В поисках справедливости: рассказывает бывший тюремный надзиратель из Корейской Народно-Демократической Республики


Г-н Ан Миунг-чул, правозащитник из Корейской Народно-Демократической Республики

Бывший тюремный надзиратель из Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) Ан Миунг-чул «как никто другой знал», что ожидает людей в лагерях для политических заключенных.

Он стал основателем неправительственной организации NK Watch, где вместе со своими коллегами собирает информацию о страданиях сотен людей из КНДР, а также подает подробные ходатайства от имени жертв и их семей.

За последнее время NK Watch направила 768 ходатайств в архив информации и свидетельских показаний Управления ООН по правам человека, который был создан для хранения и анализа свидетельств и информации о нарушениях прав человека в КНДР. Хранение больших объемов информации в едином архиве под управлением ООН может быть использовано для привлечения к ответственности в соответствии с законом, установления истины и создания исторического архива.

Подробнее об этом в интервью.

Расскажите о Вашей работе в КНДР.

Мои родители работали в органах власти КНДР, и мы были очень лояльны по отношению к режиму. Благодаря привилегированному положению моей семьи в 1987 году я стал работать надзирателем в лагере, предназначенном для содержания политических заключенных. В мои обязанности входила охрана зоны полного контроля, лагеря для пожизненно осужденных. Меня обработали таким образом, чтобы я был убежден в том, что эти заключенные не люди, а предатели и враги. У меня был приказ убивать тех, кто попытается бежать.

Как Вы решились на побег из КНДР?

В середине 90-х годов КНДР переживала страшный голод, и моего отца назначили виновным в нехватке продовольствия в нашем регионе. В соответствии с «политикой возложения вины на родственников», если один из членов семьи обвиняется в преступлении, то задерживают всех ее членов. Мои мать, брат и сестра были отправлены в лагерь для политических заключенных. Тогда я понял, что заключенные, которых я охранял, были арестованы и отправлены в эти лагеря незаконно.

Я знал лучше других, что нас ожидает, и решил бежать до того, как окажусь в лагере, выждав удобный момент для побега. Я сбежал из КНДР в 1994 году.

До сих пор у меня нет никакой информации о матери, брате и сестре.

Расскажите о своем пути к правозащитной деятельности и о Вашей организации NK Watch?

В 1998 году меня попросили дать показания в Сенате США о лагерях для политических заключенных в КНДР. Мое выступление стало началом диалога о ситуации в области прав человека в КНДР и способствовало принятию в США Акта о правах человека в Северной Корее.

Я решил заниматься информированием о ситуации с правами человека в КНДР и в 2003 году вместе с другими выжившими в лагерях и их семьями основал организацию NK Watch. Мы занимаемся повышением осведомленности во всем мире о публичных казнях, жестоких пытках и избиениях, сексуальном насилии, голоде, болезнях, принудительном труде и многих других чудовищных нарушениях прав человека, которые происходят в КНДР, особенно в лагерях для политических заключенных.

Расскажите, как вы начали документировать нарушения прав человека и направлять ходатайства в рабочие группы ООН?

С 2013 года NK Watch направляет ходатайства от имени жертв в Рабочую группу по насильственным или недобровольным исчезновениям, в Рабочую группу по произвольным задержаниям, а также другим мандатариям специальных процедур по вопросам произвольных задержаний, исчезновений, дискриминации в отношении женщин, прав ребенка и прав трудящихся-мигрантов из КНДР. Эти представления направлены на документирование потенциальных преступлений против человечности, совершенных КНДР. На данный момент NK Watch направила 768 ходатайств.

В ответ на эти ходатайства NK Watch получила около 40 писем из КНДР и три из Китая. Для борьбы с такими серьезными нарушениями прав человека в отношении жителей КНДР, как торговля людьми и принудительная репатриация, необходимо участие Китая.

Расскажите о случаях, которые Вам особенно запомнились.

Один из таких случаев произошел в 2010 году, когда семью из восьми человек поместили в лагерь для политических заключенных. Среди них была беременная женщина. Женщина содержалась отдельно, пока не родила ребенка. Через сто дней после родов ребенка также поместили в лагерь для политических заключенных. Затем двум членам этой семьи, бабушке ребенка и его тете, удалось бежать. Они обратились с ходатайством в Рабочую группу по насильственным или недобровольным исчезновениям.

Бабушка очень беспокоилась о семье, оставшейся в Северной Корее. При этом она боролась с раком желудка. Она хотела как можно скорее узнать о судьбе своей семьи и подала ходатайство в Рабочую группу. В ответе КНДР на это ходатайство было указано, что человека, о котором там говорится, не существует.

Что Вы предпринимаете совместно с Управлением ООН по правам человека для того, чтобы повысить эффективность вашей работы?

NK Watch направила 768 ходатайств в представительство Управления ООН по правам человека в Сеуле и планирует направлять такие документы ежеквартально. Я надеюсь, что эти материалы будут использованы для документирования тяжелого положения людей. Я уверен, что ООН имеет больше возможностей, чем некоммерческая организация, для повышения информированности о положении в области прав человека в КНДР на международном уровне и оказания давления на власти страны.

Как добиться правды, справедливости и привлечения к ответственности в КНДР? Что именно можно сделать?

Деятельность ООН и международного сообщества, направленная на изменение ситуации с правами человека в КНДР, способствовала некоторым позитивным изменениям в стране. Например, раньше в лагерях для политических заключенных применялось жестокое насилие. Но по последним сообщениям от недавно сбежавших из страны, сегодня арестованных повторно за попытку сбежать из КНДР по экономическим причинам редко подвергают избиениям в качестве наказания.

КНДР действительно испытывает серьезное давление со стороны ООН и международного сообщества. Два лагеря для политических заключенных были закрыты. Допросы стали менее жестокими, а нарушения прав человека не настолько вопиющими, как в прошлом.

Я считаю, что в случае улучшения ситуации в области прав человека в КНДР в условиях дальнейшего осуществления мер по привлечению к ответственности, больше пострадавших и членов их семей будут готовы предоставить свидетельства о нарушениях прав человека, поскольку не будут бояться рассказать о них.

Впереди много трудностей. Но я не теряю надежды.

Оговорка: Мнения и информация, представленные в статье, принадлежат героям статьи и необязательно отражают официальную позицию Управления Верховного комиссара ООН по правам человека.

4 января 2021 г.


Смотрите также