Skip to main content

Заявления Управление Верховного комиссара по правам человека

Заявление Верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет по итогам официального визита в Китай

28 мая 2022

High Commissioner Michelle Bachelet during her visit to China, in Ürümqi, Xinjiang Uyghur Autonomous Region (XUAR) , People's Republic of China © OHCHR

Местоположение

Гуанчжоу

Добрый вечер и благодарю всех вас за то, что пришли сегодня. Мы вынуждены проводить нашу конференцию онлайн из-за ограничений, связанных с COVID-19. Но я надеюсь, что те из вас, кто не имел бы возможности приехать сюда из других районов Китая, теперь смогут к нам присоединиться.

Позвольте мне начать с благодарности китайскому правительству за приглашение. Впервые за 17 лет у Верховного комиссара ООН по правам человека появилась возможность приехать в Китай и поговорить напрямую с высшими должностными лицами правительства страны и другими собеседниками по ключевым вопросам прав человека как в Китае, так и во всем мире. Я ценю усилия правительства по организации этого визита, особенно по осуществлению моей онлайн встречи с президентом Си Цзиньпином.

Я также имела возможность встретиться с Государственным советником Ван И, Председателем Верховного народного суда, с высокопоставленными представителями органов общественной безопасности, правосудия, лицами, ответственными за решение этнических и кадровых вопросов, сотрудниками государственной прокуратуры, а также с губернатором провинции Гуандун. Я также встретилась с представительницами Всекитайской федерации женщин. В ходе моего двухдневного визита в Кашгар и Урумчи я встречалась с рядом официальных лиц, включая Секретаря коммунистической партии Синьцзян-Уйгурского автономного района, губернатора и вице-губернатора по общественной безопасности и других. Я посетила Кашгарскую тюрьму и Кашгарскую экспериментальную школу, бывший центр профессионального образования и подготовки и другие места.

Кроме того, мне удалось пообщаться с представителями организаций гражданского общества, учеными, общественными и религиозными лидерами и другими людьми внутри страны и за ее пределами. В преддверии визита сотрудники Управления и я сама встречались онлайн с рядом организаций гражданского общества, работающих по вопросам, связанным с Синьцзяном, Тибетом, Гонконгом и другими регионами страны. Кроме того, информационная подготовка моего визита основывалась на многолетней работе механизмов ООН по правам человека в отношении Китая, а также на подготовительной работе, проделанной сотрудниками моего Управления и моей передовой группой, которая прибыла на территорию Китая 25 апреля.

Мне следует с самого начала указать, чем был и чем не был этот визит. Этот визит не был расследованием, поскольку официальные визиты Верховного комиссара носят резонансный характер и просто не подразумевают тщательной, методичной, неявной деятельности по сбору данных. Но он стал возможностью напрямую обсудить с самыми высокопоставленными лидерами Китая вопросы прав человека, возможностью выслушать друг друга, заявить об опасениях, исследовать потенциал и проложить путь для дальнейшего более регулярного и содержательного взаимодействия с тем, чтобы поддержать Китай в осуществлении обязательств согласно международному праву в области прав человека.

Учитывая значимую роль Китая в многосторонних отношениях, этот визит также предоставил мне возможность обсудить ряд других региональных и глобальных вопросов, в которых Китай может использовать свои рычаги влияния для достижения политических решений.

Отвечая тем, кто обращался ко мне с просьбой поднять в разговоре с властями тот или иной вопрос, - я получила ваши сообщения. То, что вы отстаиваете свои интересы, весьма значимо, и этот визит дал мне возможность в разговоре с правительством озвучить ряд конкретных ситуаций и поднять ряд вопросов, вызывающих озабоченность. Я продолжу на постоянной основе следить за рассмотрением этих ситуаций и за решением вызывающих озабоченность вопросов.

С моей стороны будет слишком самонадеянно пытаться описать в одном заявлении всю сложность ситуации с правами человека в этой огромной стране, однако позвольте мне обозначить ключевые темы, которые нам удалось обсудить детально.

Колоссальным достижением Китая стали сокращение нищеты и искоренение крайней нищеты на 10 лет раньше заявленного срока. Внедрение всеобщей системы здравоохранения и схемы практически всеобщего страхования от безработицы - это большой шаг на пути к обеспечению защиты права на здоровье и более широких социальных и экономических прав. Также очень ценны усилия Китая, направленные на поддержку многосторонней Повестки дня на период до 2030 года и Целей в области устойчивого развития как внутри страны, так и на международном уровне. Мы подчеркиваем важность достижения гендерного паритета и надлежащего географического распределения.

За эти годы произошли важные законодательные и судебные реформы. Что касается вопроса гендерного равенства, я приветствую пересмотр Закона о защите прав и интересов женщин, который должен внести некоторые улучшения в защиту прав женщин. Я также положительно оцениваю недавнюю реформу Гражданского кодекса, который теперь включает положения о сексуальных домогательствах, а также закон о борьбе с насилием в семье, предусматривающий запретительные судебные приказы для защиты женщин и детей, находящихся в опасности. Безусловно, как и в любой другой стране ключевую роль играет практическая реализация, поэтому важно, чтобы власти проявляли бдительность в этом отношении и реагировали на проявления опасений относительно того, как этот закон применяется на практике. Я бы хотела видеть больше женщин на всех уровнях политического представительства. Я также призываю компании создавать условия для того, чтобы больше женщин занимали высокие посты.

Я приветствую заявленную Китаем цель по обеспечению качественного развития, что тесно связано с укреплением верховенства права и соблюдения прав человека. Это сформулировано в Плане действий Китая по правам человека и других документах, определяющих политику. Сотрудники моего Управления подробно обсудили, каким образом национальное законодательство и практика должны отражать международное право в области прав человека, в особенности в том, что касается правоохранительных органов и судебных процедур. Мы рассчитываем продолжить обмен опытом с правительством и органами судебной власти.

Столь же приветственно были восприняты обозначенные в Плане действий Китая по правам человека обязательства придерживаться более тщательных процедур при рассмотрении смертных приговоров и ввести более строгие механизмы отчетности и рассмотрения дел со смертными приговорами. Важно публиковать данные о смертной казни, и я надеюсь, что Китай присоединится к растущей мировой тенденции по отмене смертной казни.

В ходе моих обсуждений с высокопоставленными представителями власти темы развития, мира и безопасности возникали на каждой встрече. Безусловно, для устойчивости развития, мира и безопасности, они должны быть инклюзивными и основываться на правах человека.

Я разделяю озабоченность ряда механизмов ООН по правам человека относительно законов и политики, направленных на борьбу с терроризмом и радикализмом, и их реализации.

Насильственные акты экстремизма имеют серьезные, порой ужасающие последствия для пострадавших, в том числе тех, кто призван защищать свои сообщества. Однако необходимо, чтобы деятельность по борьбе с терроризмом не приводила к нарушениям прав человека. Применение соответствующих законов и политических практик, равно как и любые обязательные меры, налагаемые на отдельных лиц, должны подвергаться независимому судебному надзору при большей прозрачности судебных процедур. Все жертвы должны иметь возможность требовать компенсации.

В Синьцзян-Уйгурском автономном районе я подняла вопросы и высказала опасения по поводу существующих мер по дерадикализации и борьбе с терроризмом и их широкого применения, в особенности их влияния на права уйгуров и других преимущественно мусульманских меньшинств. Хотя я не могу оценить весь масштаб системы центров профессионального образования и подготовки, я обратилась к правительству с вопросом об отсутствии независимого судебного надзора над работой этой программы, а также о том, что сотрудники правоохранительных органов полагаются на 15 показателей для определения склонности человека к экстремизму, об обвинениях в применении силы и ненадлежащем обращении в учреждениях и о сообщениях о неоправданно жестоких ограничениях законных религиозных практик. В ходе моего визита правительство уверило меня в том, что эта система была упразднена. Я призвала правительство пересмотреть всю политику по дерадикализации и борьбе с терроризмом и привести ее в полное соответствие с международными стандартами в области прав человека, а также убедиться, что она не применяется произвольным или дискриминационным образом.

До своего приезда в Китай я получила сведения от нескольких уйгурских семей, теперь живущих за границей, которые потеряли контакт со своими близкими. В своих разговорах с властями я призвала их в приоритетном порядке принять меры по предоставлению информации семьям.

Я также разделяю обеспокоенность механизмов ООН по правам человека по поводу того, что законная деятельность адвокатов, правозащитников и других лиц становится наказуемой в рамках национальной системы безопасности. Органы ООН по правам человека сочли систему наблюдения за жилыми помещениями соответствующей произвольным задержаниям и призвали к ее отмене.

Мое общение с неправительственными организациями также было продуктивным. Проводится важная работа по продвижению гендерного равенства, прав представителей ЛГБТИ, людей с инвалидностью, пожилых и других людей.

В Китае существует традиция участия самых широких слоев населения, и эту особенность трудно переоценить. Расширение пространства для значимого участия и защиты интересов гражданского общества имеет решающее значение для укрепления участия и свободы выражения мнений.

Что касается Тибетского автономного района, то очень важно защищать языковую, религиозную и культурную идентичность тибетцев, чтобы жителям Тибета было позволено в полной мере и свободно участвовать в принятии решений, касающихся их религиозной жизни, и дать возможность вести диалог. Я обсудила образовательную политику Тибетского автономного района и подчеркнула важность того, чтобы дети изучали родной язык и культуру в своей семье и сообществе.

Специальный административный район Гонконг уже давно пользуется достойной репутацией в регионе как центр прав человека и независимых средств массовой информации. Очень важно, что правительство там делало все возможное, чтобы развивать, а не подавлять тот огромный потенциал гражданского общества и научных кругов Гонконга, готовых участвовать в продвижении и защите прав человека в этом административном районе и за его пределами. Глубокую обеспокоенность вызывают аресты адвокатов, активистов, журналистов и других в соответствии с законом о национальной безопасности. Гонконг будет рассмотрен Комитетом ООН по правам человека в июле как участник Международного пакта о гражданских и политических правах.

Я также призываю Китай ратифицировать этот пакт, подписанный в 1998 году.

Недавняя ратификация Китаем двух конвенций Международной организации труда (29 и 105) о принудительном труде станет желанной и важнейшей отправной точкой для защиты основных принципов и прав в сфере труда, как только эти конвенции будут переданы на исполнение. Помимо ратификации теперь будет важно создать широкую систему, охватывающую не только инспекцию труда и соблюдение правил, но и предотвращение нарушений и должную предусмотрительность. Деятели гражданского общества, такие как представители бизнеса, профсоюзы, неправительственные организации и средства массовой информации, также играют важную роль в контроле за соблюдением правил и выявлении недостатков. Я призываю Китай к тесному сотрудничеству с Международной организацией труда.

Мне также удалось встретиться с представителями бизнес-сообществ Китая. Я была воодушевлена тем, что китайские компании и отрасли учитывают стандарты прав человека в своей деятельности в цепочках поставок.

С учетом множества пересекающихся глобальных кризисов, с которыми столкнулся сегодняшний мир, таких как изменение климата, угроза миру и безопасности, нестабильность мировой экономической системы, а также последствия пандемии COVID-19, Китаю предстоит сыграть очень важную роль как ключевому участнику многосторонних и региональных форумов.

Мы договорились установить регулярное взаимодействие между Управлением ООН по правам человека и правительством Китая, в том числе посредством ежегодного стратегического совещания на высшем уровне для обсуждения вопросов, представляющих соответствующий интерес на национальном, региональном и глобальном уровнях.

Мы также договорились сформировать рабочую группу для проведения содержательного взаимодействия и обмена мнениями и опытом между моим Управлением и правительством посредством совещаний в Пекине и в Женеве, а также виртуальных встреч. Эта рабочая группа организует серию обсуждений по результатам визита по конкретным тематическим областям, включая, среди прочих, такие вопросы, как развитие, борьба с бедностью и права человека, права меньшинств, бизнес и права человека, контртеррористическая деятельность и права человека, цифровое пространство и права человека, судебно-правовая защита и права человека и другие вопросы, затронутые любой из сторон.

Это позволит наладить структурированное взаимодействие между Китаем и Управлением по правам человека по ряду вопросов прав человека. Это особенно важно, поскольку Управление не имеет представительства в стране. Рабочая группа также предоставит нам возможность довести до сведения правительства ряд конкретных вопросов, вызывающих обеспокоенность.

Правительство заявило о своем намерении в будущем пригласить высокопоставленных сотрудников Управления посетить Китай.

Со всеми, с кем я встречалась в Китае, - с региональными и национальными официальными лицами, представителями гражданского общества и научных кругов, дипломатами и другими людьми - я говорила откровенно, с искренним желанием добиться успехов в деле продвижения и защиты прав человека для всех. Я надеюсь, что, основываясь на этом открытом и откровенном подходе, мы сможем и впредь продолжать наше взаимодействие в содержательном и продуктивном ключе.

Дополнительная информация и запросы СМИ:

Лиз Троссел + 41 22 917 9296 / [email protected] или
Джереми Лоренс - + 41 22 917 9383 / [email protected]

Отметьте и поделитесь

Твиттер @UNHumanRights
Фейсбук unitednationshumanrights
Инстаграм @unitednationshumanrights

Страница доступна на: