От жертвы к победителю: история Сулеймана Генгенга


"Три года в тюрьме. Девять лет борьбы в Чаде без связи с внешним миром. Более шестнадцати лет судебных тяжб. В совокупности я борюсь за справедливость более 26 лет", - сказал активист в области прав человека Сулейман Генгенг, ставший жертвой пыток при диктатуре Хиссена Хабре в Чаде.

Сулейман Генгенг получает награду Бельвю на ежегодном мероприятии PSOT 2016 Annual Benefit. © Бельвю/ NYU- PSTГенгенг работал бухгалтером в Чаде, когда полиция Хабре, так называемое Управление по документации и безопасности (DDS), обвинила его в участии в незаконной политической деятельности. Вместе со многими другими невиновными жителями Чада Генгенг был ошибочно арестован и помещен в тюрьму.

"Я не был политической фигурой, я был просто бухгалтером", - объясняет он.

Генгенг, которому уже 65 лет, провел три года своей жизни в различных тюрьмах, в том числе в тюрьме, называемой "бассейном" (piscine). Тысячи таких людей, как Генгенг, удерживали и пытали в переоборудованных бассейнах, и многие ютились в одних и тех же камерах.  Жертв подвергали чрезмерной световой стимуляцией, неудобной позой и морили голодом.

"Я был взаперти и видел, как десятки других заключенных погибали от пыток.  Они голодали. Они умирали от жажды и от болезней", - вспоминает Генгенг. Днями напролет охранники намеренно оставляли больных в переполненных камерах с другими заключенными.

"Меня разлучили с одним из заключенных, содержавшимся вместе со мной, его звали Ибрагим. Я знал его еще со школы", - рассказывает Генгенг. "После того, как его увели, он был помещен в камеру с людьми, которые не говорили по-французски. Целых три дня он был наедине со своими собственными мыслями. После этого он умер". Генгенг, который тоже был на краю гибели по причине болезни, поклялся, что если выживет, то не перестанет бороться до тех пор, пока не добьется правосудия в отношении своих мучителей.

После того, как Хабре бежал из страны в Сенегал в 1990 году, осужденных освободили из тюрем. "Когда сменился режим, не было никакого правосудия, не было причины для арестов. В тюрьму помещали, чтобы ты умер, поэтому освобождение стало чудом", - говорит Генгенг.

Именно тогда начался его 26-летний путь к правосудию со сбором свидетельских показаний других выживших заключенных, вдов и сирот. Он основал Ассоциацию жертв политических репрессий и преступлений, в рамках которой жертвы начали организовываться и рассказывать свои истории.

"Я разделил группы в зависимости от того, насколько прямо люди были готовы говорить. Выжившим жертвам пыток было куда легче рассказывать свои истории, но их семьи боялись последствий", - рассказывал Генгенг. Он смог собрать более 800 показаний, а в 2001 году в подтверждение были обнаружены архивы полиции, которые помогли этому делу.  В этих архивах содержалась информация о режиме Хабре, а также данные о более чем 12 000 жертв в местах содержания под стражей в Чаде.  В совокупности правительство Хабре убило около 40 000 его "политических оппонентов".

В 2004 году Генгенг был вынужден бежать в США по причине сохраняющегося влияния режима. Он связался с Программой Нью-Йоркского университета для выживших после пыток, которая финансируется Фондом добровольных взносов ООН для жертв пыток, чтобы получить медицинскую помощь, в которой он нуждался, и продолжить в безопасности свой путь к справедливости.  Расстояние не должно было помешать ему добиться судебного разбирательства в отношении своего мучителя.

Генгенгу сделали жизненно важную операцию на глазах, которая помогла обратить ухудшение зрения, вызванное травмой; он также посещал групповую терапию с другими франкоговорящими выжившими. "Эта программа помогла мне проявить стойкость.  Я знаю, что многие из моих соотечественников не выжили, потому что не получили лечение и поддержку, которые дала мне эта программа".

В ноябре 2015 года 90 выживших и свидетелей, включая Генгенга, дали показания против бывшего режима, и, в конечном итоге, бывший диктатор был приговорен к пожизненному заключению по завершении исторического судебного процесса, который прошел в мае 2016 года в Чрезвычайных африканских палатах в Дакаре (Сенегал).

"Мы добивались не отмщения. Мы хотели правосудия. Наши показания возымели серьезные последствия", - пояснил Генгенг.  Это была и победа для пострадавших, которые добились этого судебного преследования, но также и предупреждение для других диктаторов: правосудие восторжествует.

Генгенг говорит другим пострадавшим и всем, кто его услышит: "Правосудие означает, что правда есть. Расскажите свою историю и расскажите людям, как на самом деле обстоят дела, тогда вы найдете справедливость".

9 января 2017 года адвокат Хиссена Хабре оспорил решение суда о пожизненном заключении, заявив, что в первом судебном разбирательстве были допущены процессуальные нарушения. Как и многие другие пострадавшие и их союзники, Генгенг по-прежнему активно участвует в этом судебном процессе: он следил за началом разбирательства в зале суда в Дакаре.

"Довольно предсказуемо то, что после разбирательства защита может оспорить решение, если [приговор] не удовлетворит их. Я вернулся в Дакар, потому что заметил, что выдвинутые защитой доводы являются необоснованными", - сказал Генгенг. "Нет причин говорить о помиловании обвиняемого; в соответствии с международным правом, даже одно из предъявленных обвинений могло привести к его пожизненному заключению".

"Г-н Хабре даже не предоставил ни единой возможности для размышлений о смягчающих обстоятельствах. Он ни во что не ставил пострадавших и Африканские палаты, будто он стоит выше закона".

Генгенг отметил, что жертвы Хабре и члены их семей чувствуют себя уверенно. "Мы верим, что судьи Апелляционного суда примут решение исключительно в соответствии с законом, в особенности, с международным правом", - сказал он. "Даст Бог, я вернусь в Дакар 27 апреля, чтобы узнать о результатах".

 

19 января 2017 г.

Смотрите также