Конвенция помогает обеспечить правосудие и привлечь внимание к пропавшим без вести


Женщина кладёт розу на фреску в память о погибших и пропавших без вести во время гражданской войны в Сан-Сальвадоре (Сальвадор). © EPA-EFE/Rodrigo Sura

В 2005 году отец и тётя Исату Джамме исчезли во время работы на семейной ферме в Гамбии, когда Исату было 14 лет.

В следующие десять с половиной лет она и её семья провели много времени в попытках узнать, кто похитил их, почему, а также добиться хоть какого-то правосудия. В течение этого периода они не получили никаких ответов от властей. Исату узнала о том, кто стоял за исчезновением в 2013 году, когда во время дачи показаний Комиссии по установлению истины и примирению бывшие наёмники президента Гамбии Джамме Яйя признались, что убили исчезнувших и других людей по указанию тогдашнего президента. Однако Исату Дажжмме и её семья по-прежнему не знают, где находятся тела её отца и тёти.

«Моя история – лишь одна из многих. Многие люди не знают о судьбе своих близких и, как и мы, живут с неразрешённой травмой, – сказала Джамме Комитету по насильственным исчезновениям (КНИ) во время его вступительной сессии в сентябре. – Я хочу, чтобы Комитет помог рекомендациями и поддержкой в привлечении виновных к ответственности. Я прошу Комитет помочь жертвам насильственных исчезновений. Я хочу, чтобы Комитет призвал моё правительство принять меры».

В этом году 23 декабря отмечается десятая годовщина вступления в силу Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений. Вот уже десять лет Конвенция и КНИ помогают государствам бороться с насильственными исчезновениями, а людям – добиваться правосудия для без вести пропавших близких на международном уровне.

«Роль члена Комитета по насильственным исчезновениям (КНИ) даёт мне возможность вновь заявить о своей приверженности помогать жертвам насильственных исчезновений», – говорит член Комитета Кармен Роса Вилья.

Аргументы в пользу ратификации

Но несмотря на пользу Конвенции как обязательной меры, которая помогает предупреждению и уголовному преследованию исчезновений, её ратифицировали лишь 63 из 193 государств-членов Организации Объединенных Наций.

Такое низкое число ратификаций Конвенции можно объяснить разными причинами. По словам Росы Вильи, одним из факторов может быть относительно недавнее принятие самой Конвенции. Она стала последним из вступивших в силу правозащитных механизмов, а государства, как говорит она, имеют тенденцию сначала, не спеша, анализировать новые правила. Другой причиной может быть и то, что некоторые страны, где происходят насильственные исчезновения, могут опасаться критики.

«С такой логикой прогресс невозможен. Важно, чтобы все государства согласились принять меры для прекращения и предупреждения этого преступления», – говорит Роса Вилья.

Отчасти такое бездействие можно объяснить тем, что исчезновения не являются приоритетным вопросом для государств, как говорит один из членов КНИ Оливье де Фрувиль. Это связано с тем, что они либо не считают исчезновения частью национальной истории, либо больше не считают их проблемой государственного характера. Но, как говорит он, это ошибочные представления.

«Правозащитные органы часто оказываются сегодняшними механизмами раннего предупреждения, которые приведут к завтрашним уголовным преследованиям, – говорит Фрувиль. – Конвенция содержит положения о правовом сотрудничестве государств с целью оказания помощи пострадавшим и розыска виновных по всему миру, чтобы положить конец безнаказанности».

КНИ объединил усилия с Управлением ООН по правам человека в рамках кампании, призванной обеспечить большее число ратификаций Конвенции*. Кампания обращает внимание на то, что проблема исчезновений не стала делом прошлого, но сохраняется и по сей день, и принятие Конвенции демонстрирует поддержку многих тысяч жертв насильственных и недобровольных исчезновений по всему миру.

«Насильственные исчезновения единогласно признаны одним из самых отвратительных из существующих преступлений, – говорит председатель КНИ Мохаммед Айят. – Всем государствам-членам следует ратифицировать Конвенцию и признать различные полномочия Комитета, чтобы явно продемонстрировать свою приверженность борьбе с насильственными исчезновениями».

Фрувиль считает, что принятие Конвенции также помогает государствам присоединиться к сообществу и сети, которые занимаются ликвидацией практики насильственных исчезновений. Независимо от того, происходят ли насильственные исчезновения в стране сейчас, или имели место в отдаленном или недавнем прошлом, за счёт работы Комитета Конвенция может обеспечить поддержку и помощь.

«И государства, которым повезло избежать этого опыта, должны ратифицировать её, чтобы помочь пострадавшим в поиске пропавших без вести и принять участие в глобальных усилиях по борьбе с безнаказанностью виновных во всём мире, – сказал он. – Давайте объединим усилия!»

23 декабря 2020 г.


Смотрите также