Бразилия: Борьба с двойной эпидемией расизма и COVID-19


На фоне быстрого роста числа случаев заражения COVID-19 в Бразилии нарастает политическое и общественное напряжение, а вместе с ними – и проблемы в области прав человека.

На момент написания статьи число случаев заражения в Бразилии превысило 1,5 миллиона, и зарегистрировано более 60 000 смертей (источник: Всемирная организация здравоохранения). Бразилия стала второй наиболее пострадавшей страной после Соединенных Штатов Америки.

Далила Негрейрос, правозащитник

Далила Негрейрос является молодой активисткой из Бразилии и бывшей участницей Программы стажировок ООН в области прав человека для лиц африканского происхождения*. Ее организация Nosso Coletivo Negro do DF (Темнокожий коллектив Бразилии) поощряет темнокожих студентов и трудящихся принимать активные действия и вносить вклад в политические обсуждения и решения о стратегиях борьбы с расизмом.

По словам Далилы, расизм в Бразилии усугубил последствия пандемии COVID-19, и темнокожее население пострадало от нее в несоразмерно большей степени. Борьба с расизмом в таких неблагоприятных условиях сопряжена с огромными трудностями. Она рассказала нам об этой ситуации подробнее.

Как Вы оцениваете меры борьбы с COVID-19 в Бразилии?
Когда в Бразилии началось распространение COVID-19, мы стали ждать действий со стороны правительства в отношении жителей африканского происхождения. Мы считаем, что пандемия COVID-19 не началась изолированно. Мы уже жили в условиях сильнейшего расового неравенства и проблем, поэтому мы надеялись, что меры со стороны правительства будут учитывать наше положение.

Если говорить кратко, наше положение не было принято во внимание.

Одной из главных проблем является поток информации, в котором федеральное правительство и правительства штатов говорят совершенно разные вещи. Нам сообщают много неверной информации, а Министерство здравоохранения и Министерство экономики выступают с противоречащими друг другу заявлениями. А затем Президент говорит нечто совершенное иное.

Люди вынуждены принимать собственные решения о том, следовать их рекомендациям или нет. Создается впечатление, будто власти просят народ самостоятельно решить, есть ли у них право жить или нет.

Какое воздействие COVID-19 оказал на темнокожее население Бразилии?
Пандемия привела к очень серьезным последствиям для темнокожего населения. Темнокожие люди в Бразилии реже имеют доступ к социальной защите, и мы сталкиваемся с различными формами дискриминации.
Что касается здравоохранения, темнокожие люди в Бразилии в основном проживают в районах с меньшим числом больниц, а также качество государственного и частного здравоохранения сильно различается. Государственные больницы переполнены, в то время как в частных по-прежнему есть места. Однако у многих темнокожих людей нет средств для того, чтобы получить помощь в частных заведениях.

Правительство не располагает точными данными о пандемии, поэтому мы до сих пор не знаем о реальных масштабах этого бедствия. Недавнее исследование Католического университета Рио-де-Жанейро свидетельствует о том, что вероятность погибнуть от COVID-19 среди темнокожих и нищих людей в три раза выше.

Сектор неформальной занятости в Бразилии огромен, и большинство работников в этом секторе являются темнокожими. К примеру, сильнейшие последствия испытали на себе люди, работающие домашней прислугой. Очень часто эта категория работников не имеет социальной защиты, и многие из них были уволены. Они остаются ни с чем, и им негде самоизолироваться.

Первая женщина, погибшая в Рио-де-Жанейро, Клеонис Гонсалвес, была домашней прислугой, которую заразил ее работодатель.

Среди них также люди, которые работают в переполненных центрах приема звонков экстренных служб, не сообщающие о том, что больны, из страха потерять работу. Также среди них уличные торговцы, мойщики машин и многие другие работники с подобным видом занятости. У них у всех нет возможности оставаться дома.

Мы также столкнулись со случаями жестокого обращения со стороны сотрудников полиции, которые привели к гибели. В мае юноша Джоао Педро Маттос Пинто был убит в собственном доме во время изоляции. И темнокожие люди продолжают сообщать о том, что боятся возможных арестов и даже убийств со стороны полиции, если будут идти по улице в маске.

Тысячи бездомных людей по-прежнему ждут принятия мер. 70% бездомных людей в Бразилии – темнокожие. Некоторые штаты предоставили им приюты, однако переполненность и антисанитария являются там серьезной проблемой. Федеральное правительство пообещало финансовую помощь нуждающимся гражданам, однако тысячи людей по-прежнему ждут первой выплаты.

Какие рекомендации Вы дали бы правительству в целях улучшения этой ситуации?
Моя организация и я просим правительство работать над рядом приоритетных задач: предоставлять единую информацию; сделать доступной надежную информацию; срочно расширить доступ к воде и санитарным услугам надлежащего качества; обеспечить безопасные приюты для бездомных; и обеспечить надлежащую социальную защиту для работников неформального сектора, чтобы у них тоже была возможность для самоизоляции.

Встречаете ли вы примеры проявления солидарности в условиях кризиса?
Множество людей делают потрясающую работу. Есть организации, которые оказывают финансовую помощь женщинам, живущим в трущобах больших городов; есть люди, которые раздают продукты питания тем, кто оказался в уязвимом положении; и организации делают многое для того, чтобы улучшить санитарные условия в бедных сообществах.

Считаете ли Вы, что ваша борьба против расового неравенства помогает добиться изменений?
В последние 20 лет нашим самым большим достижением в борьбе против расизма стало признание в Бразилии того, что нам необходима политика по борьбе с расовым неравенством. Но, к сожалению, система «защиты», которую совершенно нельзя было назвать надежной, сейчас практически не действует.

Как темнокожие жители Бразилии мы сталкиваемся с жестокостью полиции, мы по-прежнему живем в условиях неравенства, которое проявляется самыми разными способами. А теперь мы столкнулись еще и с голодом, нищетой и COVID-19.

Проблемы не прекращаются.

Это вселяет ужас. Я испытываю отчаяние и иногда чувство безнадежности. Но затем я обращаюсь к истории и понимаю, что защита прав человека – непростая задача. Они зародились из активной борьбы, и даже в худшие моменты мы собираемся вместе, чтобы подумать об альтернативах, и мечтаем об утопии.

И мы будем продолжать бороться.

Оговорка: Мнения и информация, представленные в статье, принадлежат героям статьи и необязательно отражают официальную позицию Управления Верховного комиссара ООН по правам человека.

6 июля 2020 г.

Смотрите также