Расширение прав и возможностей цыган в сельских районах Венгрии


Маленькие деревушки с цветными домами среди плавно перемежающихся холмов Черехата на северо-востоке Венгрии, в 200 километрах от Будапешта, вдохновляют одного из наиболее известных современных венгерских художников Имре Букта на создание поэтичных сельских пейзажей. Многие жители этого района – цыгане. В некоторых деревнях они постепенно становятся большинством.

Шаг за шагом небольшие инициативы в рамках программы ООН в Черехате разрослись и привлекли дополнительное инвестирование. © ПРООН/Марта Марчис«На первый взгляд, эта бедность выглядит мило», - рассказывает Марта Марчис из Программы развития ООН (ПРООН), которая около восьми лет назад начала осуществлять программу ООН в Черехате. «Она выглядит не так угнетающе, как многие другие места в Европе. В Черехате цыгане не живут в контейнерах, городских или сельских гетто или в шалашах рядом с городскими свалками. Их маленькие домики бедны, но в действительности выглядят довольно идиллично, по крайней мере, издалека».

Однако первое впечатление отчасти обманчиво. Лазло Сироки, молодой цыганский кинорежиссер и местный координатор Венгерского союза защиты гражданских свобод из деревни Томор, говорит, что положение с правами цыган в Черехате ухудшилось за последние годы. Сироки полагает, что это, по меньшей мере, частично вызвано появлением националистической политической партии «Йоббик» (Jobbik); некоторые члены этой партии делали заявления против цыган.

Сироки также указал, что цыгане подвергаются притеснениям со стороны полиции, и борьба с подобными практиками формирует его правозащитную деятельность в районе Черехат. «Цыганам зачастую выписывают абсурдные штрафы, которые никто бы другой не получил», - говорит Сироки. «Их штрафуют за то, что дети играют в парке, за сбор грибов в лесу и даже за технические неполадки велосипедов».

Другой важной проблемой, по словам Сироки, является злоупотребление проверкой документов. «В Венгрии полиция до сих пор может ьребовать ваши личные документы, когда захочет, без объяснения причин», - поясняет Лазло. «Зачастую цыган – и только их – просят предъявить документы в плановом порядке».

Как объясняет Марта Марчис, экономическая ситуация усугубляет эту проблему. Черехат давно является одним из беднейших районов Венгрии, и цыгане больше всего пострадали в результате закрытия промышленных предприятий и кооперативов в начале 1990-х годов. Многие цыгане с тех пор не нашли работу. В отличие от некоторых других стран Восточной Европы система социального обеспечения Венгрии давно справилась с крайними проявлениями нищеты, но очень немногие представители современной цыганской молодежи из Черехата могут вспомнить, чтобы кто-то из их семей имел постоянную оплачиваемую работу.

Однако есть и хорошие новости. Шаг за шагом небольшие инициативы в рамках программы ООН в Черехате разрослись и привлекли дополнительное инвестирование. Будучи архитектором, Марчис работала с цыганами в Черехате еще до того, как стала участницей ПРООН. Она твердо верит в постепенный подход «с низов», а не в массивные проекты «сверху», которые почти не учитывают местные условия и нужды населения.

Цыган средних лет Имре Мата, больше известный под псевдонимом Зорро, возглавляет успешное социальное предприятие, изначально поддерживаемое программой ООН в Черехате и существующее уже много лет. «Мы начали с того, что официально трудоустроили в сфере лесного хозяйства нескольких цыган, имевших неофициальную работу», - вспоминает Зорро. «Со временем мы также обучили нескольких человек работать за пределами социального предприятия на открытом рынке труда. Для них это хорошо, но для нас это означает их потерю».

Правительство Венгрии также недавно ввело систему общественных работ для людей, которые долгое время не имели работы, среди которых множество цыган. «Мы используем эти общественные работы для развития навыков, которые пригодятся на основном рынке труда», - поясняет мэр маленького городка Сиксо.

«Многие местные власти, похоже, считают эти общественные работы подходящим местом для постоянного трудоустройства цыган, однако, это не настоящая работа. За нее мало платят (иногда всего 140 долларов в месяц), с работниками не заключают надлежащее трудовое соглашение, и нет возможностей для карьерного роста», - говорит региональный представитель Верховного комиссара ООН по правам человека в Европе Ян Яраб.

«Если систему общественных работ не использовать только как переходное средство для получения настоящей работы, она может привести к чему-то вроде кастовой системы по этническому признаку», - предостерег Яраб на встречах с местными властями и цыганскими активистами. Он также отметил, что те, кто не смогли получить подобную общественную работу, стали получать еще меньше социальных выплат и жить в еще большей бедности.

«Цыгане по-прежнему очень далеки от действительного равенства в Венгрии, и двойная преграда в виде этнически обусловленного национализма и риска экономического кризиса подрывает даже самые скромные достижения прошлого», - отмечает Яраб.

25 апреля 2013 г.

Смотрите также