году было вынесено новое постановление суда в попытке обеспечить абсолютное соблюдение решения 1995 года. "Я все еще слышу о неприятных случаях, происходящих на автомагистралях штата Мэриленд, в том числе о том, как незаконно останавливают афроамериканских автомобилистов, обыскивают их машины и даже досматривают самих водителей", сказал Роберт Уилкинс. "С 2003 года было подано почти 100 исковых заявлений, однако ни одно из них не было признано полицией штата Мэриленд обоснованным".

Семнадцать лет спустя со времени того происшествия Роберт Уилкинс все еще задается вопросом, был ли достигнут прогресс в борьбе с расовой дискриминацией и готово ли законодательство Америки вносить изменения.

"Переломным моментом для расового профилирования стало событие 11 сентября. До этого по большей части признавалось, что расовое профилирование неуместно в деятельности по поддержанию правопорядка. После 11 сентября такое понимание стало претерпевать изменения".

29 мая 2009 г.

Смотрите также