Бенжамин Оренштейн, переживший Холокост


"Наша деревня была оккупирована, и мой отец, у которого, как и у всех уважающих себя евреев, была красивая борода, чувствовал, что над ним нависла угроза. Немецкие солдаты задерживали бородатых мужчин и отсекали их бороды своими штыками. Иногда вместе с бородой отсекали и кожу", - вспоминает Бенжамин Оренштейн, переживший Холокост.

Бенжамин Оренштейн, переживший Холокост, поделился своей историей во время Международного дня в память о жертвах холокоста, Дворец Наций, Женева, 28 января 2019 г. © Фото ООН/ Виолан Мартин"Солдаты делали фотографии со своими жертвами и говорили: "О, я покажу это своей невесте!" Но когда я и моя сестра, придя домой, увидела отца, мы залились слезами".

Оренштейн родился 93 года назад в Аннополе, расположенном в юго-западной части Польши, и был самым молодым из пяти братьев и сестер в религиозной еврейской семье. Он говорит, что антисемитизм существовал до, во время и после Второй мировой войны. После прибытия немецкой армии понадобилось всего 10 дней на то, чтобы захватить Польшу.

Вскоре на смену тем солдатам пришли члены СС, которые ввели кодекс поведения для еврейских жителей: они должны были носить нарукавные повязки с изображением Звезды Давида. Те, кто отказывались это делать, были приговорены к смерти.

Каждый день петля гнёта затягивалась все туже: сначала солдаты осквернили синагогу в поселении и сожгли все священные книги. На следующий день они привели на мост двух видных жителей поселения и казнили их. "Их третьей жертвой стал мой двоюродный брат Яков Оренштейн; он был убит на глазах у двух своих детей и его жены, когда пытался защитить жену от домогательств солдат", - рассказывает Оренштейн.

К 1941 г. СС превратили Аннополь в гетто на открытом воздухе с километровым периметром, запретив жителям поселения выходить за его пределы.

"Они согнали нас в кучу не для того, чтобы мы там жили, а для того, чтобы мы там умерли. Но мы умирали недостаточно быстро, по мнению СС, поэтому в 1942 г. они приняли "Окончательное решение".

Сначала они заставили всех жителей поселения заниматься тяжелым трудом; в случае Оренштейна это было дробление камней на ближайшей каменоломне. Затем население отправили в трудовые лагеря. Отец Оренштейна стал первым в семье, кого забрали и депортировали в Енишов; ему было 60 лет.

"Мой брат Хаим был одним из надзирателей в том лагере. Он спросил меня, готов ли я занять место отца. Я ответил, что готов", - рассказывает Оренштейн, которому тогда было 15 лет. "Я не имел никакого представления о том, что это был за лагерь. Но мог ли я сказать нет? Мой отец умер бы в том лагере".

Вскоре Оренштейн совершил побег. Он говорит, что многие бежали из нацистских концентрационных лагерей, но никто не выжил. Те, кто находили беглецов спящими в лесу "под звездами", приводили их к солдатам СС, чтобы получить награду: литр бензина, килограмм сахара и полбутылки водки.

"Такова была цена еврейской жизни".

 Холодный марш к смерти и свободе

Несколько дней спустя после того, как Оренштейн вернулся в свое поселение, его брата Леона отправили в трудовой лагерь Яновский. Изо дня в день евреи Аннаполя жили под угрозой смертной казни. Когда наступало время депортации, одному командующему принадлежало право принимать решения о жизни и смерти.

Оренштейна и его трех братьев депортировали в соседний Рахов в октябре 1942 г., а позднее только с одним из его братьев - в Будзынь. Спустя несколько месяцев его брата депортировали назад в Рахов, где в 1943 году его казнили вместе с остальными узниками. Оренштейн потом узнал, что его оставшиеся братья были вынуждены много дней идти пешком, чтобы затем быть убитыми в лагере смерти Белжец. Они умерли от удушья менее чем через 35 минут. К концу 1943 г. Бенжамин Оренштейн оказался последним выжившим в своей семье.

"Если бы я был один в тех лагерях, я бы не выжил. Когда меня пытали, мои братья ухаживали за мной, они защищали меня", - вспоминает Оренштейн. "Я стал свидетелем казни десятков человек, включая членов семьи моей матери".

"Я не могу передать словами, какой была тогда жизнь".

Он делает паузу. "Это невообразимо".

В мае 1944 года Оренштейн прибыл в лагерь Островец, а 4 августа он был депортирован в Аушвиц, где его идентификационный номер B 4416 был нанесен в виде татуировки ему на руку. Несколько дней спустя его отправили в подлагерь Фюрстенгрубе, где его вынудили работать с другими депортированными в угольных шахтах.

В январе 1945 года члены СС конвоировали заключенных в Дору; этот лагерь стал бы последним для Оренштейна. В течение 10 дней они шли пешком, ослабленные, на резком холоде. "С каждой стороны марша смерти лежали тысячи мертвых тел", - вспоминает Оренштейн.

11 апреля 1945 года американская армия освободила лагерь Дора. Оренштейн получил сильное обморожение и страдал от инфекции в ноге. Красный Крест отправил его в Тьонвиль во Франции, и после того, как с ним связался один из его двоюродных братьев, он, наконец, переехал в Лион, где живет с 1951 года.

Бенжамин Оренштейн рассказал свою историю 28 января 2019 г. в Женеве, где ООН проводила церемонию в память о жертвах Холокоста во Дворце Наций - в штаб-квартире организации в Европе.

Семьдесят лет назад, после завершения Второй мировой войны, Всеобщая декларация прав человека ознаменовала поворотный пункт в истории человечества. Она стала первым повсеместно принятым документом, который признает, что "пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества".

Оренштейн является одним из последних свидетелей жизни в нацистских концентрационных лагерях. В возрасте 93 лет он хранит память о Холокосте, рассказывая свою историю ученикам в начальной и средней школе по всей Франции.



Видео

1 февраля 2019 г.

Смотрите также