Организации гражданского общества проложили путь к упразднению высшей меры наказания в Чаде


Мотоциклисты едут с национальным флагом по улицам столицы страны Нджамены, 10 февраля 2008 г. EPA/МОХАМЕД МЕССАРА

Приняв решение отменить смертную казнь за преступления, связанные с терроризмом, в мае 2020 года, Чад присоединился примерно к 170 другим государствам мира, которые либо упразднили смертную казнь законодательно, либо не исполняют смертные приговоры.

В конце апреля 2020 года 155 членов Национальной ассамблеи Чада приняли поправку к так называемому закону о «борьбе с терроризмом» 003/PR/2020 с целью исключения из него положений, которые предусматривают высшую меру наказания за преступления, связанные с терроризмом. Данная поправка дала Чаду возможность полностью упразднить смертную казнь после того, как Национальная ассамблея приняла уголовный кодекс 2017 года, в котором была упразднена смертная казнь за обычные преступления.

Начало трудного, но успешного дела

Отмены смертной казни удалось достичь благодаря решительным и согласованным усилиям, о которых рассказал Саломон Ноджитолум из некоммерческой организации «Христианское движение против пыток» (Action Chrétienne pour l'abolition de la torture – ACAT); она является одним из членов коалиции организаций гражданского общества, борющихся в течение последних пяти лет за внесение поправок в закон о «борьбе с терроризмом».

«С 2016 года мы прикладывали множество усилий в связи с вопросом смертной казни, и когда она, наконец, была упразднена, я лично счёл это важным достижением», – говорит Саломон. «В документах, ратифицированных Чадом, говорится, что каждый человек имеет неотъемлемое право на жизнь, и что никто не может быть произвольно лишён жизни».

В 2003 году Чад ввёл мораторий на применение смертной казни. В 2014 году правительство объявило о намерении отменить высшую меру наказания. Однако в июне и июле 2015 года в столице страны, Нджамене, произошло несколько терактов, и к августу Чад повторно ввёл смертную казнь за акты терроризма (закон 034/PR/2015).

Ноджитолум вспоминает, что для тех, кто боролся за отмену смертной казни самая главная проблема в законе о «борьбе с терроризмом» заключалась в том, что он предусматривал смертную казнь в качестве наказания для любого, кто совершил акт терроризма, финансировал терроризм или вербовал и/или обучал людей для участия в терактах.

Почти год спустя после терактов, во время семинаров, организованных Международной федерацией Христианского движения против пыток (ACAT) с целью обсуждения проблемы смертной казни с лицами, формирующими общественное мнение, участники узнали о проекте законодательства об отмене высшей меры наказания за обычные преступления, который был направлен правительством в Национальную ассамблею для утверждения.

«Правительство оказалось в следующей ситуации: упразднение смертной казни за обычные преступления и рассмотрение вопроса о сохранении смертной казни как наказания за преступления, связанные с терроризмом, – вспоминает Ноджитолум. – Члены Национальной ассамблеи приняли решение упразднить смертную казнь в Уголовном кодексе в 2017 году, но сохранили закон 034/PR/2015 об актах терроризма».

Гражданское общество сыграло первостепенную роль

За три месяца лица, виновные в совершении теракта в Нджамене, были приговоры к смертной казни и публично казнены в октябре 2015 года. Однако коалиция гражданского общества была решительно настроена продолжать свою борьбу, объясняя правительству, что смертная казнь не отпугивает террористов.

«На Региональном конгрессе за отмену смертной казни в Абиджане в апреле 2018 году министр юстиции Чада публично уведомил нас о том, что Чад надеется пересмотреть закон о «борьбе с терроризмом» с тем, чтобы полностью отменить смертную казнь, – сказал Ноджитолуму. – Мы запомнили это обещание министра».

После нескольких обращений организаций гражданского общества и других заинтересованных сторон, рекомендаций договорных органов в области прав человека, таких как Комитет по правам человека (2014 г.), и обещаний правительства в контексте Универсального периодического обзора, в феврале 2019 года Министерство юстиции организовало рабочее совещание для пересмотра закона о «борьбе с терроризмом».

Текст, принятый в апреле 2020 года Национальной ассамблеей Чада, был составлен во время данного рабочего совещания. Позднее, 20 мая, он был обнародован президентом Идрис Деби Итно.

Дальнейшие шаги

Статья 35 вновь принятого текста предусматривает, что лица, подозреваемые в совершении теракта, на момент привлечения к суду должны иметь медицинское свидетельство об их физической и психологической неприкосновенности. С помощью этой статьи коалиция гражданского общества и правительство намерены предотвратить пытки и ненадлежащее обращение с лицами, подозреваемыми в терроризме.

Ноджитолум вспоминает, как в апреле 2020 года, всего за несколько недель до принятия нового закона, 58 человек были арестованы по подозрению в терроризме и перевезены из западной части Чада в столицу, где они находились под стражей. Сорок четыре из них погибли при невыясненных обстоятельствах. Их гибель по-прежнему расследуется.

«Террористов могут задержать в провинциях, в сотнях и даже тысячах километров от Нджамены, куда их потом привозят для того, чтобы они предстали перед прокурором. Часто эти задержанные подергаются пыткам во время ареста или по дороге в столицу», – рассказывает Ноджитолум.

«Поэтому мы решили, что, для того, чтобы прокурор мог дать объективную оценку по данному вопросу, нам потребуется, чтобы врач осмотрел этих задержанных до того, как они предстанут перед судьей», – добавил он.

«Хорошее решение»

Ноджитолум узнал об упразднении смертной казни, когда с ним связались СМИ для того, чтобы услышать его комментарии.

«Тогда я испытал чувство гордости за хорошо проделанную работу. Я признаю, что Чад потерял много жизней по причине терроризма; однако я бы хотел, чтобы [преступники] предстали перед судом, получили приговор и содержались бы в надёжных тюрьмах, где у них будет время подумать и раскаяться в том, что они сделали», – сказал он.

Я считаю, что иногда, применяя смертную казнь, мы защищаем настоящих преступников. Потому что нет никаких доказательств того, что арестованные террористы являются реальными лидерами; и те, кто финансируют эти теракты, те, кто стоят за этими молодыми людьми, по-прежнему в бегах», – добавил он.  

По мнению Ноджитолум, смертная казнь не решает проблему терроризма, и ее упразднение – это хорошее решение.

Региональное Управление ООН по правам человека в Чаде также с радостью отметило принятие нового закона.

«Отмена смертной казни за преступления, связанные с терроризмом, соответствует рекомендациям, которые Чад получил во время Универсального периодического обзора в 2019 году», – сказала Фламиния Минелли, представитель Верховного комиссара ООН по правам человека и руководитель регионального управления в Чаде.  

«Мы продолжаем поддерживать усилия чадского правительства по поощрению и защите прав человека и готовы продолжить сотрудничество с властями, включая обеспечение соответствия внутреннего законодательства применимым международным правозащитным стандартам», – добавила она. «Теперь мы призываем Чад ратифицировать второй Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах с целью упразднения смертной казни».

9 октября 2020 г.


Смотрите также