Дети и система правосудия


“Сегодняшняя молодежь невыносима, невыдержанна… Наш мир достиг критической стадии. Дети больше не слушаются своих родителей. Все больше детей совершают преступления, и, если не принять срочные меры, миру, каким мы его знаем, скоро придет конец". Эти слова кажутся нам хорошо знакомыми, но они принадлежат греческому поэту Гесиоду, который писал это еще в 8-м веке до нашей эры.

Джордж Кардона, член Комитета ООН по правам ребенка, процитировал Гесиода в своем обращении в рамках обсуждения вопроса прав ребенка и отправления правосудия на мартовской сессии Совета по правам человека 2012 года. Профессор Кардона пытался развенчать миф о том, что каждое поколение молодых людей является «потерянным», что уровень детской преступности растет, а наказания для юных правонарушителей должны ужесточаться с тем, чтобы служить сдерживающим фактором.

В своем обращении Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллэй назвала «тревожным» то, что общество полагает, будто уровень преступности среди молодежи растет. «Такое восприятие, подкрепленное не доказательствами, а сообщениями в СМИ о нескольких серьезных делах, влияет на рассуждения политиков и слишком часто приводит к принятию законодательства, регулирующего порядок обращения с несовершеннолетними нарушителями, которое подрывает права детей», - заявила она.

Согласно положениям международного права, дети должны заключаться под стражу только в качестве крайней меры. «В каждом случае, когда мальчик или девочка лишается свободы, мы должны задать себе вопрос: чего мы хотим добиться тем самым? Наказать, реабилитировать личность или просто избавиться от трудных детей», - отметила Нави Пиллэй.

Сюзан Биссел, руководитель Секции ЮНИСЕФ по защите детей, привела статистику, согласно которой миллион детей во всем мире заключены в тюрьму.

Конни де ла Вега, профессор и руководитель Международной клиники по правам человека при Университете Сан-Франциско, рассуждала о положительном влиянии, которое оказали различные органы ООН в борьбе за отмену смертной казни и пожизненного заключения без возможности освобождения в отношении подростков: в большинстве стран обе практики были упразднены.

Тем не менее, по словам Верховного комиссара, еще многое предстоит сделать. Хотя казни несовершеннолетних правонарушителей за последние два года осуществлялись только в одной стране, а именно в Иране, в 13 странах по-прежнему существуют законы, допускающие пожизненное заключение. Она сообщила, что хотя Иран и изменил уголовное законодательство, запретив смертную казнь в отношении малолетних преступников, его по-прежнему можно толковать так, что за некоторые преступления приговор к смертной казни допускается.

По меньшей мере, в 42 странах, согласно данным ла Веги, предусмотрена возможность телесного наказания в отношении несовершеннолетних правонарушителей, которое может принимать форму избиения палками, порки, забивания камнями и ампутацию.

Антонио Капаррос Линарес, 28-летний испанец и бывший несовершеннолетний преступник, рассказал о своем личном опыте. Он находился в коррекционном центре, но после освобождения совершил новое преступление. Рискуя оказаться за решеткой, он согласился поменять тюремный срок на пребывание в реабилитационном центре.

По его словам, решение добиться реабилитации, а не сидеть в тюрьме позволило ему наладить собственную жизнь. Как говорит Линаррес, он научился «жить по правилам» и понимать важность уважения общества и семьи, а также ценность образования. В настоящее время Линаррес обзавелся семьей, и, хотя сейчас он безработный, говорит, что верит в свое будущее.

Верховный комиссар также обратила внимание на «тенденцию снижения возраста, с которого можно привлекать к уголовной ответственности». Комитет по правам ребенка установил 12 лет как абсолютный минимум и рекомендует, чтобы планка была поднята до 14-16 лет. Верховный комиссар сообщила, что поддерживает стандарты, принятые Комитетом.

Несколько выступавших подчеркнули, что очень важно найти альтернативу официальной системе правосудия. Юлия Слот Нильсен, декан юридического факультета Университета Западно-Капской провинции, а также член Африканского комитета экспертов по правам и благосостоянию ребенка заявила, что на африканском континенте многие дети выросли под защитой обычного права, в рамках которого правосудие осуществляют старшие и главы общин. По ее словам, большое число правовых систем исключили детей из официальных процессов отправления правосудия и используют альтернативные меры, заменяющие приговор к тюремному заключению и лишение свободы.

Ранее в ходе мартовской сессии Совета состоялась церемония подписания нового договора о правах человека – третьего Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка.

После вступления Протокола в силу дети сами смогут подавать жалобы о нарушении прав в Комитет по правам ребенка. Комитет может обратиться к государствам с просьбой обеспечить временные меры защиты детей, чьи права, возможно, были нарушены, и, если эти нарушения подтвердятся, рекомендовать принятие дальнейших надлежащих мер.

Нави Пиллэй одобрила подписание правительствами Факультативного протокола, направленного на предоставление детям-жертвам нарушений прямой доступ к международному механизму подачи жалоб. В тот день двадцать государств подписали Протокол. Чтобы новая процедура подачи жалоб вступила в силу, нужна ратификация документа десятью государствами.

26 марта 2012 г.

Смотрите также