Skip to main content

Правосудие переходного периода

Отсрочка, но не отказ: правосудие переходного периода в Сальвадоре

02 апреля 2020

Почти 40 лет прошло с тех пор, как Дорила Маркес пережила страшную бойню, в которой погибли сотни людей, в том числе ее братья, сестры, племянники.

«Я чудом выжила», - говорит она. Маркес и еще несколько человек смогли спрятаться в ее доме, когда пришли солдаты. Ей повезло, что солдаты разделились перед домом на две группы, которые пошли в разные стороны, миновав ее дом. В течение дня Маркес слышала крики, выстрелы и взрывы. Только когда она вышла из своего дома на следующий день, она увидела масштабы насилия – сожженные дома и поля, мертвый скот и сожженные тела повсюду.

«Весь день пахло сожженными телами», - она делает паузу и прерывисто вздыхает. «Эль Мосоте была заполнена черным дымом и пулями».

В течение трех дней в декабре 1981 года солдаты армии Сальвадора убили почти 1000 мирных жителей в Эль Мосоте и других деревнях в северо-восточной части страны. Гражданская война в Сальвадоре длилась немногим более 12 лет, с 1980 по 1992 гг.

Однако выжившие и их семьи годами борются за признание, правосудие и компенсации. Десятилетия отрицания массового убийства предыдущим правительством страны, новая администрация и бюрократическая неразбериха завели решение вопроса компенсаций в тупик.  

Решить эту бюрократическую головоломку помогает Региональное представительство УВКПЧ в Южной Америке, которое с 2016 года предоставляет в Сальвадоре техническое содействие и поддержку в условиях правосудия переходного периода. Представительство оказывает техническую и правовую поддержку генеральной прокуратуре и гражданскому обществу при расследовании и привлечении к уголовной ответственности за преступления против человечности и военные преступления, совершенные в период вооруженного конфликта.

«Только после отклонения в 2016 году верховным судом закона 1993 года об амнистии у пострадавших и членов их семей появилась надежда на какое-то правосудие и на то, что правда станет известна», - отметила Марлен Алехос, которая занимала пост Регионального представителя по странам Центральной Америки и Главы Регионального представительства ООН.     

Отменаамнистии

В 2016 году Верховный суд Сальвадора отменил закон об амнистии, принятый в 1993 году. Этот закон не позволял преследовать лиц, причастных к массовым убийствам, таким как события в Эль Мосоте, и другим серьезным нарушениям прав человека и военным преступлениям. Представитель генеральной прокуратуры Хулио Сезар Ларрама отметил, что это не только открыло возможность судебного преследования военных и негосударственных служащих за военные преступления, но также продемонстрировало необходимость более тщательной подготовки для рассмотрения таких дел.

«Мы хорошо знаем, что эти события произошли много лет назад, но когда вы говорите с жертвами грубых нарушений прав человека, которые произошли во время войны, кажется, что [для этих людей] это было вчера», - сказал он. «Мы не хотим снова причинять им страдания, и поэтому мы обратились в Представительство Верховного комиссара ООН по правам человека с просьбой помочь нам».

Алехос отметила, что одним из основных достижений представительства стало одобрение в конце 2018 года генеральным прокурором страны «Политики по расследованию и уголовному преследованию в отношении преступлений против человечности и военных преступлений», программного документа, разработанного при технической поддержке представительства по итогам консультаций с пострадавшими, гражданским обществом и прокурорами. Этот документ содержит план действий и набор инструментов, которые помогут генеральной прокуратуре при рассмотрении дел в рамках правосудия переходного периода.

Ларрама, который является координатором прокуроров, работающих по делам, связанным с вооруженным конфликтом, отметил, что Региональное представительство УВКПЧ обеспечило важный обмен информацией с коллегами из других стран со схожей ситуацией, например, из Колумбии и Гватемалы. «Война в этих странах длилась гораздо дольше, чем у нас, и им удалось добиться очень хороших результатов по тем делам, о которых они нам рассказали».

Работу в этом направлении поддержало гражданское общество. Ежемесячно в представительстве проводятся встречи с 16 НПО, которые участвуют в информационной деятельности по борьбе с безнаказанностью. Соня Рубио, адвокат и юрист Фонда по обеспечению надлежащих правовых процедур, представляет одну из таких НПО. Она говорит, что ситуация с правосудием переходного периода в Сальвадоре выглядит безрадостно. Несмотря на отмену амнистии, законодательными органами рассматривается новая мера, которая может обеспечить определенный уровень безнаказанности за преступления против человечности в период гражданской войны.  

«Я считаю, что в Сальвадоре необходимо мобилизовать не только правозащитников, но и другие группы, как на национальном, так и на международном уровне, именно поэтому мы думаем, что поддержка со стороны Представительства УВКПЧ позволит … пролить свет на ситуацию с правосудием переходного периода и принесет надежду, которая поможет противостоять безнаказанности», - сказала Рубио.

В феврале 2020 года президент Сальвадора Найиб Букеле наложил вето на закон, который был одобрен законодателями. Он заявил, что не поддержит меры, не содержащие три основных элемента: правда, правосудие и компенсации.

Жизньвоимяправосудия

Решение вопроса признания, правосудия и компенсаций затягивается с каждым годом. Многие из выживших, которым сейчас по 70-80 лет, борются не только с правительством, но и со временем.

Верхилио Крузу 79 лет, он из Эль Мосоте. Хотя его не было в деревне во время бойни, он потерял там родных и друзей. Он говорит, что не верит в судебное разбирательство и не думает, что доживет до тех времен, когда будет восстановлена справедливость в отношении погибших.

«Я очень сомневаюсь в том, что это настоящий прозрачный судебный процесс», - говорит он, стоя у гранитного мемориала в память о тех, кто погиб в Эль Мосоте 38 лет назад. «Я не вижу в этом ничего обнадеживающего».

Мириам Абрего живет и борется ради того, чтобы увидеть справедливость. Когда солдаты вошли в ее деревушку Сан Франциско Ангуло, она была у себя дома и готовила суп. Они приказали ей выйти из дома и дважды выстрелили в нее. Ей удалось выжить, но еще 45 человек погибли. С тех пор прошло больше тридцати лет, и она продолжает бороться за то, чтобы были услышаны голоса семей погибших или пропавших без вести и таких же выживших, как она.

«Очень печально, что сейчас мы по-прежнему говорим об этом», - говорит она, стоя у мемориала, где похоронены останки погибших. «[Правительство и другие] требуют, чтобы мы замолчали. Но я не буду молчать. Мы, жертвы, устали. Мы хотим, чтобы нас признали жертвами. Хотим, чтобы нас услышали. Люди умирают, не дождавшись правосудия. Расскажите об этом обществу, ООН, всему миру. Нам нужна поддержка. Услышьте наши мольбы». 

 3 апреля 2020 г.