«Конверсионная терапия» может быть приравнена к пыткам и должна быть запрещена, говорит эксперт ООН


Активисты на 15-м марше ЛГБТИ под лозунгом «Память, гордость и сопротивление за права ЛГБТИ» в Асунсьоне, 29 сентября 2018 г. NORBERTO DUARTE/AFP

Выступая на заседании Совета по правам человека, где он представил свой новый доклад, Независимый эксперт ООН по вопросу о защите от насилия и дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности Виктор Мадригал-Борлос призвал государства «вместе работать над глобальным запретом конверсионной терапии».

Эксперт добавил, что такие практики являются «изначально дискриминационными, жестокими, бесчеловечными и унижающими достоинство, а в зависимости от степени жестокости, физической или психической боли и страданий жертвы, они могут быть приравнены к пыткам».

«Конверсионной терапией» называют методики по изменению сексуальной ориентации или гендерной идентичности человека, которые, как утверждается, направлены на изменение сексуальной ориентации геев, лесбиянок или бисексуалов на гетересексуальную, а трансгендеров и гендерно-вариативных людей на цисгендерных, т.е. таких, чья гендерная идентичность совпадает с биологическим полом при рождении.

«Конверсионная терапия основана на убеждении, что люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью занимают более низкое положение – морально, духовно или физически – из-за их ориентации и идентичности, и должны изменить свою ориентацию или идентичность, чтобы исправить свою неполноценность», – говорит Мадригал-Борлос.

В своем докладе для Совета он рассказал о трех основных подходах в практике «конверсионной терапии»: психотерапевтические процедуры на основе убеждения, что сексуальное или гендерное разнообразие обусловлено неправильным воспитанием или опытом; медицинские практики на основе теории о том, что сексуальное или гендерное разнообразие является врожденным биологическим отклонением; и религиозные практики, основанные на убеждении, что сексуальное или гендерное разнообразие является злом по своей сути.

Среди наиболее популярных методов такой терапии Мадригал-Борлос назвал физическое, психологическое и сексуальное насилие, электрошок, принудительное лечение, изоляцию и заключение, словесные оскорбления и унижения.

Широко используется аверсивная терапия, когда у человека вызывают негативные, болезненные или неприятные ощущения при демонстрации стимула, связанного с его сексуальной ориентацией.

Кроме того, существуют методы на основе лекарственного подхода, например, медикаментозная, гормональная или стероидная терапия. Эксперт привел примеры того, как людей, которые ожидаемо не смогли «изменить» свою сексуальную ориентацию, часто заставляют сделать гендерно-аффирмативные операции, надеясь, что это поможет нейтрализовать их ориентацию.

С жертвами конверсионной терапии работают духовные наставники, которые проводят программы, направленные на преодоление их «состояния». Такие программы могут включать оскорбления, побои, использование наручников, лишение пищи и даже экзорцизм.

«Практики конверсионной терапии не только неэффективны, но и очень опасны. Они часто приводят к боли и страданиям, которые сохраняются надолго после окончания терапии, навсегда оставляя шрамы в душе и на теле человека», – сказал Мадригал-Борлос. «Осознание собственной беспомощности и крайнего унижения вызывают глубокий стыд, чувство вины, отвращения к самому себе и никчемности, что может привести к снижению самооценки и устойчивым изменениям личности».

По данным эксперта, конверсионную терапию проводят частные и государственные учреждения психиатрической помощи, религиозные организации, традиционные целители и представители государства. Члены семьи или общины, политические и другие органы поощряют так называемую конверсионную терапию.

Государственные чиновники, в том числе судьи и полицейские, могут назначить конверсионную терапию, даже если это прямо не предусмотрено законом. Она также может быть включена в государственную политику. Он привел примеры стран, где одобрены планы по искоренению поведения, считающегося аморальным, включая однополые отношения, и поощряются практики конверсионной терапии, в том числе в университетских программах.

Эксперт считает, что дети и молодые люди особенно уязвимы, поскольку такие вмешательства в раннем возрасте связаны с тревожностью, депрессией, посттравматическим стрессовым расстройством, суицидальными настроениями и попытками суицида.

«Решение подвергнуть ребенка конверсионным практикам никогда не соответствует наилучшим интересам ребенка», – заявил Мадригал-Борлос. «Родители должны принимать решения в отношении своих детей на основе информированного согласия, что подразумевает знание сути этой практики, ее неспособности действительно привести к «изменениям», а также многочисленных свидетельств, указывающих на долгосрочный физический и психологический вред от ее применения».

В 2012 году Панамериканская организация здравоохранения заявила о том, что конверсионная терапия не имеет медицинских оснований и представляет существенную угрозу здоровью и правам человека, а в 2016 году Всемирная психиатрическая ассоциация объявила о том, что «нет убедительных научных доказательств того, что можно изменить врожденную сексуальную ориентацию». В 2020 г. Независимая группа судебно-медицинских экспертов назвала конверсионную терапию одним из видов обмана, недобросовестной рекламы и мошенничества.

13 июля 2020 г.


Смотрите также