Skip to main content

Грузия

Обучение помогает различным группам добиваться равенства

23 ноября 2022

Группа из трех женщин сидит за столом во время интервью в Грузии. © Гела Бедианашвили/УВКПЧ

Благоустроенный общественный центр расположен на холмистой, усаженной деревьями улице, в одном из многочисленных жилых районов столицы. На двери нет таблички, вам нужно знать точный адрес, чтобы туда попасть.

Посетителей просят не разглашать местонахождение и следить за тем, чтобы на фотографиях не было никаких опознавательных знаков.

«WISG уже десять лет работает по принципу НЕ НАВРЕДИ. Безопасность членов сообщества имеет для нас первостепенное значение, поэтому у нас нет ни логотипа снаружи, ни радужного флага, ничего», — говорит Элене Кайхосрошвили, активистка Группы поддержки женских инициатив (WISG). ЛГБТКИ расшифровывается как лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры, квир-персоны и интерсексы.

Lika Gulbani of TEMIDA, discusses the groups work. Gulbani was one of the participants in a recent human rights workshop held by UN Human Rights.  © Gela Bedianashvili/OHCHR

Лика Гулбани из TEMIDA, ЛКБТКИ-ассоциации Грузии, обсуждает работу групп. Гулбани была одной из участниц семинара по правам человека, проводимого Управлением ООН по правам человека. © Гела Бадианашвили/УВКПЧ/OHCHR

Такого рода осторожность принята в стране, где общественные нравы в отношении сексуальной ориентации по-прежнему трудно изменить, и где насилие в отношении негетеросексуалов и активистов является сравнительно распространенным явлением и часто остается безнаказанным.

Земля традиций

Несмотря на то, что в Грузии много либеральных течений, это край древних традиций. Грузинская православная церковь существует с шестого века и остается влиятельной по сей день. Несостоятельность государства, последовавшая за распадом Советского Союза, позволила церквям заполнить образовавшийся вакуум. Они оказывали на территории Грузии столь необходимые благотворительные и медицинские услуги. Церковь стала отождествляться с борьбой за независимость.

Этот традиционализм поддерживают хорошо финансируемые ультраконсервативные и крайне правые группы с гомофобной и антигендерной повесткой, что замедляет движение в сторону перемен.

Первый в Тбилиси марш в поддержку равенства ЛГБТКИ был запланирован на 2012 год, но в городе начались уличные столкновения, а также нападения со стороны религиозных участников контрдемонстраций. Всякий раз, когда было запланировано подобное мероприятие, результатом были угрозы срыва, насилие и даже отмена. В 2021 году широкая политическая коалиция подписала антидискриминационное соглашение, и казалось, что мирное мероприятие наконец может состояться.

За объявлением о соглашении вскоре последовали призывы консервативных кругов отменить то, что они называли «антихристианскими» и «антигрузинскими» мероприятиями. Несмотря на поддержку западных правительств и неправительственных организаций, организаторы были вынуждены отказаться от своих планов после того, как офисы были разграблены, флаги сожжены, а по всему Тбилиси вспыхнули беспорядки, в результате которых пострадали около 50 журналистов, освещавших случаи насилия.

Надежная правовая база

Грузия не лишена правовой защиты от дискриминации. Напротив, тут есть прочная антидискриминационная правовая база, которая призвана предотвращать насилие и преступления на почве ненависти в отношении членов сообщества ЛГБТКИ.

Принцип равноправия закреплен в Конституции, хотя и не прямо, но более поздним постановлением Конституционного суда, запрещающим дискриминацию по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Трудовой кодекс также запрещает такую дискриминацию, равно как и Уголовный кодекс, а Закон о вещании запрещает трансляцию программ дискриминационного содержания.

Это и есть цель нашей работы. Мы пытаемся шаг за шагом изменить структуру общества.

Владимир Школьников, Cтарший советник по правам человека Южно-Кавказского подразделения Управления ООН по правам человека.

По итогам визита в Грузию в 2018 году Независимый эксперт по вопросу о защите от насилия и дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности заключил, что «системные факторы лишают лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и людей с неоднозначной гендерной идентификацией права жить свободными и равными в Грузии», что они «вынуждены скрывать свою идентичность, если хотят, чтобы их признали гражданами, уважающими нравы и ценности, квалифицируемые как «хорошие».

«Эти убеждения подпитываются и подкрепляются представителями церкви, их допускают и иногда поддерживают политики, правительственные и правоохранительные органы, а также тиражируют средства массовой информации и социальные сети», — говорится в докладе.

Это было подчеркнуто четыре года спустя в феврале 2022 года в докладе Комиссара по правам человека Совета Европы, в котором утверждалось, что «представители ЛГБТИ по-прежнему становятся жертвами преступлений на почве ненависти и подвержены повсеместной дискриминации в образовательных учреждениях, на работе, в учреждениях здравоохранения и социальной защиты, что они сталкиваются с серьезными трудностями при попытках безопасного осуществления своего права на мирные собрания и ассоциации». Согласно докладу, ситуация усугублялась тем, что виновные не привлекались к ответственности.

«Это тяжелая ситуация, когда даже люди в высших эшелонах власти делают гомофобные заявления, — говорит Владимир Школьников, старший советник по правам человека Южно-Кавказского подразделения Управления Верховного комиссара ООН по правам человека. - Но изменения в области прав человека не происходят мгновенно. Мы должны быть настойчивыми и продолжать наши усилия. Конвенции и соглашения - пустые слова, если они не соблюдаются».

«В этом цель нашей работы, - говорит Школьников. - Мы пытаемся шаг за шагом изменить структуру общества».

Укрепление гражданского общества

В ответ на угрозы в адрес общественных свобод в Грузии возникло активное гражданское общество, и часть работы Управления ООН по правам человека заключается в том, чтобы обеспечить гражданское общество необходимыми инструментами для продолжения антидискриминационных начинаний.

Некоторые из этих инструментов предполагают знание того, как добиться компенсации ущерба от дискриминации. Хотя национальные суды могут быть вполне полезными, доведение дел до сведения международных органов по правам человека может быть чрезвычайно эффективным и иметь множественный эффект.

«Отстаивание своей позиции на местном уровне не всегда эффективно, - говорит Лика Гулбани из TEMIDA, квир-ассоциации Тбилиси. - Если есть международное давление со стороны ООН, это может быть более эффективным».

David Javakhishvili is an international litigation lawyer with the Georgian Young Lawyer’s Association. © Gela Bedianashvili/OHCHR

Давид Джавахишвили является юристом по международным судебным процессам в Ассоциации молодых юристов Грузии. © Гела Бедианашвили/УВКПЧ

Elene Kaikhosroshvili is an advocate for the Women’s Initiatives Supporting Group (WISG). © Gela Bedianashvili/OHCHR

Элене Кайхосрошвили - активистка Группы поддержки женских инициатив (WISG). © Гела Бедианашвили/УВКПЧ

Lika Gulbani of TEMIDA, an LGBTQI association based in Tiblisi, Georgia, attended the workshop. © Gela Bedianashvili/OHCHR

Лика Гулбани из TEMIDA, ЛГБТКИ-ассоциации, находящейся в Тблиси, Грузия, приняла участие в семинаре. © Гела Бедианашвили/УВКПЧ

Другие общественные группы соглашаются.

«Управление ООН по правам человека играет для нас очень важную роль, — говорит Кайхосрошвили из WISG. - У нас нет массового движения на местах, поэтому нет активного давления со стороны общества. Именно поэтому для нас так важно внешнее давление».

Потенциальное давление со стороны международных механизмов и органов было ключевой темой недавнего семинара Управления ООН по правам человека и Программы развития ООН по укреплению потенциала неправительственных организаций.

«Мы приобрели такие важные навыки как подготовка неофициальных докладов для механизмов ООН и распространение знаний, - говорит Гулбани после участия в семинаре. - Мы не увидим результатов через день или два, это долгосрочная работа, но у нас есть надежда».

Давид Джавахишвили, юрист по международным судебным процессам из Ассоциации молодых юристов Грузии (GYLA), сказал, что для него откровением стало полученное умение использовать конвенции для борьбы с дискриминацией.

«Мы узнали, как можно применять специальные процедуры договорных органов ООН для защиты прав человека и как можно использовать одно дело для продвижения другого», — говорит он. - Мы также научились применять международные конвенции для продвижения прав человека. Мы знаем, что конвенции существуют, но нам также нужно уметь их использовать».

Никаких стремительных перемен

Большинство работающих в сфере прав человека в Грузии, согласны с тем, что перемены к лучшему не произойдут в одночасье.

Но они также разделяют общую надежду и убеждение в возможности таких перемен.

«Недавно мы провели опрос и обнаружили, что многие гендерные стереотипы изменились за последние пять лет, — говорит Кайхосрошвили. - Особенно было заметно, как изменилось отношение к молодым женщинам в городах, а отношение к трансгендерному сообществу, кажется, изменилось больше всего».

Грузия находится в процессе разработки стратегии и плана действий в области прав человека, которые, как надеются правозащитники, частично ослабят существующую социальную дискриминацию и безнаказанность, а также укрепят соблюдение существующих законов.