Защита прав человека в Украине во время пандемии


Нигора Сачдева, Мониторинговая миссия ООН по правам человека в Украине

Украина, где первый случай заражения COVID-19 был зарегистрирован 3 марта 2020 года, серьезно пострадала в результате пандемии и ее последствий. На момент написания статьи, по данным Всемирной организации здравоохранения, в стране было зарегистрировано 92 820 случаев заболевания и 2 089 смертей от коронавируса.

С самого начала кризиса Мониторинговая миссия ООН по правам человека в Украине принимает ответные меры, документируя нарушения прав человека и выступая от лица тех, кто оказался в самом уязвимом положении.

Нигора Сачдева является руководителем отделения Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине в Краматорске.

Как COVID-19 повлиял на вашу работу?

Кризис, вызванный COVID-19, еще больше усложнил нашу работу в Украине. Однако мы продолжаем собирать информацию из первых рук, общаться с жертвами и свидетелями нарушений прав человека, а также осуществлять мониторинг на местах и в интернете.

Для проведения интервью мы стали чаще пользоваться телефоном и интернетом. Когда ситуация позволяет нам физически присутствовать на местах и оставаться на безопасном расстоянии, мы пользуемся этой возможностью. Например, недавно мы посетили два места возле линии соприкосновения на востоке Украины, разделяющей территорию, подконтрольную вооруженным группам, и территорию, подконтрольную правительству, чтобы провести мониторинг одновременного освобождения лиц, задержанных в связи с конфликтом, в соответствии с Минскими соглашениями. Сходным образом мы продолжаем осуществлять полевые визиты для мониторинга проблем со свободой перемещения через контрольные пункты въезда-выезда на линии соприкосновения после введения карантинных мер.

Что делает Управление ООН по правам человека для защиты прав людей в период пандемии?

Мы продолжаем доносить мнение мирных жителей, пострадавших в результате конфликта, до лиц, ответственных за принятие решений, и международных партнеров посредством наших отчётов, сообщений и информационно-просветительской деятельности.

На местах мы документируем нарушения прав человека. Мы также продолжаем собирать информацию через нашу сеть местных активистов, организаций гражданского общества, представителей местных властей и военнослужащих.

Мы уделяем особое внимание тем, кто оказался в наиболее уязвимом положении, включая лиц, содержащихся под стражей, пожилых людей, бездомных, рома и людей с инвалидностью. Эти группы с большей вероятностью будут подвержены несоразмерному воздействию нынешнего кризиса и рискуют оказаться забытыми. Собранная нами информация доводится до сведения национальных заинтересованных сторон и международных партнеров, чтобы лица, ответственные за принятие решений, могли опираться на эту информацию и изменить ситуацию к лучшему. 

К примеру, мы выявили проблему с распространением COVID-19 в пенитенциарных учреждениях Украины и обратились к Министерству юстиции Украины и самопровозглашенным «Донецкой народной республике» и «Луганской народной республике». Наши информационно-разъяснительные письма и руководящие записки вместе с публичными сообщениями о возможных мерах для сдерживания распространения и влияния нового вируса на учреждения и заключенных, как мы надеемся, способствовали более высокой готовности пенитенциарной системы.

Расскажите об основных проблемах в области прав человека в Украине в рамках реализации мер по борьбе с COVID-19.

В подконтрольных правительству частях Донецкой и Луганской областей, где я работаю, связанные с COVID-19 ограничения свободы перемещения остаются одной из наиболее серьезных проблем для местного населения, особенно для мирных жителей, которые пересекают линию соприкосновения, которая разделяет территории, подконтрольные правительству и подконтрольные вооруженным группам. Это оказывает воздействие на осуществление прав на здоровье, питание, семейную жизнь и социальную защиту этих людей.

До начала вспышки COVID-19 более миллиона человек пересекали линию соприкосновения в обоих направлениях каждый месяц. С конца марта, когда все пункты пересечения фактически были закрыты, эта цифра снизилась до нескольких сотен. Вместе с нашими международными и национальными партнерами мы добиваемся упрощенного пересечения линии соприкосновения для гуманитарных целей и упорядоченного открытия пунктов пересечения в случаях, когда это допустимо с учетом эпидемиологической обстановки. С середины июня наша работа начала давать результаты: пункты пересечения начали вновь открываться, и сотни мирных жителей начали ежедневно пересекать линию соприкосновения. Эта цифра намного ниже той, что была до пандемии, и процесс пересечения является сложным и трудоёмким, однако те, кто все же смогли оказаться на другой стороне, крайне рады этой возможности.

Другие вопросы не ограничены каким-то отдельным районом и затрагивают всю страну. Карантинные меры больше всего повлияли на жизнь тех, кто уже был в уязвимом положении. Например, представители сообщества рома рассказали нам об ухудшении их и без того ограниченного доступа к достаточному жизненному уровню, включая доступ к воде и санитарии, питанию, здравоохранению и социальной защите. Уязвимость женщин и девочек перед гендерным насилием возросла по причине ограничения их финансовой независимости и карантинных ограничений. Эти неблагоприятные последствия особенно болезненно отразились на тех, кто живет в изолированных сообществах и вдоль линии соприкосновения на востоке Украины. Кроме того, бездомные сталкиваются со значительными трудностями в доступе даже к самым базовым условиям и ресурсам во время пандемии коронавируса.

Карантинные меры для борьбы с COVID-19 также оказывают сильное воздействие на отправление правосудия: в некоторых случаях судебные разбирательства, которые и без того были затянутыми, могут еще больше замедлиться, и многие люди не имеют возможности обратиться в суд из-за карантинных ограничений.

Расскажите о главных вызовах и основных уроках этой пандемии.

Самыми большими трудностями в моей работе во время пандемии остаются ограниченность личного взаимодействия с жертвами и свидетелями нарушений прав человека, а также ограниченный доступ к местам содержания под стражей и изолированным населенным пунктам вдоль линии соприкосновения. Несмотря на многочисленные призывы к прекращению огня, конфликт на востоке Украины продолжается, и мы регулярно получаем сообщения о пострадавших среди мирного населения и об ущербе, нанесенном гражданским объектам. Мы наблюдали несколько всплесков военных действий и рост числа жертв среди мирного населения, когда пандемия достигла Украины. Хотя мы и не считаем, что они напрямую связаны с пандемией, мы по-прежнему обеспокоены тем, что, поскольку COVID-19 оттягивает на себя все внимание, необходимость продолжать защищать мирных жителей в зоне конфликта может отойти на второй план. Поэтому мы должны приложить дополнительные усилия в рамках нашей информационно-просветительской работы в целях их защиты. 

Одним из ключевых уроков, которые мы извлекли, является то, что мы можем продолжать работать, творчески задействовав технологии. Тесные контакты, которые мы установили до пандемии, также сильно помогают нам продолжать получать информацию о нарушениях прав человека и бороться за права пострадавших. 

Почему важно защищать права человека в период пандемии?

Пандемия показала, что любое общество имеет слабые места, и продемонстрировала, насколько мы все взаимосвязаны. Любые решения в ответ на кризис, вызванный COVID-19, должны быть инклюзивными и требовать согласованных действий от всех государств и частных лиц. Перед нами стоят обескураживающие трудности, но также и возможность на время отложить наши различия и работать вместе, обеспечивая полное соблюдение и защиту прав человека.

В том регионе, где я работаю, как и во многих районах Украины и мира, мы остаемся последним прибежищем, куда люди могут обратиться в случае нарушения прав человека. Обычно мы первыми выявляем людей, оказавшихся в уязвимом положении, и боремся за их права, чтобы никто не был забыт. Если каждый – правительство, гражданское общество и частный сектор – сделает права человека центральным ориентиром в ситуации нынешнего кризиса, у нас появится возможность обеспечить более инклюзивные меры реагирования на COVID-19 не только в том регионе, где я работаю, но и во всем мире.


Видео
 

18 августа 2020 г.


Смотрите также