COVID-19: Борьба за права мигрантов и беженцев во Франции


Стив Иракоз, борец за права человека

Стив Иракоз сам бежал в 18 лет из Бурунди во Францию, поэтому ему хорошо известно о надеждах, страхах и потребностях беженцев и мигрантов. Когда Стив приехал во Францию, он начал помогать представителям ЛГБТК среди просителей убежища, в то же время изучая право и политологию. Он также занимался волонтерской деятельностью в лагерях для беженцев в Кале, где он осознал свое желание работать на благо людей, которые были вынуждены покинуть свои дома.

В 2018 году Стив принял участие в Программе стажировок УВКПЧ для лиц африканского происхождения, в которой принимают участие те, кто занимаются поощрением прав лиц африканского происхождения.

Сегодня Стив работает во французской организации гражданского общества La Cimade, которая добивается соблюдения прав человека мигрантов и беженцев. Данная организация оказывает правовую помощь около 100 000 человек в год, проводит информационно-просветительскую работу и участвует в судебных делах по особо важным вопросам для обеспечения того, чтобы иммиграционные реформы были основаны на правах человека. Ее сотрудники также проводят мониторинг осуществления миграционной политики в странах Европейского союза и Северной и Западной Африки.

Франция является одной из европейских стран, наиболее пострадавших от пандемии COVID-19, где мигранты и беженцы понесли особый ущерб. Стив рассказал о серьезных трудностях, с которыми они сталкиваются, как он и его организация добиваются изменений с тем, чтобы победить неравенство, и как наша поддержка прав наиболее уязвимых групп поможет построить открытые общества, где никто не будет забыт.

«Пандемия COVID-19 сделала очевидным неравенство в нашем обществе.

Во Франции вирус привел к еще большему усугублению проблем мигрантов и беженцев. Например, в центрах для содержания лиц, подлежащих депортации, условия переполненности не дают возможности для социального дистанцирования. Отсутствие средств индивидуальной защиты и тестирования среди содержащихся там людей делает их крайне уязвимыми.

Просители убежища и несопровождаемые дети-мигранты во Франции уже были крайне уязвимы по причине отсутствия государственного жилья и длительных административных и судебных процедур по установлению их правового статуса. С наступлением COVID-19 и введением самоизоляции эти люди оказались в еще более бедственном положении. Тебе негде укрыться, когда у тебя нет дома.

С марта по май во время изоляции людям был необходим специальный документ для выходя за продуктами или для посещения врача. Однако эти документы были доступны только на французском языке. Несмотря на наши усилия, мы получили несколько сообщений о том, что людей штрафовали за то, что они не могли объяснить, почему они не дома. Мы слышали истории о том, что люди без регистрации просто не шли к врачу или в магазин, потому что боялись проверок полиции.

Не у каждого есть привилегия соблюдать самоизоляцию и при этом сохранить свою работу.
Многим людям нужно было ходить на работу, и именно обездоленные представители наших сообществ, которые слишком часто также оказываются членами расовых меньшинств или мигрантами, оказались теми, кто был вынужден продолжать работать. Незарегистрированные мигранты работали и поддерживали общество на плаву, когда все остальные сидели на самоизоляции. Они продолжали доставлять посылки, продолжали работать в продовольственных магазинах, продолжали осуществлять уборку. Поэтому мы должны ценить их и обеспечить, чтобы их интересы учитывались в любом плане восстановления, который хочет принять правительство.

Мы особенно обеспокоены тем, что продолжает происходить на заморской территории Франции. Например, на архипелаге Майотта в Индийском океане системное неравенство становится только хуже. Такие проблемы, как ограниченный доступ к здравоохранению и жилью, сказываются на беднейших слоях населения. Здесь все еще действует режим изоляции. Мы призываем власти отреагировать на общую картину ухудшения ситуации с правами человека, а не только на прямые последствия COVID-19. Без видения общей картины меры реагирования просто не могут быть устойчивыми.

Попытка отправить людей обратно в их страны происхождения во время глобальной пандемии явно не является лучшим решением.
Прямо сейчас во Франции я и моя организация пытаемся принять меры в отношении проводимой политики депортации, которая идет вразрез с закрытием границ, ограничением перемещения и даже с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения.

Мы добиваемся того, чтобы власти применяли всеобъемлющий подход. Когда политики принимают решения о мерах реагирования, они должны учитывать экономическое и расовое неравенство и в особенности проблемы мигрантов и беженцев. Просители убежища уже сталкиваются с трудностями, когда им нужна медицинская помощь; беженцы часто живут по прибытии в ненадлежащих условиях; незарегистрированные мигранты, которые вынуждены прекратить работать, лишены пособий по безработице. Все эти факторы необходимо учитывать в рамках мер реагирования на COVID-19, чтобы улучшить ситуацию с правами человека.

Я надеюсь, что будущее не будет таким же, как прошлое. Я надеюсь, что мы не вернемся к прежней жизни.
Мы не можем делать вид, что ничего не произошло, и продолжать двигаться по тому же пути. Мы должны бороться с неравенством и принимать меры для улучшения положения мигрантов и беженцев, основываясь на соблюдении прав человека. Крайне важно говорить о проблемах в области прав человека в нынешний период, потому что мы видим, что сейчас правительства готовы действовать более решительно, чем несколько месяцев назад.

Во многих случаях действия правительства беспрецедентны. Это идеальное время для того, чтобы бороться за права человека, заставить политиков выслушать нас и понять, как социальные и экономические различия затрагивают конкретные группы, чтобы меры реагирования учитывали интересы каждого».

Оговорка: Мнения и информация, представленные в статье, принадлежат героям статьи и необязательно отражают официальную позицию Управления Верховного комиссара ООН по правам человека.

3 июня 2020 г.
Смотрите также