В Косово* вновь обратили внимание на проблему лиц, пропавших без вести


Почти 18 лет Наташа Шчепанович не видела своих родителей.

Эта пара жила в маленьком городе Исток в Косово*. После войны, которая нанесла этому району тяжелый удар, родители Шчепанович - этнические сербы - остались в том же городе, полагая, что конфликт завершился и они в безопасности. Они знали своих соседей, и хотя между этническими группами сербов и албанцев по-прежнему сохранялось напряжение, оно не затронуло город. Кроме того, говорит она, если бы случилась беда, Организация Объединенных Наций и другие международные силы были готовы защитить народ.

"У них были хорошие отношения с соседями, которые были албанцами, и они доверяли международному сообществу... поэтому, конечно, они были убеждены, что их защитят, если что-то случится", - рассказывает она.

Но ее родителей не защитили. В 1999 году после бомбардировки Организации Североатлантического договора (НАТО) Шчепанович, которая много лет назад переехала в другой район, узнала, что ее родители считаются пропавшими без вести вместе с 50 другими людьми из этого города. Пять лет спустя были найдены останки ее отца. Ее мать остается в списке 1 658 без вести пропавших лиц в Косово* после конфликта.

Шчепанович и представители нескольких семей без вести пропавших лиц недавно собрались в Женеве в рамках заседания, организованного Управлением по правам человека Миссии ООН в Косово* (МООНК), чтобы обсудить способы улучшения розыска лиц, пропавших без вести в Косово*. В ходе двухдневного заседания представители семей без вести пропавших лиц встретились с членами Рабочей группы по розыску лиц, пропавших без вести в результате событий в Косово*, и Международный комитет Красного креста подчеркнул необходимость активизировать усилия Рабочей группы для установления судьбы пропавших лиц.

"Семьям, которые присутствуют здесь сегодня, я говорю, что вы имеете право знать, право на правду и право на справедливость", - заявил Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль Хусейн. "Мы обязаны сделать все возможное, чтобы содействовать установлению истины и подотчетности. Правда и справедливость должны восторжествовать".

Пропавшие на десятилетия

С 1998 по 1999 гг. между сербской полицией и сепаратистской Армией освобождения Косова вспыхнул открытый конфликт. В результате карательных мер мирные жители были вынуждены бежать из своих домов, а НАТО начало производить авиаудары за 78 дней до окончания конфликта. За этот период более 6 000 человек пропали без вести. В марте 2004 года Рабочая группа содействовала попыткам выяснить судьбу и местонахождение лиц, пропавших без вести, и информированию семей пропавших лиц на протяжении всего процесса.

Байрам Керкини по-прежнему надеется узнать правду о том, что случилось с его сыном. Решату Керкини было 30, когда он покинул дом в Митровице (Косово*) в 1999 году, отправившись в центр города с друзьями. Их забрала сербская полиция, и с тех пор их больше не видели. 80-летний Байрам говорит, что медленные темпы поиска пропавших без вести могут означать, что он даже перед смертью так и не узнает, что случилось с его сыном.

"Тринадцать моих друзей оказались в такой же ситуации", - сказал он. "Они умерли до того, как смогли узнать о судьбе любимых людей. Это может случиться и со мной. Но я по-прежнему не теряю надежду найти своего сына. И кто бы ни был виновен, он должен понести ответственность".

Многонациональное пространство для обсуждений

Данное заседание также было посвящено официальному открытию Многонационального ресурсного центра по розыску лиц, пропавших без вести в Косово*. Данный центр ставит своей целью дать представителям семейных объединений от разных этнических групп возможность общаться, сотрудничать и вместе справиться с трудностями прошлого.

"Это первая в своем роде многонациональная ассоциация, где все общины, пострадавшие от потери близких в результате конфликта в Косово*, работают сообща с целью установления судьбы пропавших без вести лиц", - говорит руководитель Управления по правам человека МООНК Мириам Галми.

"Благодаря многонациональному аспекту информационный центр в то же время способствует примирению между общинами в Косово*".

Милорад Трифунович, чей брат и девять коллег пропали без вести с тех пор, как их забрали со стоянки возле шахты 18 лет назад, говорит, что дух сотрудничества оказался крайне важен для продолжения розыска лиц, пропавших без вести почти двадцать лет назад. Как один из руководителей центра (наряду с Керкини) он надеется, что центр поможет не только пролить свет на проблему лиц, пропавших без вести, но также справиться со многими социальными проблемами, которые сопряжены с исчезновением тысяч людей в Косово*.

Он сказал, что его беспокоит то, что по прошествии времени больше не будет таких, как он, и других людей, и будет некому продолжить поиски.

"Мы словно одержимы сложившейся ситуацией, мы опьянены ею", - говорит Трифунович. "Я не знаю, смогут ли другие справиться с ней, и будут ли знать, как это сделать. Я бы предпочел, чтобы нам на смену пришли другие пожилые люди. Я хотел бы, чтобы [молодые] занимались собственными семьями... и продолжили жить нормальной жизнью".

Кумрийе Каракица из неправительственной организации,  которая занимается и проблемой лиц, пропавших без вести, и теми, кто стал жертвами сексуального насилия во время конфликта, сказала, что, помимо привлечения преступников к ответственности, семьи пропавших без вести также хотят узнать о причинах смерти их любимых.

"Мы знаем, что наших любимых людей уже нет в живых, и мы хотели бы получить их останки (чтобы похоронить)", - говорит она. "Но нас волнует и другое. Когда обнаруживаются человеческие останки, после судебной экспертизы выдается свидетельство, но в нем не указана причина смерти. Написано "неизвестна". Но мы хотим знать, что случилось с ними".

В ходе заседания в Женеве группы договорились содействовать усилиям Рабочей группы путем более активного участия семей пропавших без вести и путем более активного получения доступа к архивам местных, национальных и международных субъектов, имеющих отношение к этому вопросу.

14 августа 2017 г.

* Упоминание Косово* должно пониматься в полном соответствии с резолюцией 1244 (1999) Совета Безопасности ООН и ни в коей мере не предрешать вопрос о его статусе.

Смотрите также​