Исчезнувшие в Сирии: поиски истины, справедливости и возмещения ущерба


Мерьем Халлак держит фото своего сына Айхама © Артино ван Дамас для Сирийской кампании

«Он был источником радости для всей семьи. Он всегда был счастлив».

С 2012 года Мерьем Халлак живёт словно в кошмарном сне: в этот год её сын Айман был арестован и помещён под стражу за мирные протесты против сирийского правительства. Она вспоминает момент, когда, проходя мимо комнаты в их доме, где Айхам проводил бо́льшую часть времени, она вдруг испытала ужасное чувство, будто кто-то бросил перед ней его тело.

Хотя Мерьем попыталась не придавать значения своему плохому предчувствию, три месяца спустя она узнала, что была права.

Мерьем потеряла Айхама из-за страшного бедствия, впоследствии переросшего в сирийскую войну. Её рассказ похож на трагедии тысяч других людей, которые потеряли близких по причине насильственных исчезновений, тюремного заключения, пыток и убийств в ходе девятилетнего кровавого конфликта, который по-прежнему продолжается.

Айхам, который работал стоматологом, стал принимать участие в мирных протестах в 2011 году, когда началась война. Ему было 24 года. Он регистрировал нарушения прав человека, совершаемые правительством, и даже помог создать Центр документирования нарушений, который тоже занимается регистрированием таких нарушений. Его работа привела к аресту и пыткам до того, как он был помещен под стражу во второй раз и погиб.

Айхам погиб 11 ноября 2012 года. Его жестоко избили и пытали.

«Мне так и не отдали его тело и личные вещи, – рассказывает Мерьем. – Всё, что я получила – это свидетельство о его смерти».

В поисках истины

Хотя точное число неизвестно, по меньшей мере, десять тысяч сирийских мужчин, женщин и детей стали жертвами насильственных исчезновений, помещения под стражу, похищений или пропали без вести в результате действий правительства, вооруженных оппозиционных групп и террористических групп, действовавших в Сирии с начала конфликта в 2011 году.

Как и Мерьем, многие семьи получили подтверждение того, что их близкие погибли, однако тысячи других людей по-прежнему живут в состоянии неизвестности, страха и неопределенности и не знают, вернутся ли когда-нибудь их родные.

Управление ООН по правам человека в Сирии сотрудничает с семьями пострадавших и с местными организациями, которые сосредоточены на проблеме незаконного помещения под стражу, чтобы помочь донести их мнение до международных форумов. В частности, Управление помогает семьям более эффективно взаимодействовать с международными правозащитными механизмами, такими как Рабочая группа ООН по насильственным или недобровольным исчезновениям, и доводить до их сведения случаи исчезновения. Рабочая группа является органом Совета по правам человека, которая занимается установлением судеб и местонахождения без вести пропавших лиц.

«Преступление насильственного исчезновения имеет серьёзные последствия для прав человека не только самих исчезнувших лиц, но и их родных и близких, – пояснил Дмитрий Чалев, руководитель Управления ООН по правам человека в Сирии. – Те, кто подверглись принудительному исчезновению, фактически лишены всех своих прав, включая право на справедливое судебное разбирательство и надлежащую правовую процедуру, в то время как их родственники постоянно подвергаются таким нарушениям прав, как неопределенный личный правовой статус, дискриминация и социальная стигма, а также нарушению прав на достаточный жизненный уровень и образование».

Чтобы помочь семьям в их повседневной жизни, сотрудники Управления ООН по правам человека содействуют получению ими психосоциальной и правовой помощи, а в долгосрочной перспективе помогают выстраивать стратегии официальной защиты своих прав на установление истины, правосудие и возмещение ущерба.

«Мы продолжали надеяться, особенно поначалу»

Хиба Альхамед – беженка из Сирии, ей 26 лет, и она живёт во Франции. Её отец Исмаил пропал без вести в 2013 году.

«Для меня мой отец – добрейший человек, которого я когда-либо встречала, – рассказывает Хиба. – Он трепетно заботится о других, о своей семье. Он кумир для всех нас».

Исмаил работал хирургом в Саудовской Аравии, когда в 2011 в Сирии вспыхнул конфликт. Он сразу же вернулся на родину, чтобы принять участие в мирном движении протеста и осуществлять гуманитарную деятельность. По словам Хибы, ее отец был ярым сторонником прав человека и активно боролся с несправедливостью.

Он был похищен в контролируемой ИГИЛ Ракке на северо-востоке Сирии по дороге на работу. Хиба была в то время в Алеппо и впервые узнала об этой новости из социальных СМИ.

«С того момента начались наши попытки узнать о том, где он находится, – говорит она. – Мы продолжали надеяться, особенно поначалу. Мы думали, что его похитили по ошибке и что он вскоре вернётся».

Мать Хибы осталась в Ракке, делая всё возможное, чтобы найти своего мужа и вернуть его домой. За год она перепробовала всё и в том числе обращение к самым высокопоставленным людям в ИГИЛ. Но после года неудачных попыток и слишком большой опасности, угрожавшей ей самой, она бежала из Сирии с пятью детьми.

Семья оказалась в Марселе (Франция), где они до сих пор живут в статусе беженцев. Их поиски Исмаила продолжаются по сей день.

«За последние семь лет мы получили много разной информации о его предполагаемом местонахождении, но мы ни в чём не можем быть уверены, – говорит Хиба. – Последнее, что мы слышали, – это то, что моего отца вместе с другими заключенными перевели в город на границе между Сирией и Ираком, но мы по-прежнему не знаем, правда ли это».

Борьба за справедливость

Солидарность с другими людьми, которые потеряли членов семьи по причине исчезновения или гибели во время войны в Сирии, помогает многим людям, таким как Мерьем и Хиба, найти путь к справедливости. За последние несколько лет сети пострадавших сирийцев и ассоциации семей в Сирии и в мире всё более организованно заявляют о нарушениях прав человека, совершённых всеми сторонами сирийского конфликта, и добиваются установления истины и справедливости.

Мерьем и Хиба помогали создать подобные организации, объединяя людей, испытавших такую же боль, как и они.

Обе их организации участвовали в недавней презентации Устава об установлении истины и справедливости, в котором изложена общая концепция для соблюдения прав пострадавших, установления истины и справедливости и привлечения преступников к ответственности.

Ассоциация семей Caesar, членом которой является Мерьем, – это группа семей, которые потеряли близких в результате пыток в государственных тюрьмах Сирии. Данная группа была создана для того, чтобы находить членов семей по известным «фотографиям Цезаря» – снимкам из мест содержания под стражей, которые были обнародованы в 2014 году.

«Мы пытаемся донести своё послание до международных форумов всеми возможными способами, – говорит Мерьем. – Мы не просто рассказываем истории. Мы являемся свидетелями этих преступлений. Мы знаем, кто несёт ответственность».

Хотя Мерьем разочарована реакцией многих стран, которые, несмотря на доказательства, «ничего не предприняли», она не намерена сдаваться.

«Мы верим, что вода камень точит. Обеспечение правосудия потребует долгого времени, но мы его добьёмся. И мы продолжим кричать, потому что наш голос – это всё, что у нас есть».

Хиба испытывает такие же трудности в своём стремлении добиться мер со стороны правительств по установлению судьбы пропавших без вести, но, тем менее, она продолжает бороться. Она является основателем Коалиции семей лиц, похищенных ИГИЛ, созданной в 2019 году для поиска пропавших без вести.

«Если мы не объединим усилия как семьи, если мы не будем бороться за своё дело и добиваться своего, никто не сделает это за нас», – говорит она.

По мнению Хибы, её отец и её друзья, которые боролись против ИГИЛ и против правительства, являются «настоящими героями».

«Я так горжусь им, даже если он причинил мне много боли, – говорит она. – Я не спрашиваю, зачем он это сделал, потому что он мой папа. Он и его друзья заплатили большую цену. Но для того, чтобы наша жизнь продолжалась, и ради них мы должны узнать об их судьбе».

11 марта 2021 г.

Смотрите также