Защита прав заключенных в Иране во время пандемии COVID-19


​Фарси

Иранский адвокат Насрин Сотуде у себя дома в Тегеране в 2013 г. © BEHROUZ MEHRI / AFP

По словам ее мужа Резы Хандана, с помощью своей голодовки в начале вспышки COVID-19 известная иранская правозащитница Насрин Сотуде "попыталась оказать давление на руководство тюрьмы с тем, чтобы оно освободило заключенных или по крайней мере временно отпустило их".

Сотуде содержится в тюрьме Эвин в Тегеране с июня 2018 года. Это уже второй тюремный срок для адвоката Сотуде, которая активно выступала публично и защищала людей, обвиняемых в политических преступлениях, правозащитников, боровшихся за свободу выражения мнений, или женщин, которые выступали против обязательного ношения хиджаба. 

Иран серьезно пострадал от пандемии COVID-19. На момент написания этой статьи, по данным Всемирной организации здравоохранения, в стране 126949 случаев заболевания и 7183 смертей от коронавируса. Особую тревогу вызывает ситуация в тюрьмах по всей стране. В условиях тесноты, перенаселенности и антисанитарии некоторые заключенные заболели коронавирусом, также сообщается о смертельных случаях.

Голодовка Сотуде, которую она держала вместе с тремя политическими и гражданскими активистами, также находящимися в заключении, продолжалась несколько недель и серьезно сказалась на их здоровье. Участники голодовки требовали расширить программу временного освобождения.

По данным властей, в качестве смягчающей меры, направленной на предотвращение распространения вируса в тюрьмах, с начала пандемии в Иране были временно освобождены от 80 до 100 тыс. человек.

Некоторым из них было отказано в продлении временного освобождения и приказано вернуться в тюрьму в этом месяце. 

Там находятся тысячи людей. Узники совести, люди с двойным или иностранным гражданством, экологи, адвокаты и правозащитники ожидают решения своей судьбы. Их семьи обращались к судебным органам Ирана с просьбой временно освободить их хотя бы до того момента, пока не удастся взять кризис под контроль.

Хандан серьезно опасается за здоровье своей жены. Он говорит, что многие не обращаются в больницу тюрьмы Эвин из-за плохих условий, а базовое санитарно-гигиеническое обеспечение там отсутствует. "У моей жены есть хронические заболевания, – говорит он. – Когда я разговаривал с ней вчера, она сказала, что за последние два месяца не была в медицинской части, поскольку боится заразиться COVID-19. Ей пришлось самой заниматься лечением и смириться с такой ситуацией".

Правозащитница против судов и системы, которая "не приемлет никакой формы защиты"

Хандан говорит о приверженности своей жены делу защиты прав человека: "Когда она видит, что чьи-то права нарушены, то не думает о себе или своих интересах. Она встает на защиту этого человека, используя все свои силы и способности. Если может, она защищает его в суде, на улице или оказывает поддержку ему и его семье. Она пытается защитить его перед судом и системой, которая не приемлет никакой формы защиты".

Хандан, который тоже является правозащитником, на протяжении последних десяти лет редко видит свою жену. Сотуде была арестована в 2010 году по обвинению в пропаганде и сговоре с целью нанести ущерб государственной безопасности. Первоначально она была приговорена к 11 годам заключения, но была освобождена досрочно в 2013 году. 

По словам Хандана, основной причиной, по которой правительство Ирана арестовало Сотуде, является то, что она защищала узников совести и политических заключенных.

Сейчас Хандан вместе со своими двумя детьми старается "жить спокойной и нормальной жизнью". Но он говорит, что помимо COVID-19 в Иране есть множество других проблем, в том числе экономическая нестабильность, которые делают обычную жизнь трудной.

"Мы стараемся, но правда состоит в том, что такая жизнь и такие условия не являются нормальными для нас".

Призыв к освобождению

В открытом письме из тюрьмы Эвин от 8 марта этого года Сотуде сама попросила о поддержке. "В то время как смертельный вирус захватывает мою страну, я опускаю руки, – пишет она, – и как гражданка спокойно прошу правительство прекратить противостояние с миром, посмотреть на него миролюбивым взглядом и доверять жизни и людям. Я прошу правозащитников помочь нам в нашем мирном стремлении".

Хандан настойчиво повторяет призыв своей жены к правительству Ирана отпустить политических заключенных и узников совести и просит поддержки у международного сообщества. "За последние сто лет мы не сталкивались с такой ситуацией, когда весь мир борется с вирусом, – говорит он. – И даже в таких чрезвычайных условиях правительство "сенсационно" освободило тысячи людей, содержащихся под стражей, кроме политических заключенных".

"Я надеюсь, что общественность и международные организации обратят внимание на эту ситуацию и потребуют от правительства Ирана освобождения политических заключенных".

Глобальный призыв к освобождению заключенных

В конце марта Верховный комиссар по правам человека Мишель Бачелет призвала правительства принять срочные меры по снижению перенаселенности тюрем и предупредила о том, что если этого не сделать, то "последствия будут потенциально катастрофическими".

"Именно сейчас правительства должны освободить всех задержанных без достаточных правовых оснований, в том числе политических заключенных и других людей, задержанных только за выражение критических взглядов или инакомыслие", – заявила Бачелет.

Она также настаивает на том, что после освобождения этим людям нужно обеспечить проверку здоровья и надлежащее медицинское обслуживание.

Управление ООН по правам человека считает, что Иран должен применять в качестве чрезвычайной меры по защите общественного здоровья отпуск или временное освобождение заключенных. Управление приветствует освобождение тысяч заключенных в Иране, но при этом призывает к освобождению политических заключенных, адвокатов и правозащитников, журналистов, деятелей культуры, экологов и людей с двойным или иностранным гражданством, котором было отказано во временном освобождении.

Кроме того, Управление ООН по правам человека подчеркивает, что обеспечение качественной медицинской помощи в тюрьмах является обязательством Ирана в соответствии с международным правом. Заключенным также должен быть обеспечен доступ к гигиеническим средствам и полноценному питанию в необходимом количестве.

Нельзя забывать об их основополагающих правах.

 21 мая 2020 г.



Видео
Смотрите также